вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2019 г. (апрель - июнь)


  1. полностью (на англ.) «Ad Astra» 2019 г. №2 (весна) в pdf - 17,0 Мб
  2. Кимберли М. С. Картье. Глухие ученики чувствуют вибрации Вселенной в новой мастерской (Kimberly M. S. Cartier, Deaf Students Feel the Universe’s Vibrations in New Workshop) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №4, 2019 г., стр. 12-13 в pdf - 424 кб
    «Новая мастерская принесла вибрации вселенной для глухих учеников, группу, которую часто упускают из виду в неформальной информационно-пропагандистской деятельности. Астрономы и учителя в школе для глухих детей стали партнерами для разработки деятельности, которая превратила космические явления в вибрации, которые ученики могли чувствовать и могли соединить с визуальными эффектами и научным описанием. (...) Согласно недавним опросам, более 5% населения мира являются глухими или слабослышащими, но это сообщество представляет только около 1% недавно присужденных научных и инженерных докторских степеней. (...) [Марио] Де Лео-Винклер [астроном и директор Национальной системы исследователей Мексики] и другие астрономы в Университете Калифорнии, Риверсайд решил организовать свою собственную информационно-пропагандистскую деятельность в партнерстве с Калифорнийской школой для глухих, Риверсайд (CSDR). Команда решила сосредоточиться на разработке деятельности, которая использует чувство осязания для передачи информации. (...) Исследователи собрали записи Земли и астрономические явления, которые производят различные звуки или изменяются со временем. Для данных, которые были вне диапазона человеческого слуха - около 20-20 000 герц - они использовали алгоритм для смещения звуков в этот диапазон. Для наборов неавтоматических данных исследователи использовали технику, называемую ультразвуком, для преобразования данных в звуки и вибрации, которые могут испытывать учащиеся. Преподаватели CSDR (...) также разработали интерпретации американского языка жестов (ASL) для незнакомых терминов астрономии в сопроводительном повествовании. Команда провела семинар в многосенсорной звуковой лаборатории в CSDR. Лаборатория преобразует звук в другие среды, такие как вибрации и свет, которые могут испытывать глухие люди. (...) Студенты сначала изучили некоторую вводную астрономию в своих классах, прежде чем участвовать в семинаре. (...) Докладчики объяснили, что все во вселенной производит энергию, и эта энергия может быть преобразована в звуки или вибрации, которые они могут чувствовать. Семинар привел студентов в путешествие от Земли к краям Солнечной системы и за ее пределами с 19 различными вибрациями. Некоторые из вибраций, которые они испытали, включают полярные сияния Земли, вибрации Солнца и радиоизлучения Сатурна, зарегистрированные космическим кораблем Кассини. (...) Команда проанализировала ответы на опрос и опубликовала результаты в феврале [2019 г.] в Journal of Science Education and Technology».
    Презентационные слайды
    https://astro.ucr.edu/wp-content/uploads/2018/10/SOUNDS-OF-THE-UNIVERSE-compressed.pdf
    Список ресурсов
    https://astro.ucr.edu/wp-content/uploads/2018/10/vibrating-universe-resources.pdf
    Kimberli M. S. Kart'ye, glukhiye ucheniki chuvstvuyut vibratsii Vselennoy v novoy masterskoy «Eos. Novosti nauki o Zemle i kosmose », tom 100, №4, 2019 g., str. 12-13
  3. Розмари Морроу и др., Ученые приглашены к сотрудничеству в миссии по наблюдению за океаном (Rosemary Morrow et al., Scientists Invited to Collaborate in Ocean Observing Mission) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №4, 2019 г., стр. 20-24 в pdf - 858 кб
    «Уровень моря - это уровень моря, независимо от того, куда вы направляетесь, не так ли? Не обязательно. Гравитационное притяжение Луны, океанические течения, таяние ледников и множество других факторов колеблют и деформируют поверхности океанов мира. Уровни воды в озерах, рек, водохранилищах и других внутренних водоемах также постоянно меняются в ответ на наводнения, засухи и использование человеком воды. Спутниковая миссия "Поверхностные воды и топография океана" (SWOT), которая должна быть запущена в 2021 году, будет составлять карту высоты поверхности воды на Земле с разрешением, которое раньше было невозможно. (...) SWOT планирует нанести на карту весь земной шар между 78° северной и южной широтой в течение 3 лет. (...) первые 90 дней миссии будет осуществляться в фазе «быстрой выборки» с повторным посещением каждой области один раз в день. Мы приглашаем членов международного научного сообщества океана принять участие в этой уникальной фазе быстрой выборки. (...) Мы не сможем видеть вихри меньшего размера диаметром менее 75 км потому что их сигнал теряется в шуме. Эти неразрешенные вихри шириной 75 километров имеют спектральную длину волны 150 километров; это определяет минимальную пространственную длину волны, которую мы можем разрешить сегодня. SWOT будет полагаться на спутниковый альтиметр, который будет использовать радиолокационную интерферометрию для проведения измерений с высоким разрешением (~ 2 километра) сразу на двух участках воды шириной 50 километров (...) Это новое измерение SWOT расширит разрешение топографии поверхности океана до длины волны от 15 до 45 километров, обнаружение небольших вихрей диаметром 7–20 километров в зависимости от состояния поверхности океана. (...) Цель SWOT - дать новое представление об океанских процессах в масштабах 15–150 километров с длиной волны, которые имеют типичные временные масштабы от нескольких часов до недель (...) Эти мелкомасштабные процессы важны на этапах генерации и рассеяния мезомасштабных вихрей океана [промежуточного размера], и они обеспечивают как поглотители, так и источники для кинетической энергии океана в более крупных масштабах. (...) Основная задача и возможность, предоставляемая мелкомасштабными наблюдениями SWOT на высоте морской поверхности (SSH), заключается в изучении взаимодействия этих сбалансированных движений океана (обусловленных вращением Земли, влиянием ветра и плавучести) с внутренними приливами и внутренние гравитационные волны, которые волнуют и распространяют воду под поверхностью океана. В то время как большая часть внутреннего прилива является предсказуемой, внутренняя волновая среда - нет. (...) Учитывая ширину полосы измерения, SWOT потребуется 21 день, чтобы нанести на карту всю поверхность Земли на широтах ниже 78°. (...) Из-за охвата полосы обзора число повторных наблюдений в данном месте на 21-дневной повторяющейся орбите изменяется в зависимости от широты: от двух повторов на экваторе до двух-четырех на средних широтах до более шести в высоких широтах. Эта довольно грубая временная выборка представляет собой проблему для изучения мелкомасштабных быстрых процессов в океане, которые имеют временные масштабы, сопоставимые или меньшие, чем интервалы выборки. Чтобы мельком увидеть эти краткосрочные процессы, первые 90 дней научной миссии SWOT будут проходить в фазе быстрой выборки, которая будет пересматривать определенные области один раз в день. (...) Скорость измерений SWOT представляет собой проблему для исследователей, пытающихся сравнить результаты миссии с измерениями на месте с поверхности: SWOT преодолеет расстояние в 150 километров за 20 секунд, обеспечивая почти мгновенный снимок SSH на площади 120 х 150 километров. (...) Чтобы охарактеризовать поле давления и скорости океана в четырех измерениях (три пространственных измерения и время), нам понадобится больше объектов на месте. (...) Поскольку результаты измерений SWOT и мелкомасштабные сигналы океанов различаются географически и сезонно, наше понимание изменчивости океанов в масштабах от 15 до 150 километров будет очень полезным при наблюдениях на местах, проведенных в разных местах в течение 90-х годов. (...) Мы призываем международное научное сообщество океанов присоединиться к нам в этой уникальной возможности путем развертывания активов in situ в различных регионах, охватываемых орбитой быстрой выборки SWOT. (...) Результаты на месте будут способствовать первоначальной калибровке и валидации наблюдений миссии».
  4. Кимберли М. С. Картье, Бенну и Джетс (Kimberly M. S. Cartier, Bennu and the Jets) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №5, 2019 г., стр. 6 в pdf - 234 кб
    «Астероид 101955 Бенну регулярно выбрасывает взрывы или струи частиц с его поверхности. Это открытие показывает, что Бенну, околоземный астероид, в настоящее время находящийся по курсу космического аппарата [OSIRIS-REx, NASA’s Origins, Spectral Interpretation, Resource Identification, Security-Regolith Explorer mission), это один из редких классов активных астероидов, из которых известно только около дюжины. (...) Команда OSIRIS-REx впервые обнаружила струю частиц 6 января [2019]. (...) Выброшенные частицы имеют размеры от сантиметров до десятков сантиметров и покидают поверхность со скоростями в диапазоне от десятков сантиметров в секунду до нескольких метров в секунду, по словам команды. «Было обнаружено, что некоторые из них падают обратно на поверхность, - сказал [Данте] Лауретта [главный учёный по OSIRIS-REx]. (...) Некоторые более медленные движущиеся частицы "оказываются на орбите вокруг Бенну. Он создает свой собственный набор естественных спутников", сказал он, никогда не наблюдавшийся раньше ни в одном объекте солнечной системы. (...) Исследователи продолжают отслеживать Бенну на предмет новых событий выброса, надеясь выяснить, откуда происходят выбросы, когда они могут произойти и что может их вызывать».
  5. Кэтрин Корней. Спутниковые снимки обнаруживают пластиковый мусор в океане (Katherine Kornei, Satellite Imagery Reveals Plastic Garbage in the Ocean) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №6, 2019 г., стр. 5 в pdf - 1,56 Мб
    «Выброшенная пластмасса, такие как бутылки из под воды, рыболовные сети и пакеты из под продуктов, были обнаружены в дальних пределах океана, как на поверхности, так и в таких местах, как Марианская впадина (Марианский жёлоб). Большая часть этого мусора была зафиксирована тщательно: камеры, буксируемые под водой, сфотографировали, а люди заглянули за борт лодки - или даже переплыли через обломки. Теперь ученые используют спутниковые снимки, чтобы определить скопления плавающих пластиковых обломков у берегов Шотландии и Канады, метод, который, как исследователи предполагают, что он открывает широкие участки отдаленного океана для анализа. (...) Лорен Биерманн, ученый по спутниковой океанографии в Плимутской морской лаборатории в Плимуте, Великобритания, и её коллеги использовали изображения со спутников Сентинел-2А и Сентинел-2Б , платформ, предназначенные для съёмок рельефа Земли. (...) исследователи сосредоточили свое внимание на двух областях: остров Габриола, Британская Колумбия, Канада и восточное побережье Шотландии недалеко от Эдинбурга. Sentinel делает снимки этих регионов и сравнивает их с эталонными измерениями того, как вода, плавающие растения и пластмассы отражают и поглощают свет. Затем Берманн и ее сотрудники оценили относительный вклад этих разных материалов в каждый пиксель. Пластмассы демонстрируют спектральный пик в ближней инфракрасной области, и растительность излучает на определенных длинах волн из-за своей фотосинтетической активности, говорит Бирманн. (...) Бирманн и ее коллеги пришли к выводу, что скопления пластмасс - возможно, бутылки из под воды, полистирол и упаковка - присутствовали у берегов Канады и Шотландии. Тем не менее, по словам Бирманна, крайне важно проводить последующие полевые исследования для подтверждения этих выводов. (...) В будущем Бирманн и её коллеги надеются автоматизировать свой анализ. По её словам, сейчас на обработку одного изображения вручную уходит полдня. Разработав алгоритм для точного определения пикселей, которые, вероятно, содержат пластик, эта работа может быть расширена, чтобы охватить прибрежные районы по всему миру». - Статья основана на лекции, состоявшейся на Генеральной ассамблее Европейского союза геонаук в Вене, Австрия, в апреле 2019 года.
  6. Кимберли М. С. Картье. В северном озерном крае Титана скрыты глубины (Kimberly M. S. Cartier, Titan’s Northern Lake District Has Hidden Depths) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №6, 2019 г., стр. 6 в pdf - 1,67 Мб
    «Северный полюс Титана является центром для большинства его озер и морей. Недавний анализ данных, собранных космическим аппаратом НАСА "Кассини", показал, что эти озера покоятся высоко над уровнем моря, но очень глубоки, заполнены метаном и могут меняться в зависимости от сезона». ... Во время облета самой большой луны Сатурна, Кассини использовал свой радарный инструмент, чтобы выяснить, насколько глубоки озера северного полушария, и определить их состав. [Marco] Mastrogiuseppe [специалист по планетам из Калифорнийского технологического института в Пасадене] впервые подтвердил [в статье, опубликованной в Nature Astronomy , 2019], что северные озера в основном заполнены жидким метаном - около 70% - который ранее не измерялся напрямую. Этот состав поразительно отличается от состава единственного крупного озера в южном полушарии, Онтарио Лак, которое в основном заполнено жидким этаном. Радарные данные также показали, что озера Титана находятся на сотнях метров над уровнем моря и некоторые из них имеют глубину более 100 метров. (...) [Шеннон] МакКензи [ученый-планетолог из Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса] и её команда определили озера, которые были обнаружены в радиолокационных данных, собранных во время зимы Титана [в сопровождающей статье в том же номере]. Инфракрасные данные, полученные 7 земными годами спустя после весеннего равноденствия Титана [начало весны], показали, что в трёх из них более нет поверхностной жидкости. Исследователи предположили, что эти «призрачные озера» были просто мелкими водоемами в течение зимы. Когда Титан прогрелся весной, или пруды быстро испарились - возможно, потому что жидкость была более чисто метановой - или жидкость стекала в землю. Любой сценарий поможет ученым составить более полную картину «гидрологического цикла Титана», который влияет на геохимию недр луны, сезонную погоду и эволюцию климата. (...) Ясно одно, команда Маккензи написала: «Призрачные озера не живут долго, поэтому, вероятно, в них мало питательных веществ и они вряд ли будут поддерживать жизнь».
  7. Элизабет Томпсон. Новый способ анализа доказательств марсианских океанов (Elizabeth Thompson, A New Way to Analyze Evidence of Martian Oceans) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №6, 2019 г., стр. 41 в pdf - 1,60 Мб
    «Современные данные убедительно свидетельствуют о том, что когда-то на поверхности [Марса] была когда-то жидкая вода, но точные определения того, где, когда и сколько еще осталось. Ответы на эти вопросы позволят астрономам лучше понять атмосферу Марса, рельеф местности, и потенциал для жизни. Теперь [Стивен Ф.] Шоулз и др. представляют метод анализа возможных береговых линий, чтобы определить, являются ли они действительно генерируемыми волнами океанскими берегами или другими формами местности [опубликовано в Журнале геофизических исследований: Планеты, Journal of Geophysical Research: Planets, 2019]. (...) Исследователи начали с сегодняшних изображений более высокого качества и применили метод, который уже использовался для идентификации древних береговых линий на Земле. (...) Ученые исследовали возможную береговую линию в многообещающей системе из трех кратеров, открытая для северных равнин, потенциального океана. Они обнаружили, что при рассмотрении с высоким разрешением эти береговые формы рельефа ломались и не соответствовали тому, что они ожидали от береговой линии океана. Вместо этого они более соответствовали различиям в эрозии по типам слоистых пород. (...) их работа не исключает возможности появления других береговых линий в других частях планеты, и они предлагают свои методы, чтобы ученые могли пересмотреть возможные берега с помощью обновленных изображений с высоким разрешением».
  8. Престон Лернер. Вертолетные мечты Марса (Preston Lerner, A Helicopter Dreams of Mars) (на англ.) «Air & Space», том 34, №1 (апрель / май 2019), 2019 г., стр. 36-41 в pdf - 4,59 Мб
    «Видео [описанное ранее] продемонстрировало, что теоретически вертолет может оставаться в воздухе на Марсе - в атмосфере, в 100 раз более тонкой, чем Земля, - и помогло убедить НАСА начать разработку первого ЛА, который будет отправлен на другую планету». ...) Несмотря на то, что этот полноразмерный аппарат весит менее 1,8 кг, в нем есть все необходимое для самостоятельного полета на Марсе. Через несколько месяцев он будет прикреплен к поддону низа [листу металла, который покрывает и защищает всю или часть нижней части] шестиколесного ровера в рамках подготовки к миссии «Марс 2020». Если все пойдет хорошо, вертолет будет развернут на поверхности Марса в 2021 году, где в течение 30 дней он будет будет совершать пять исторических полетов. (...) Гравитация на Красной планете составляет примерно 38 процентов от того, что есть здесь на Земле, но тонкая атмосфера представляла то, что многие умные люди считали ограничивающим фактором. Конечно, это означает меньше подъемной силы. (...) В отличие от самолета с неподвижным крылом, его лопасти [вертолета] создают собственный воздушный поток для создания подъемной силы. (...) В теории, по крайней мере. Но с практической точки зрения никто не знал, можно ли вращать лопасти достаточно быстро, чтобы поддерживать двигатели корпуса фюзеляжа, авионику и средства управления полетом, не говоря уже о камерах, радиоприемниках и антеннах - словом, все компоненты, необходимые для создания аппарата, полезного на Марсе. (...) С самого начала перед инженерами стояла двойная задача: разработать вертолет, который мог бы летать на Марсе, а также пережить «семь минут террора» при посадке на Красную планету, прикрепленный к нижней части однотонного ровера. Из соображений упаковки длина лопастей не должна превышать 1,2 метра (четыре фута). (...) [Испытательный] аппарат был установлен на вертикальной направляющей в 25-футовой [7,6 м] вакуумной камере JPL [Лаборатория реактивного движения] (...) с вращающимися лопастями со скоростью 8000 об/мин (чтобы компенсировать малую плотность), дрон произвел достаточно подъемной силы, чтобы подняться с земли. Это побудило JPL инвестировать немного больше денег, чтобы увидеть, насколько хорошо модель может летать без рельса, чтобы держать его на прямом направлении. (...) На основании испытаний транспортных средств в масштабе одной трети НАСА в январе 2015 года согласилось финансировать разработку полноразмерной итерации, которая стала называться средством «снижения риска». (...) каждое дизайнерское решение создавало новую проблему. Например, лопасти были сделаны из легкого углеродного волокна, чтобы они могли вращаться как можно быстрее. Но они должны были быть усилены, когда оказалось, что тонкой атмосфере на Марсе не хватает естественных демпфирующих качеств, которые уменьшают вибрации и катастрофические резонансы здесь на Земле. (...) Полностью автономный полет с уменьшением риска прошел без помех. (...) Новый раунд финансирования позволил профинансировать пару моделей инженерного проектирования (EDM), которые послужили бы шаблоном для настоящего марсианского вертолета - если, собственно, НАСА решило его построить. (...) 9 января 2018 года EDM-1 доставлен в космический симулятор в JPL. (...) Испытательный полет был хлопаньем [сленг для уверенной вещи или чего-то, что может быть легко достигнуто; первоначально: тип баскетбольного удара, при котором игрок с силой толкает мяч в корзину]. (...) команда получила (...) желанный опыт в качестве демонстратора технологий в миссии Mars 2020. (...) Основная цель - просто продемонстрировать осуществимость концепции. (...) Батареи ограничивают время полета до 90 секунд, и энергии достаточно для запуска только один раз в день. (...) Самый амбициозный рейс в расписании требует, чтобы транспортное средство пролетело 150 футов [150 м], прежде чем вернуться на стартовую площадку. А после этого? TBD [подлежит определению]. (...) команда уже окрестила вертолет Венди. Венди? Почему Венди? (...) [=] «мы еще не умерли».
    [Wendy = _we_'re _n_ot _d_ead _y_et]
  9. Роберт Х. Шефер, Кошмары лунной посадки (Robert H. Schaefer, Lunar Landing Nightmares) (на англ.) «Air & Space», том 34, №1 (апрель / май 2019), 2019 г., стр. 70, 72 в pdf - 2,13 Мб
    «В июле 1966 года я стал членом группы Lunar Module Crew Systems в Grumman Aircraft Engineering Corporation, в Бетпейге, на Лонг-Айленде. Во время нашей еженедельной встречи с персоналом инженер время от времени выявлял единичную неисправность, которая могла привести к событию, которое ни системы резервного копирования Лунного модуля (LM), ни космонавты не могли противостоять и уцелеть. (...) Я был призван помочь устранить два таких кошмара. Первый оказался довольно простым. (...) Мы также рассмотрели потенциальную ситуацию, когда LM остановился на поверхности в наклонном положении, например, на склоне небольшого холма. Когда командир миссии совершал приземление, он будет постоянно регулировать ориентацию машины, чтобы удерживать LM ровно в крене, тангаже и рыскании. Командир контролировал положение машины с помощью своего трехосного ручного контроллера. Сигналы от ручного контроллера, который выглядел во многом как джойстик, были направлены в Первичную систему навигации и управления LM (PGNS). Затем PGNS рассчитал комбинацию реактивных струй системы управления, которые должны быть запущены, а также количество тяги, необходимой для достижения желаемой позиции. (...) После приземления командир отпускает ручной контроллер, чтобы он возвращался в свое центральное или нейтральное положение, что установило бы новый трехосный эталон для PGNS. В сценарии приземления, который мы анализировали, поскольку LM остановился на наклонной поверхности, PGNS почувствовал бы, что транспортное средство не выровнено - и будет продолжать пытаться выровнять его, запуская РД коррекции космического корабля. (...) Была сформирована междисциплинарная инженерная группа, чтобы определить правильную последовательность останова, чтобы «обезопасить» все системы аппарата. Разработанная нами (...) процедура была включена в летное руководство астронавта под названием «Процедура остановки после посадки на Луну». (...) Во время Миссии Аполлона (МТ) 102: 45: 40 пилот ЛМ Базз Олдрин сообщил: «Есть контакт». В МТ 102: 45: 43 Олдрин проинструктировал Нила Армстронга: «Хорошо, остановка двигателя». В МТ 102: 45: 45 Олдрин сказал: «(Attitude Control Assembly, Контроль высоты) - убрать стопор». Секунду спустя Армстронг ответил: «стопор убран». Этот ключевой шаг предоставил PGNS новый набор трехосных опорных точек, чтобы РД не было ошибочно приказано включаться. Продолжая следовать нашей процедуре выключения, в МТ 102: 45: 47 Олдрин проинструктировал Армстронга: «РЕЖИМ УПРАВЛЕНИЯ - оба ВЫКЛ. Двигатели командного модуля остановлены - ВЫКЛ. Спустя секунду, Армстронг сообщил: «Режим двигателя выключен». ЛМ теперь был в безопасности. После короткой паузы Армстронг сделал свое потрясающее заявление: «Хьюстон, База Спокойствия здесь. Орел сел. (...) Когда мы писали процедуру отключения после посадки на Луну, мы написали самые первые слова, произнесенные с поверхности Луны. Они не были такими поэтичными или запоминающимися, как соблюдение Армстронгом маленького шага, за которым последовал гигантский прыжок, но они помогли Армстронгу и Олдрину добраться домой».
    Смысл статьи - первыми словами после приземления не были знаменитые слова "Хьюстон, это База Спокойствия. Орел сел" ( 'Houston, Tranquility Base here. The Eagle has landed.'). А чисто техническое подтверждение команд отключения двигателей.
  10. Асиф Сиддики. Почему Советы проиграли (Asif Siddiqi, Why the Soviets Lost) (на англ.) «Air & Space», том 34, №2 (июнь / июль), 2019 г., стр. 30-35 в pdf - 2,03 Мб
    «Почему Советы проиграли лунную гонку? Их лидерство над американцами в первые дни космической эры казалось почти недосягаемым. (...) Эти достижения требовали умных людей и хороших замыслов, а также способности организовывать высоко-технологические команды для особых задач. Если Советский Союз мог сделать все это, почему он не высадил космонавта на Луну? Как и в случае любого крупного исторического события, причины сложны, и единого, простого объяснения нет. Выделяются основные факторы. Во-первых, Советы вошли в игру поздно, более чем через три года после объявления Джоном Ф. Кеннеди штурма Луны в мае 1961 года. (...) был запуск НАСА ракеты "Сатурн I" в мае 1964 года, когда запустили базовый модуль управления и обслуживания «Аполлон» (CSM), который больше всего встревожил советских менеджеров. До этого график выхода на Луну в США можно было сбрасывать со счетов как предварительный. Но кто мог игнорировать фактический космический корабль «Аполлон» на орбите? Два месяца спустя, Королев договорился о встрече с советским лидером Никитой Хрущевым в Кремле и убедил его принять участие в проекте, который может опередить Аполлон на поверхности Луны. Хрущев подписал план 3 августа 1964 года. (...) Поздний старт, однако, был не единственной или даже не самой важной проблемой. Советская оборонная промышленность была охвачена хаотичной системой управления, полностью противоречащей тому, что мы могли бы представить для социалистической экономики. (...) Он [Королев] тесно сотрудничал с конструкторской фирмой Валентина Глушко, которая производила высокопроизводительные ракетные двигатели на жидком топливе. (...) Битва за N-1, тем не менее, полностью разрушила все приличия, так что они [Королев и Глушко] отказались находиться вместе в одной комнате. (...) У Глушко были влиятельные друзья в коммунистической партии и союзники по космической программе. Он был партнером узурпатора Владимира Челомея, который руководил гигантским конгломератом фирм, разрабатывающих МБР и крылатые ракеты. В 1967 году, когда программа Королева (он уже умер - Хл.) N-1 шла полным ходом, Глушко и Челомей сумели получить одобрение Политбюро на создание параллельного проекта, известного как УР-700, для конкуренции с лунной ракетой Королева. (...) Хотя УР-700 был вскоре отменен, такие случаи - а их было много в советских космических и ракетных программах - разбазаривали крайне необходимые ресурсы. Организационный хаос также преследовал лунный план. С самых первых дней Королев и другие рассматривали полет космонавта на орбиту Луны как отдельную миссию от приземления на Луну, хотя логически они могли быть объединены в единую программу. Разделение продолжалось в конце 1960-х годов, хотя оно имело все меньше и меньше смысла. (...) Этот проект, общеизвестный как Зонд, не смог дать дивиденды после того, как его ракета-носитель, новый челомеевский Протон, трижды не смогла подняться на орбиту в 1967 и 1968 годах. (...) [хотя] Zond-5 в Сентябрь и Зонд-6 в ноябре [1968] успешно облетели Луну, но потерпели ключевые неудачи при возвращении на Землю. В результате предлагаемая миссия по запуску космонавтов Алексея Леонова и Олега Макарова в начале декабря, как раз для победы над «Аполлоном-8», была отменена. (...) Все время советская лунная программа страдала от третьей проблемы - нехватки денег. Потребовались огромные инвестиции для разработки новых МБР и ядерного оружия, чтобы советские военные могли достичь стратегического паритета с США, перекачивающими средства из космической программы. (...) N-1, в частности, был расценен многими старшими офицерами как полный убыток, и они не скрывали своего презрения. (...) Нехватка денег и времени напрямую повлияла на одно из самых роковых решений программы N-1 - отказаться от наземных испытаний первого этапа перед полетом. (...) Чтобы создать необходимую тягу, Королев и Кузнецов решили поставить 30 двигателей на базе первой ступени Н-1. Но это решение создало больше проблем: как вы синхронизируете тягу и векторы стольких двигателей одновременно? Что, если один или два потерпят неудачу? Эти потенциальные аномалии требуют серьезного внимания и могут быть решены путем строительства дорогостоящей новой наземной испытательной установки. Но такой стенд стоил бы денег и времени на создание. (...) Так получилось, что все четыре запуска N-1 потерпели неудачу прежде, чем первая ступень отработала. Вторая попытка, 3 июля 1969 года, когда «Аполлон-11» уже стоял на стартовой площадке, была предназначена для отправки космического корабля «Зонд» на лунную орбиту. На борту не было ни одного космонавта, но это означало, что Советы были близки к цели. Через несколько секунд после того, как N-1 поднялся с площадки, сразу после полуночи на Байконуре он упал и взорвался. (...) В один захватывающий момент лунная гонка подошла к концу.
  11. Кори Графф, «Другая моя машина - космический корабль» (Cory Graff, My Other Ride Is a Spaceship) (на англ.) «Air & Space», том 34, №2 (июнь / июль), 2019 г., стр. 36-41 в pdf - 5,00 Мб
    «Все началось с Алана Шепарда. Он купил свой первый Chevrolet Corvette [американский спортивный автомобиль, построенный General Motors (GM)], бывшую в употреблении модель 1953 года, у своего тестя за 1500 долларов в 1954 году. (...) После того, как Шепард присоединился к НАСА, он завел дружбу с инженером General Motors Зорой Аркус-Дунтов, и вскоре после того, как Шепард стал сенсацией как первый американец в космосе, Аркус-Дунтов убедил автопроизводителя дать ему совершенно новый Corvette 1962 года. Обычно не раздавали автомобили, но в случае с Шепардом компания признала потрясающую возможность рекламы. (...) По согласованию с GM он [Джим Ратманн, владелец дилерского центра Chevrolet / Cadillac в Мельбурне, Флорида ] предложили астронавтам Меркурия первоклассный автомобиль по очень интересной цене аренды - 1 долл. в год. После того, как срок аренды истек, космонавты могли купить машину сразу, если захотят, также по поразительно выгодной цене. (...) Четверо из Семерки Меркурия приняли предложение Ратмана: Аль Шепард, разумеется, Гас Гриссом, Гордон Купер и Дик Слейтон. (...) Купер, Шепард и Гриссом гоняли на Корветах по плоским пляжам мыса Канаверал. Шепард регулярно побеждал, по крайней мере, на первых порах. В конце концов Гриссом начал побеждать, сказав яростному Шепарду: «Я полагаю, ты потерял чувство». [потерял связь с машиной] Шепард отвез свой корвет Ратману, чтобы исправить «проблему» с его машиной, но ничего не помогло. (...) Репортеры, освещающие Семерку Меркурия, чувствовали, что был только вопрос времени, когда один из них погибнет в результате несчастного случая. (...) «Они будут получать новую машину каждые шесть месяцев, как только пепельницы заполнятся или что-то в этом роде, вот тогда они их и сдадут», - вспоминал тогда инструктор имитаторов НАСА Фрэнсис Э. Фрэнк Хьюз. в беседе 2013 года. (...) Представитель НАСА Джон Х. Бойнтон, управлявший Jaguar XKE [английский спортивный автомобиль], вспоминал, как регулярно встречал Шепарда на Gulf Freeway, направляясь в офис. «Как только я видел его, я выжимал газ, он тоже газовал. Мы гоняли так около трех, может быть, четыре года. (...) Так мы и жили, 100 миль в час все время », - сказал он в беседе 2009 года. (...) Бывший сотрудник НАСА вспоминает, как шел в столовую под солнцем Флориды: «На стоянке было полно Корветов. Выглядело как дилерский центр Chevy [Chevrolet] почти ... Мы просто привыкли к этому. Мы ничего не думали об этом, поэтому я никогда не фотографировал это. Я бы хотел иметь такое фото. (...) В конце-концов в 1971 году НАСА отменило автомобильную программу стоимостью в один доллар, опасаясь негативной реакции общественности. (...) «Аполлон-15» был первой из трех миссий по выводу в космос Лунного ровера (LRV), позволяющей астронавтам исследовать места, расположенные дальше от посадочных площадок. LRV, построенный на Boeing, ни в коем случае не имел внушающего страх стиля Sting Ray [Corvette второго поколения (C2)], но у него была унция ДНК Corvette. (...) как сказал отставной инженер НАСА Глинн С. Ланни: «О, Боже, они слишком быстро справятся с этой задачей. Вы знаете, они все водители Corvette, и это просто дьявольски нервировало меня. Они будут hot-rodding [американский сленг для модификации автомобиля, чтобы увеличить его скорость и ускорение] этой штуки вокруг Луны. Я думал: «О, не могли бы вы ездить немного медленнее, пожалуйста?»
  12. Том Джонс. Астронавт астронавту (Tom Jones, Astronaut to Astronaut) (на англ.) «Air & Space», том 34, №2 (июнь / июль), 2019 г., стр. 24-29 в pdf - 4,63 Мб
    «Астронавт-шаттл [Том Джонс] спрашивает двух ветеранов «Аполлона»: «Как это было? (…) [Чарли Дьюк, «Аполлон 16»». Ну, выбор [места посадки] был [определён] научным комитетом. Они хотели идти в горную местность, потому что они чувствовали, что виды камней там отличались от равнины. (...) когда они пришли к нам, все, что они сказали, было: «Как вы думаете, вы можете приземлиться там?» Конечно, Джон [Янг] и я сказали: «Да, мы можем приземлиться там. Это выглядит довольно хорошо для нас». Это был наш вклад. (...) Джон выбрал огромную площадку приземления, мы были почти на мертвом уровне [в ровной области]. Нам очень повезло, хотя ... [I] если мы приземлились, вероятно, в 12 футов [3,7 м назад, задняя нога была бы в кратере, который мы даже не видели, из-за пыли [которая была поднята двигателем посадки]. (...) CapCom [коммуникатор Apollo 11 ], я думаю, был более агрессивный, чем [мой собственный Аполлон-16] при посадке. (...) В то время как в Mission Control все, что вы делаете, это просматриваете данные и прислушиваетесь к тому, что они делают, тот был действительно обеспокоен, когда Нил [Армстронг] говорит: «О, я не могу приземлиться там». Это были не его слова, но именно это он имел в виду. И у нас были [компьютерные] программные тревоги, и все такое. Так что это стало действительно очень напряженным. (...) Единственный раз, когда мне было страшно [на лунной поверхности], я думаю, это было, когда Джон сказал: «Мы собираемся провести Олимпиаду», и он начинает подпрыгивать. Я начал прыгать, и когда я это сделал, я выпрямился. И, конечно, мой [центр тяжести] сдвинулся назад, и я потерял равновесие. Это было страшно, потому что рюкзак не рассчитан на такой удар. К счастью, я повернул вправо, скомкал свое падение и откинулся на спину. Я помню, Джон пришёл и сказал: «Это было не очень умно, Чарли». Я сказал: «Да, помоги мне». (...) Контроль полетами был очень расстроен. (...) При возвращении домой при EVA [в дальнем космосе], я вылез наружу, пока [Кен] Маттингли работал, и я просто наблюдал и следил, чтобы с его фалами все было в порядке. Я посмотрел направо, и там была Земля ... как тонкая сине-белая полоса. Она находилась на расстоянии 180 000 миль [290 000 км] и была впечатляющей. И через левое плечо когда я крутанулся вокруг, вы могли видеть почти полную луну. Она была, вы знаете, огромной на расстоянии 50 000 миль. Очень впечатляющей. А космическая чернота, вы знаете, просто бархатистая ... вы чувствовали как будто вы могли бы просто протянуть руку и дотронуться до нее. (...) [Ал Уорден, Аполлон 15] Глядя с Земли мы думаем, что видим цветовые различия между областями Луны, но вблизи всё одного и того же цвета - просто затенено по-разному из-за разных текстур ландшафта. С Земли относительно гладкие области выглядят более темными. Любые различия в цвете, которые мы видели, были больше из-за угла солнца - светло-коричневый цвет при прямом свете, серый при наклоне. (...) Один из самых потрясающих видов полета для меня - оглянуться на люк и увидеть Джима [Ирвина] в его костюме, прислонившегося к полностью освещенной луне. Но у меня не было камеры, нет способа запечатлеть это изображение. Во время планирования я спрашивал, могу ли я взять камеру, но мне отказали. Снаружи я мог видеть и полумесяц Земли в одном направлении, на расстоянии 196 000 миль (315 000 км), и луну, ярко блестящую в другом. Вау. У меня никогда не было ощущения, что я каким-то образом отделен от Земли. (...) Я рассматриваю Аполлон как самый первый шаг в долгосрочном процессе, в котором человечество утвердится где-то еще, пока этот мир не окажется для нас негостеприимным. Ценность нашего путешествия была больше, чем просто полёь Аполлона 15. Вместо этого речь шла о поиске знаний, которые обеспечат выживание нашего вида».
    p.s.Следует обратить внимание, что в статистике при выходах Маттингли и Уордена на границе сферы действия Луны считается, что выходил 1 человек, на самом деле выходили двое, как минимум высовываясь из люка полностью или почти. Тут хитрая статистика - выходом считается то, что изначально определено выходом. Иногда выходом считалось, когда просто разгерметизировали отсек.
  13. Джон Ван Наарден, Дэн Линдси. Спасти GOES-17 (John Van Naarden, Dan Lindsey, Saving GOES-17) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 10-17 в pdf - 1,53 Мб
    «Через два месяца после того, как NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований] запустило в прошлом году свой новейший геостационарный метеорологический спутник, оперативная группа NOAA столкнулась с серьезной проблемой, связанной с тепловой системой своей основной полезной нагрузки - усовершенствованным базовым тепловизором (ABI), который Харрис построил на своей фирме в Индиане. Проблема, обнаруженная во время испытаний после запуска, была достаточно серьезной, так что она угрожала завершить миссию GOES-17 [Геостационарный операционный спутник окружающей среды] еще до её начала. Для части дня и на ключевых каналах ABI не мог собирать инфракрасные изображения, которые помогают сообщать метеорологическим моделям и прогнозистам, когда назревает суровая погода. Спустя почти 10 месяцев и много бессонных ночей мы с гордостью отмечаем, что 12 февраля [2019 г.] NOAA объявило, что GOES-17 вступил в действие, чтобы занять GOES-Западнаую точку над экватором. (...) Несмотря на то, что тепловая система работает только на 5% своей мощности, мы ожидаем, что ABI предоставит 97% запланированных данных, и лучше, чем первоначальные оценки, когда мы обнаружили проблему год назад. (...) Переход от сканирования к прогнозированию продуктов менее чем за 30 секунд, GOES обеспечивает беспрецедентную ситуационную осведомленность об ураганах, торнадо и природных пожарах в реальном времени. ABI отличается от устаревших геостационарных формирователей изображения своей способностью собирать в три раза больше спектральных данных с помощью 16 каналов (цветов) видимых и длинноволновых инфракрасных изображений, необходимых для прогнозирования погоды, мониторинга вулканического пепла, мониторинга низких облаков / тумана и мониторинга качества воздуха. (...) Основные тепловые компоненты ABI включают в себя криоохладитель (плюс резервная копия), который должен поддерживать детекторы ABI при очень низких температурах, необходимых для инфракрасных наблюдений. Детекторы видимого и ближнего инфракрасного диапазона работают при температуре минус 68 градусов Цельсия (170 градусов Кельвина), а инфракрасные датчики работают при температуре минус 178 градусов Цельсия (60 К). (...) Первые признаки проблемы появились через несколько часов после того, как запустили петлевые тепловые трубки. (...) Мы знали, что в течение нескольких часов мы должны были что-то сделать сразу, чтобы спасти ABI от перегрева и, возможно, понести постоянный ущерб. (...) Сохранение ABI от чрезмерного нагрева означало отсутствие холодных детекторов, что также означало отсутствие инфракрасных изображений - воздействие на 13 из 16 каналов тепловизора около полуночи. Мы могли делать видимые изображения, но потеряли весь спектр возможностей, необходимых прогнозистам и пользователям GOES. Мы предотвратили повреждение ABI, но работа только начиналась. (...) после месяца неудачных попыток мы поняли, что никогда не сможем восстановить работоспособность петлевой тепловой трубки. (...) У команды было одно преимущество, работавшее в ее пользу на пути к улучшению: гибкий дизайн ABI. (...) [После описания нескольких мер, предпринятых командой для улучшения ситуации, авторы продолжают:] Несмотря на все успехи, которые мы имели, поддерживая температуру каждый день, этого было недостаточно. Детекторы не были рассчитаны на работу при температуре минус 157°С, и они, безусловно, не будут хорошо работать при нашей ожидаемой годовой пиковой температуре минус 129°С. Чтобы повысить производительность при этих повышенных температурах, мы полагались на гибкую конфигурируемость, разработанную для работы детектора ABI. (...) Наш опыт за прошедший год был тем, что мы никогда не могли себе представить. Благодаря усилиям множества людей, GOES-17 станет таким метеорологическим спутником, который обещал стать. Мы нашли способ, без использования радиатора, оптимизировать производительность ABI и восстанавливать часы потерянной работы каждый день. (...) Наш успех был бы невозможен без присущей гибкости современных конструкций ABI и космического аппарата. Мы использовали эту гибкость для определения многостороннего операционного подхода, который позволил GOES-17 стать на путь к успеху и, в конечном счете, занять место спутника GOES-West. Это всё с 36 000 километров."
  14. Кит Баттон. Ракетное топливо, напечатанное в 3D (Keith Button, 3D-printed rocket fuel) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 18-21 в pdf - 876 кб
    «Йост ван Линген, физик-химик из голландской научно-исследовательской группы TNO в Гааге (...) возглавляет проект 3D-печати на твердом топливе для TNO (Организации прикладных научных исследований Нидерландов). Привлекательность 3D-печати заключается в том, что она дает более точный контроль над соотношением ингредиентов в топливе. Это соотношение имеет решающее значение, поскольку оно является одним из факторов, определяющих, как быстро цилиндр твердого топлива будет гореть внутри корпуса ракеты. (...) Сегодня эти цилиндры изготавливаются либо путем литья, для которого может потребоваться несколько недель времени отверждения, либо путем экструзии пасты через головку с более коротким временем отверждения. Легковоспламеняющийся/взрывоопасный материал, обычно перхлорат аммония, смешивают с топливо как сахароподобный порошок для кондитерских изделий, в то время как топливо все еще находится в жидком состоянии. Чем больше зерен этого порошка в кубическом сантиметре, тем быстрее он будет гореть. Этим традиционным методом конструкторам трудно изменять скорость горения и поэтому движущую силу твердотопливной ракеты, когда она горит. (...) При 3D-печати процентное содержание этого энергетического материала может быть сконцентрировано в определенных точках цилиндра и уменьшено в других. Это делается путем контроля соотношения ингредиентов в каждом пикселе или точке в цилиндре, поскольку 3D-принтер создает его слой за один раз (...) Сегодня скорость записи почти полностью зависит от формы ёмкости. (...) С цилиндром с 3D-печатью (...) мощность может изменяться из-за различных концентраций энергетического материала в разных местах. (...) Преимущества твердого топлива с 3D-печатью могут убедить малые спутниковые РН перейти с ракет на жидком топливе (...) Однако исследователи все еще совершенствуют свой рецепт и процессы. Для мартовского эксперимента [2019] исследователи TNO планировали 3D-печать топлива с использованием смеси двух паст, содержащих различные концентрации энергетических порошков. (...) Соотношение этих двух паст можно варьировать, чтобы изменить концентрацию энергетического материала в конечном продукте (...) Чтобы достичь этого, два шприцевых экструдера смешивают две пасты вместе, когда они выталкиваются через 1-миллиметровое сопло. Соотношение одного к другому определяется величиной давления, оказываемого на один шприц относительно другого. Кольцо в форме пончика вокруг сопла направляет ультрафиолетовое излучение на смесь, когда она осаждается, одним тонким дискообразным слоем за раз, затвердевая. Этот метод 3D-печати называется моделированием расплавленного осаждения, или FDM. (...) Энергетическая группа работала с химиками в группе 3D-печати TNO, чтобы придумать первоначальную смесь, а затем доработать рецепт методом проб и ошибок (...) Их цель - твердое топливо, которое отвечает гибкости и растяжимости отрасли и стандартам прочности, с требуемым распределением пропеллента зерен порошка в данном размере образца, что проверено с помощью сканирующего электронного микроскопа, плюс стабильный срок годности от 20 до 25 лет. (...) Исследователи также должны были учитывать требования безопасности при их разработке для принтера. Эксперты по энергетике из команды TNO напомнили своим коллегам, что для безопасности всех пользователей принтер должен работать в одиночку в железобетонном бункере. (...) Команда TNO разработала программное обеспечение, которое отключало бы питание принтера, если температура или давление превышали пороговое значение, которое могло вызвать взрыв или пожар. Ещё один предохранитель сработал бы, если бы программное обеспечение не работало. (...) Группы специалистов по энергетике и 3D-печати собирались на часовые сессии, чтобы обдумать все возможные вещи, которые могут пойти не так, и как их предотвратить (...) Окончательный проект не выглядел как первоначальный проект, который была создана группой 3D-печати перед совместным анализом с коллегами по энергетической группе».
  15. Дебра Вернер. Контролирующее пространство (Debra Werner, Controlling space) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 22-28 в pdf - 1,79 Мб
    «Самая большая космическая проблема для Пентагона при Трампе заключается в том, как сделать так, чтобы в горячей войне ни Китай, ни Россия, ни какой-либо другой субъект не могли блокировать США в достижении космического пространства путем взлома, ослепления, отключения или уничтожения военных спутников страны». (...) В прошлом месяце исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан создал именно такую организацию, Агентство космического развития, под руководством [Майкла Д.] Гриффина [бывшего директора по технологиям Организации стратегической оборонной инициативы в 1980-х годах], который является теперь заместитель секретаря Пентагона по исследованиям и проектированию. Агентство может столкнуться с бюрократической и законодательной борьбой, учитывая, что первое значительное финансирование будет получено через бюджетный запрос Белого дома 2020 года, и элементы ВВС резко оттеснили эту идею. В то же время, Шанахан пытается открыть офис с перепрограммированным финансированием или перенести с другого счета Министерства обороны. Агентство будет стремиться возродить космические проекты с быстрым оборотом, в том числе «смертоносные» технологии, говорится в записке об учреждении Шанахана, для новых Космических сил, которые создаются, по крайней мере, временно, под ВВС. (...) Большая часть военной космической техники США в настоящее время разрабатывается и управляется Центром космических и ракетных систем ВВС в Калифорнии, и этот лагерь считает, что SMC может адаптироваться и фактически начинает это делать. (...) Если критики правы, Агентство космического развития будет отвлекать ресурсы, не производя никаких новых спутников или сетей, на которые могут положиться войска. Если сторонники правы, новое агентство будет стимулировать инновации и приведет к созданию спутниковых группировок нового поколения, которые будут устойчивы к физическим или кибератакам. (...) Военные планировщики, в том числе некоторые из военно-воздушных сил, пришли к выводу, что подход США, основанный на использовании небольшого количества чрезвычайно способных больших спутников для выполнения таких функций, как предупреждение о ракетах и защищенная связь, был рискованным, поскольку потенциальные противники могли взломать, заклинить или уничтожить спутники. (...) возможный компромисс: если лидеры Пентагона намереваются создать новое агентство, (...) им следует переместить его в Космическое командование, объединенное командование, состоящее из сотрудников всех служб, которое было восстановлено президентским указом в декабре после 17-летнего перерыва. (...) Сторонники Агентства по освоению космоса не намерены встраивать эту организацию в состав Военно-воздушных сил за то, что двигаются слишком медленно, чтобы запускать маленькие спутники, и сопротивляются смелым новым идеям о том, как ими управлять.(...) Возьмите сети связи. На данный момент большинство военных сообщений проходят через гигантские спутники на геостационарной орбите, которые принадлежат либо частным компаниям, либо ВВС, либо ВМФ. Чтобы избежать кибератак, военные могли бы вместо этого создать сеть связи, которая включает в себя коммерческие группировки на низких околоземных и геостационарных орбитах, а также военные спутники. (...) В последние годы инвесторы вкладывают деньги в коммерческие космические технологии. (...) Большая часть новой технологии основана на миниатюрной электронике массового производства, созданной для смартфонов и автомобилей. (...) Государственные космические программы - это совершенно разные вещи. Военные планировщики должны заблаговременно предугадывать свои потребности, потому что могут пройти десятилетия, прежде чем они смогут приобрести другое поколение ракет для предупреждения о ракетах или безопасных спутников связи. (...) Иногда этот процесс приводит к запуску спутников с опозданием на несколько лет и превышению бюджета. Спутники космической инфракрасной системы ВВС, или SBIRS, являются ярким примером. В конце 1990-х годов ВВС предприняли амбициозные усилия по разработке современных инфракрасных датчиков для спутников на геосинхронной и высокоэллиптической орбите для обнаружения и отслеживания баллистических ракет малой и большой дальности. В начале 1996 года проект стоил 4 миллиарда долларов США для пяти спутников. К тому времени, когда первый спутник вышел на орбиту в 2011 году, с опозданием на девять лет, ВВС заплатили 19 миллиардов долларов США за шесть спутников. (...) Кажется, вся система предназначена для производства массивных, дорогих спутников со скоростью улитки. (...) Предполагается, что Агентство космического развития с его штатом из 50 человек решит эту проблему. (...) Одной из попыток сделать это является Блэкджек, кампания DARPA [Агентство перспективных исследовательских проектов в области обороны] (...) по созданию группировки небольших недорогих военных спутников связи и наблюдения и связанных с ними наземных систем. Для некоторых руководителей ВВС идея о том, что военные США могут поддерживать войска по всему миру с помощью недорогих коммерческих спутников, нелепа. (...) Правда, США вряд ли будут полагаться на коммерческий спутник для стратегического предупреждения о ядерных ракетах (...) Возможно, вооруженные силы в конечном итоге купят свое собственное созвездие для предупреждения о ракетах с 1000 спутников (...) Представители ВВС согласны с тем, что эксперименты и летные испытания являются ценными упражнениями, но зачем создавать для этого новое агентство? (...) Агентство космического развития не намерено исправлять систему военных закупок, а скорее поощрять больше экспериментов и рисков. (...) В конце концов, даже самое инновационное оборонное ведомство, скорее всего, уступит бюрократии".
  16. Адам Хадхази. Фарсайд Луны в фокусе (Adam Hadhazy, Lunar far side comes into focus) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 30-34 в pdf - 1,05 Мб
    «Как "Капитан Пикард" произносит в «Star Trek», что надо смело идти туда, где никто еще не был». 2 января 2019 года Китай сделал именно это, впервые в истории человечества посадив зонд на обратную сторону Луны. (...) После десятилетий относительного затишья с новым расцветом космической расы ближайший небесный сосед Земли снова в ярости. С 1976 года там ничего не приземлилось до тех пор, пока предшественник Чанъэ-4, Чанъэ-3, не сел в 2013 году на видимой стороне луны. (...) НАСА в феврале [2019] заявило что будет совместно с частным сектором разрабатывать грузовые корабли многоразового использования, десантные корабли и лендеры для высадки космонавтов на Луну в 2028 году. На фоне всей этой активности на Луне первая дальняя миссия станет вехой. (...) Китайское Национальное космическое агентство сделало этот необходимый первый шаг [установление линии связи с обратной стороны Луны на Землю] в мае прошлого года [2018], доставив спутник-ретранслятор на так называемую гало-орбиту за пределами Луны, идея, впервые предложенная Робертом Фаркухаром в 1970 году, затем создатель миссии в Центре космических полетов имени Годдарда НАСА, Мэриленд. (...) Орбита космического корабля Китая находится на орбите примерно в 60 000 километров от Луны, поддерживая линию прямой видимости как с ее дальней стороны, так и с Земли. Космический корабль под названием Queqiao («Сорока-Мост» из народной сказки) имеет 4,2-метровую радиоантенну, которая обеспечивает связь между диспетчерами миссий с Chang'e-4 (...) Несмотря на то, что этот comlink [канал связи] неизбежно допускает три с лишним секунды в задержке связи со скоростью света означает, что Chang'e-4 все еще должен был самостоятельно справиться с последними этапами своей посадки. (...) Выбранное место находится внутри кратера Фон Карман, который находится внутри самого старого, самого большого кратера на Луне, бассейна Южного полюса Айткен, протяженность которого составляет 2500 километров (1600 миль) в поперечнике. Бассейн - главная научная цель, потому что удар, который создал его 3,9 миллиарда лет назад, вероятно, выбил материал из иначе недоступной верхней мантии Луны. Изучение этого выброшенного материала может дать ключевое представление о формировании и развитии Луны. (...) Дальнейшие научные возможности изобилуют на обратной стороне Луны. Астрономы давно мечтали построить там радиотелескоп в этой нетронутой электромагнитно-тихой зоне - идеальное место для сбора низких частот ниже 30 мегагерц, которые заблокированы атмосферой Земли. (...) Queqiao, ретрансляционный спутник, продвигает это начинание с помощью радиоантенны голландской постройки. (...) Прибор на основе Queqiao (...) позволит ему проводить широкополосную характеристику параметров радиочастотного спектра за пределами Луны, помогая продемонстрировать потенциал для выделенной наземной установки на дальней стороне. (...) Помимо своего роботизированного спускаемого аппарата, у него также есть марсоход по имени Юту-2 («Нефритовый кролик»), который развернулся на поверхности вскоре после посадки его лендера. Приборы на транспортных средствах с полезной нагрузкой включают в себя камеры и спектрометры для исследования состава поверхности, проникающий в землю радар и нейтронный дозиметр для исследования поверхностного излучения. Нации, которые предоставили полезную нагрузку, включают Германию и Швецию, в то время как Россия предоставила радиоизотопный термоэлектрический генератор для Chang'e-4. (...) Международное сотрудничество распространяется на Соединенные Штаты, чей LRO предоставил общедоступные данные, чтобы помочь оценить зону приземления Chang'e-4, а затем подтвердил его точное местоположение после посадки во время пролета над ним 1 февраля [2019 г. ]. (...) Широкое участие в Chang'e-4 служит хорошим предзнаменованием для продолжения научного сотрудничества в области лунных дел, говорит [Джон] Хорак [председатель общества им.Нейла Армстронга по аэрокосмической политике в Университете штата Огайо], следуя прецеденту, установленному на МКС. «Я очень надеюсь, что Луна - это то место, где мы расширяем модель сотрудничества, - говорит он».
  17. Дебра Вернер. Взгляд в космический корабль (Debra Werner. A peek into a spaceship company) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 36-39 в pdf - 949 кб
    «Частные компании Virgin Galactic и ее конкурент Blue Origin надеются спровоцировать экономику космического туризма, предлагая пассажирам космические перевозки в этом году, чтобы насладиться видом и некоторыми моментами невесомости. (...) Если все пойдет по плану, эти аппараты [Транспортные средства SpaceShipTwo Virgin Galactic] будут одновременно перевозить шесть туристов в космос в 90-минутной суборбитальной радостной поездке, которая обойдется каждому пассажиру в 250 000 долл. Транспортное средство будет доставлено на борт WhiteKnightTwo, двухфюзеляжным самолетом с 43-метровым размахом крыльев и двумя реактивными двигателями, установленными на каждом крыле. (...) [Джордж] Уайтсайдс [исполнительный директор компании] проводит нас к [Unity Space Ship (VSS)] Unity, 18-метровому транспортному средству из углеродного волокна с двойными хвостовыми балками, которые складываются вдоль фюзеляжа во время входа в атмосферу (процесс, который Virgin Galactic называет оперением). Они складываются, чтобы действовать как крылья с 13-метровым размахом для полета в атмосфере. Аппарат попал в аварию 2014 года, в результате которой погиб пилот Майкл Алсбу и травмирован пилот Питер Зибольд. Национальный совет по безопасности на транспорте определил, что второй пилот слишком рано разблокировал систему оперения VSS Enterprise, что привело к преждевременному сворачиванию двухвальных стрел. Аэродинамические нагрузки разорвали космический самолет на высоте 50000 футов [15 240 м]. После аварии Virgin Galactic модифицировала элементы управления дизайном SpaceShipTwo. Аппарат, на который я сейчас смотрю (...), отправился в космос во второй раз 22 февраля [2019] (...) WhiteKnightTwo выпустили Unity на высоте примерно 44 000 футов [13 410 м]. Несколько секунд спустя главный пилот Дейв Маккей и второй пилот Майк Масуччи включили двигатель ракетного самолета, приводимый в действие полибутадиеном с гидроксильными группами и с жидким топливом закись азота. «Юнити» выполнил свой первый полный ракетный полёте, продолжавшееся около 60 секунд, когда он взлетел до 89,9 километра и достиг 3,04 Маха, а затем спланировал на взлетно-посадочную полосу в Мохаве, в воздушно-космическом порту. Весь полет длился около 52 минут. (...) Британский миллиардер Ричард Брэнсон, который основал Virgin Galactic в 2004 году и основал компанию The Spaceship вместе с авиационно-космическим инженером Бертом Рутаном в 2005 году, планирует отправиться на борту первого туристического полета SpaceShipTwo позднее в этом году. (...) По состоянию на начало марта [2019 года] 600 человек из 58 стран внесли полностью возмещаемые депозиты, чтобы летать на космических самолетах Virgin Galactic. (...) Для доставки 600 пассажиров в космос и обратно потребуется более одного космического самолета. На заводе Virgin Galactic собирает свои следующие два. (...) конкурент Blue Origin, коммерческая компания космического туризма, основанная в 2000 году основана миллиардером Amazon Джеффом Безосом, также пока не перевозит пассажиров. По состоянию на начало марта [2019 г.] Blue Origin выполнила 10 летных испытаний с посадкой корабля New Shepard, космического корабля с вертикальным взлетом и посадкой, состоящего из капсулы с шестью пассажирами и ракеты-носителя, работающей на жидком водороде и жидком кислороде BE-3 компании Blue Origin. Капсула Blue Origin достигла высоты 106,9 км 23 января [2019 г.] после взлета со стартовой площадки компании в Западном Техасе. Как и Virgin Galactic, Blue Origin планирует привлечь людей на борт в этом году."
  18. Джон Логсдон. Космической гонки нет (John Logsdon, There is no space race) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 46-47 в pdf - 949 кб
    «Рассмотрение американо-китайских космических отношений как рас было типичным для большинства комментариев после успеха Чанъэ-4. Но характеристика конкуренции США с Китаем как расы искажает реальность неудачным образом, поскольку она недооценивает ставки» ( ...) На самом деле ситуация не похожа на те 1960-е годы, когда США и Советский Союз боролись за то, чтобы первыми отправлять людей на поверхность Луны и возвращать их на Землю. Этот сценарий действительно был гонкой. (...) Нынешние американо-китайские отношения - не такая гонка. Они не обусловлены графиком, сроками или стремлением к достижению конкретной цели. Скорее, это постоянная борьба с высокими ставками за космические достижения и инновационные подходы к их достижению. (...) Конкуренция в космосе происходит в контексте более широкого конкурса на разработку передовых технологий, таких как искусственный интеллект, квантовые вычисления, передовые фармацевтические препараты и производство с высокой стоимостью.(...) Конкуренция также является геополитической. США имеют тенденцию оставаться ведущей мировой державой и гарантом мирового порядка, основанного на демократической политике и экономике свободного рынка, позиции, которую они занимали после окончания Второй мировой войны. Китай бросает вызов этому статусу гегемона, стремясь стать доминирующей мировой страной, распространяя свой авторитарный подход к управлению и ориентированный на государство подход к социальному и экономическому развитию. (...) С 1992 года, когда Китай впервые заявил о своем намерении развивать возможности, необходимые для отправки людей на орбиту, он объявил о серии долгосрочных планов в отношении космоса и практически достиг того, что планировали эти планы. Между тем, поскольку каждая администрация США с 2004 года объявляла о возобновлении путешествия человека за пределы земной орбиты, стратегии для достижения этой цели значительно различались, и прогресс шел в гору и всё с начала. (...) Может ли наша республиканская система управления, нацеленная на учет различных интересов, достаточно сосредоточиться на любой долгосрочной деятельности, чтобы оставаться на переднем крае в течение десятилетий? Для этого потребуется объединить энергию и амбиции частного сектора США с государственными интересами в космосе, чтобы создать усилия, которые будут конкурентоспособны с открытым стремлением Китая к космическому доминированию. В этом соревновании нет финишной черты. Также может быть место для сотрудничества между Китаем и США параллельно с их конкуренцией. (...) Тем временем астронавты Европейского космического агентства изучают китайский язык и проводят подготовку в Пекине для миссий на будущей космической станции Китая, и Китай согласился с Организацией Объединенных Наций принять у себя международные исследовательские проекты на своем орбитальном форпосте. Не в интересах США оставаться в стороне, поскольку Китай стремится работать с другими странами. (...) конкуренция между США и Китаем определит ближайшие десятилетия".
  19. Аманда Миллер. Более безопасный скафандр (Amanda Miller, A safer spacesuit) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №5, 2019 г., стр. 12-17 в pdf - 1,24 Мб
    она [докторант Катя Аркилла из Университета Колорадо в Боулдере] и сокурсники планируют создать полный облегающий спортивный костюм с (...) розовыми датчиками давления, расположенными на нём. Когда пользователь натирает или наталкивается на что-то, или что-то трется или ударяется о владельца, результирующее давление увеличивает электрическое сопротивление в медных проводах, и костюм обнаруживает контакт. Команда планирует создать второй костюм и оснастить его инерционными датчиками на основе смартфона для отслеживания движений конечностей пользователя ... (...) результаты могут помочь команде Колорадо или другим разработчикам менее громоздких скафандров, которые не будут травмировать или излишне утомлять астронавтов, работающих на поверхности Марса, где астронавты будут терпеть длительные смены. (...) Чтобы понять проблему, учтите, что в обычных скафандрах создается давление фильтрованного кислорода, которым дышит пользователь, включая газ, протекающий через его или её перчатки. В результате получается костюм, в котором трудно передвигаться. (...) Я, астронавт, потерял ногти от того, что сильно сжимал свои перчатки. Другие перенесли травмы плеча. Есть также обострения, такие как «горячие точки» давления и усталость. (...) Корень проблемы в том, что современные костюмы требуют от космонавтов борьбы с придатками, которые становятся жесткими под давлением. После манипуляций эти части, естественно, хотят вернуться к своим первоначальным формам. (...) ответ может заключаться в гибриде, который объединит растягивающийся, сжимающий кожу слой (вероятно, неопрен) под более тонкой версией сегодняшних костюмов, работающих под давлением газа. (...) аспекты исследования могут быть включены в будущий заказ, который будет сделан коммерческим производителем. (...) В настоящее время студенты работают над костюмом, чтобы удовлетворить академические требования, за счет средств университета. (...) никто на самом деле не знает, как конечности владельца движутся относительно стенки костюма. Это первое, что студенты хотят знать, прежде чем придумать костюм. (...) примерно через год испытуемый будет носить инерционный костюм под обычным скафандром. (...) Пока датчики отслеживают движения объекта изнутри, камеры одновременно регистрируют движения костюма снаружи. (...) Первым будет ботинок для прогулки по другому миру со значительной гравитацией. «На Луне вы на самом деле не гуляете, вы прыгаете», - говорит [докторант Абхишектха] Боппана. «Пока вы можете немного оттолкнуться, у вас есть движение. Но когда мы отправляемся в среду с более высокой гравитацией, такую как Марс, вам действительно нужен такой же тип передвижения, как у нас здесь на Земле».
  20. Том Джонс. Мост на Марс (Tom Jones, A bridge to Mars) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №5, 2019 г., стр. 20-24 в pdf - 1,08 Мб
    «Планы [администрации США] предусматривают высадку около южного лунного полюса к 2024 году с последующим форпостом. Лунное возвращение НАСА заключается в накоплении опыта и навыков, необходимых для достижения Марса в 2030-х годах. Марс - непростая задача: более шести месяцев в открытом космосе в каждом направлении, длительное воздействие радиации и других опасностей для здоровья человека, и все еще нерешенная проблема посадки людей и грузов. (...) Одной из идей для подтверждения готовности круизного корабля на Марс является посадить экипаж на борт и заставить его летать на орбите в течение года. Такая миссия представила бы несколько актуальных для Марса оперативных задач и практически не обеспечивала бы ничего нового. (...) Правильный способ проверить нашу готовность к Марсу состоит в том, чтобы направить исследователей на дерзкий, но взвешенный шаг в глубокий космос, к ближайшему астероиду. (...) Миссия NEA [околоземного астероида] укрепит нас для путешествий по Марсу, проверяя почти каждую систему марсианского крейсера в глубоком космосе. (...) Миссии NEA, например, позволяют нам проверять надежность системы жизнеобеспечения, противодействие радиации и ослаблению гравитации, связь в дальнем космосе и радиационно-стойкие компьютеры. (...) Экипаж должен был покинуть систему Земля-Луна на орбиту вокруг Солнца, встретиться с NEA на его гелиоцентрической орбите, провести пару недель интенсивного исследования, а затем вернуться на Землю. (...) Мы знаем гораздо больше о проблемах работы вокруг и на астероидах благодаря недавним результатам двух космических кораблей-роботов, которые теперь посещают пару различных астероидов размером с километр. Японский Hayabusa 2 находится на 162173 Рюгу, а американский зонд OSIRIS-REx прибыл на 101955 Бенну в конце 2018 года. Оба объекта представляют собой груды обломков: щепень, камни и валуны, скрепленные друг с другом очень слабой гравитацией объекта (... ) NEA несут в себе множество научных находок и ценных ресурсов. Бенну и Рюгу, например, странные, но очаровательные места. Они создают достаточно загадок, чтобы бросить вызов команде исследователей дальнего космоса на несколько недель. Текущие таблицы доступности NEA содержат почти два десятка NEA, которые будут доступны с Земли в период между 2030 и 2035 годами. Они предлагают продолжительность полета в оба конца менее года и время пребывания не менее восьми дней и требуют полного изменения скорости с низкой околоземной орбиты менее 6 километров в секунду - примерно так же, как путешествие в одну сторону на поверхность Луны. (...) Исследование астероидов обещает испытать различные технологии исследования Марса. (...) Наконец, экспедиция к NEA 2030-х годов является идеальным сценарием для доказательства надежности и производительности ядерного космического двигателя в дальнем космосе. Изначально испытанный вокруг Луны, ядерный тепловой двигатель мог сократить время полета до астероида и снизить требования к топливу экспедиции. Если НАСА серьезно относится к доставке людей на Марс, ядерное движение должно быть частью картины. (...) Отправка прототипа крейсера «Марс» сначала к NEA или к двум проверила бы критические системы дальнего космоса и открыла бы интригующие, маленькие миры для сложной науки. Эти экспедиции помогут НАСА построить прочный мост с низким уровнем риска для Марса".
  21. Дебра Вернер. Матч века (Debra Werner, Match of the century) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №5, 2019 г., стр. 34-41 в pdf - 1,08 Мб
    «эти геостационарные спутники размером с грузовик (…) могут стоить более 1 миллиарда долларов США, представляя огромные обязательства в случае аварийного запуска или технической проблемы, и по крайней мере одному генералу ВВС они представляются, в лучшем случае как «жирные мишени». Биржевые трейдеры живут в страхе, что цены резко упадут за четверть секунды, которая может понадобиться команде «продать», чтобы отскочить на 36 000 километров в космос и вернуться на фондовый рынок за полмира от них. По этим и другим причинам большая часть предпринимательской деятельности сегодня в мире спутников основана на создании созвездий небольших, часто запускаемых серийно космических аппаратов на низкой или средней околоземной орбите для голосовой связи, широкополосного интернета и получения изображений Земли. (...) Во-первых, вопрос денег. (...) Предусматривает ли бизнес-план глобальное или региональное покрытие? Если требуется только региональное покрытие, это можно говорить о единственном спутнике на ГСО. Достигнут ли прогресс в области материалов, мощности и вычислительной техники настолько быстро, что имеет смысл запускать новые спутники? каждые пять лет вместо 15? Если это так, то это предполагает меньшие, менее дорогие спутники на низкой околоземной орбите. Какую задержку можно принять? Если, как у биржевого трейдера, вопрос не слишком важен, то большая задержка сигнала на ГСО не могут быть необходимостью. (...) Бюджетные аспекты уравнения доступности сложнее оценить. Заказчики должны заранее рассчитать стоимость создания, запуска и эксплуатации группировки малых спутников, включая наземное оборудование, и сравнить эту стоимость с ценой строительства и запуска только одного или нескольких спутников ГСО. (...) Хотя они [новые созвездия] только начинают запускаться, они уже нанесли ущерб продажам спутников ГСО, подорвав рынок. (...) Поставщики услуг, ориентированные на ГСО, серьезно относятся к мегаконстелляциям. (...) Хьюз [Коммуникации, поставщик ИСЗ ГСО] решил стать одним из первых инвесторов One-Web [стартап, базирующийся в Арлингтоне, штат Вирджиния, который начинает запуск спутников на LEO (низкая околоземная орбита) для глобального доступа в Интернет] и строит шлюзы, модемы и усилители мощности для созвездия. (...) Конечной целью созвездий LEO является обеспечение того, чтобы богатые и бедные люди могли оставаться подключенными к высокоскоростным сетям в отдаленных регионах и на борту поездов, кораблей и самолетов. Для этого новым сетям потребуется большая пропускная способность и новые пользовательские терминалы. (...) Сегодня терминалы достаточно сложные, чтобы отслеживать один спутник, летящий по небу в течение нескольких минут, а затем захватывать следующий спутник в серии (...) стоимостью от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч долларов. Правительственные агентства и корпорации могут себе это позволить, но цены на терминалы, включая антенны для слежения, должны упасть до диапазона от 200 до 300 долларов США, прежде чем потребители примут их (...) Эти группировки за миллиард долларов делают ставку на технологии, которые еще предстоит полностью продемонстрировать (...) Общение со спутниками на ГСО намного проще. Антенны, продающиеся менее чем за 100 долларов США, могут принести доступ к телевидению и интернету в дома и школы. (...) Спрос на услуги GEO остается высоким, поскольку потребители хотят иметь постоянный доступ к высокоскоростной широкополосной связи (...) Несмотря на растущий спрос на пропускную способность, продажи спутников ГСО замедлились. С 2005 по 2010 год компании по всему миру ежегодно покупали от 20 до 25 крупных геосинхронных спутников. В последние годы они заявили примерно половину этого числа (...) Несмотря на турбулентность на рынках коммерческих спутников, правительственные клиенты в США, вероятно, будут продолжать покупать спутники на ГСО. (...) NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований] также будет нуждаться в стражах на ГСО в обозримом будущем. Численные модели погоды выигрывают от одновременного глобального наблюдения за ветрами и другими атмосферными условиями. (...) Будут ли наземные сети снова обгонять спутники? Сетевые провайдеры тратят десятки миллиардов долларов на 5G, стандарт пятого поколения для сотовой мобильной связи. Спутники являются частью 5G, которая обещает более высокую скорость связи и дополнительную емкость. (...) Объединить все спутники, дирижабли и беспилотные летательные аппараты в серию бесшовных узлов будет непросто, но это необходимо для 5G. (...) Поскольку оптоволоконные и подводные кабели продолжают распространяться в глобальной сети связи, некоторые думают, что в конечном итоге они уменьшат роль спутников любого рода. (...) Это будет означать проблемы как для производителей спутников на ГСО, так и для новых орбитальных созвездий, не относящихся к ГСО. Даже если этот сценарий закончится, спутники на орбитах ГСО и не-ГСО будут продолжать обслуживать клиентов в движении и в удаленных сообществах».
  22. Аманда Миллер. Телескоп Уэбба, готовый к «окончательной интеграции» (Amanda Miller, Webb telescope poised for "final integration") (на англ.) «Aerospace America», том 57, №6, 2019 г., стр. 9 в pdf - 511 кб
    «Большое событие для Webb наступит в ближайшие недели, когда, в зависимости от результатов тепловых испытаний, Northrop Grumman присоединит оптическую часть, включая [1] сотовое главное зеркало, к [2] элементу космического аппарата. [3] Желтый брус (подъёмник) на потолке компании Redondo Beach, штат Калифорния, будет поднимать оптику, называемую OTIS для оптического телескопа и модульного измерительного модуля, точно в нужное положение. Затем технические специалисты и инженеры прикрутят OTIS к элементу космического корабля и подключат многочисленные силовые провода, линии криокулера и кабели для передачи данных в окончательном процессе интеграции, который должен занять около 11 часов, после чего будет проведено множество испытаний.В элементе космического корабля находится солнцезащитный экран размером с теннисный корт, состоящий из пяти слоев полимера, который открывается, чтобы блокировать солнечное излучение и охлаждать все, что находится на другой стороне, почти до абсолютного нуля. Сохранение оптики в холодном состоянии даст Webb возможность обнаруживать инфракрасный свет от ранней вселенной, как только три лепестка ее 6,5-метрового основного зеркала соберутся вместе в космосе. (...) Аппаратные болты, соединяющие солнцезащитный козырек, выпали во время теста с высоким уровнем шума, который имитировал рев, с которым столкнется Webb, когда его ракета Ariane 5 взлетит и разгонится к космосу. Эта проблема и другие неудачи привели к тому, что НАСА отложило запуск с января 2020 года по март 2021 года. (...) Решение проблемы с болтом сработало, как и планировалось, во время повторного тестирования с высоким шумом в конце прошлого года, а также во время ранних испытаний на вибрацию этот год. Проблема болтов и другие вопросы добавили 800 миллионов долларов США к цене Webb, в результате чего общая стоимость миссии, с момента начала проектирования и разработки в 1996 году, составила 9,7 миллиардов долларов США".
  23. Адам Хадхази. Время принятия решения. Новые рубежи НАСА (Adam Hadhazy, Decision time. NASA's new frontiers) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №6, 2019 г., стр. 28-34 в pdf - 735 кб
    «Куда: комета или ледяная луна Сатурна Титан? На этот вопрос руководители НАСА должны будут ответить в июле 2019 года, когда они выберут следующую миссию в серии Агентства «Новые рубежи». (...) Для четвертого раунда НАСА в 2017 году отобран из начального списка из дюжины участников, выбраны CAESAR (возвращение образца исследования кометной астробиологии) и вертолетная установка Dragonfly, вдохновленная потребительскими дронами. CAESAR намеревается вернуть на Землю первый в мире образец ледяного тела кометы. Это критически важно для измерения относительного количества первичных ингредиентов, которые вошли в создание нашей солнечной системы. "Стрекоза", как следует из названия, будет летать по Титану в поисках подсказок о появлении жизни, как здесь, на Земле, так и потенциально в других местах. Победитель отправится в полет не позднее 2025 года при цене в 850 млн. долл. После того, как ракета-носитель и операции миссии будут учтены, НАСА ожидает, что цена составит около 1 млрд. долл. (...) Две оценочные комиссии - одна по науке, другая по техническим, управленческим и стоимостным аспектам - в составе около 70 человек оценивают CAESAR и Dragonfly. Советы скоро представят свои выводы в НАСА. (...) [CAESAR] Хотя несколько космических аппаратов посетили кометы и наблюдали их вблизи, эти наблюдения дают сравнительно мало информации по сравнению с возвращением части космического тела домой для анализа. (...) Цель CAESAR - собрать и вернуть на Землю порядка 80-800 г летучих веществ (замороженных газов и льдов) непосредственно из ядра кометы. (...) Чтобы избежать осложнений, команда CAESAR выбрала комету 67P/Чурюмова-Герасименко, одну из наиболее характерных космических тел во всей Солнечной системе. (...) Знакомство и снижение риска распространяются и на конструкцию космического корабля CAESAR, которая опирается на проверенные компоненты наследия. (...) В тех случаях, когда CAESAR обязательно вводит новшества, это сохранение образцов. Материал кометы не может быть просто герметично запечатан после захвата, потому что помещение летучих и нелетучих веществ в замкнутое пространство может привести к контакту с разрушающем образцы химическим веществом, которое не встречалось бы в комете. (...) Этот план предусматривает осторожное нагревание образца до минус 30 градусов по Цельсию (минус 22 градуса по Фаренгейту) - около температуры поверхности кометы 67P, естественным образом достигаемой при ближайших заходах солнца. Это высвобождает летучие вещества кометы, но они непосредственно улавливаются в отдельном охлажденном 5-литровом резервуаре. Затем этот контейнер герметично закрывается, а в основном высушенный твердый образец безвредно выходит в космос. (...) Последнее препятствие будет заключаться в том, чтобы материал кометы оставался достаточно холодным при входе, спуске и приземлении капсулы, когда трение с пламенем атмосферы укрывает теплозащитный экран до 3000 градусов Цельсия. (...) Если миссии будет дан зеленый свет, CAESAR запустят в 2024 году, и ей придется отправиться за орбиту Юпитера, чтобы провести рандеву с 67P в 2029 году. (...) Космический аппарат CAESAR не вернется в окрестности Земли до ноября 2038 года. (...) [Dragonfly] Стрекоза посетит множество мест на Титане, предлагая беспрецедентный взгляд на внеземные условия, способствующие биологии. По общему признанию, Титан, возможно, уже давно живёт с инопланетной жизнью, что может оценить драматическую перспективу Стрекозы. (...) Стрекоза была бы октокоптером с парой верхних и нижних роторов на четырех углах. Это сделало бы полёты в стиле чехарды между потенциально десятками интересующих посадочных площадок, раскинувшихся на десятки километров друг от друга. Космические агентства никогда прежде не пытались провести исследование в атмосфере другого мира. (...) Первой технологической демонстрацией внеземного научного беспилотника является небольшой 2-килограммовый вертолет, сопровождающий марсоход NASA Mars 2020, который должен приземлиться на красной планете в феврале 2021 года. (...) Если выбран для New Frontiers-4, Dragonfly будет запущен в 2025 году, достигнув Титана девять лет спустя. Зонд принесет научные приборы, в том числе спектрометры для детального химического анализа, метеорологический пакет, сейсмический датчик и, конечно же, камеры». - 27 июня 2019 года НАСА выбрало Dragonfly для разработки.
  24. номер полностью (на англ.) «Orion» 2019 г, апрель в pdf - 1,61 Мб
  25. номер полностью (на англ.) «Orion» 2019 г, май в pdf - 638 кб
  26. номер полностью (на англ.) «Orion» 2019 г, июнь-июль в pdf - 712 кб
  27. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2019 г №4 (май) в pdf - 4,21 Мб
  28. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2019 г №5 (июнь) в pdf - 3,37 Мб
  29. Туристическое руководство по космосу. Пора начать планировать поездку вне атмосферы (The tourist's guide to space) (на англ.) «Popular Mechanics» 2019 г. №4 в djvu - 1,47 Мб
  30. Интервьюс Илоном Маском (Know before you go... with Elon Musk) (на англ.) «Popular Mechanics» 2019 г. №4 в djvu - 320 кб
  31. Вейрен Ву и др. Лунный фарсайд изучает Чанъэ-4 (Weiren Wu et al., Lunar farside to be explored by Chang’e-4) (на англ.) «Nature Geoscience», том 12, №4, 2019 г., стр. 222-223 в pdf - 1,42 Мб
    «Дальний конец Луны ускользал от наблюдений человека до 4 октября 1959 года, когда тат пролетел советский космический аппарат «Луна-3». Луна-3 сфотографировала поверхность, резко контрастирующую с ближней стороной Луны; последующие орбитальные исследования подтвердили, что для обратной стороны Луны характерна более толстая кора и гораздо меньшее количество морей (вулканических равнин). Несмотря на это отличие, все 20 посадок на Луну до 2019 г. были на ближней стороне из-за трудности связи между Землей и обратной стороной. В 2018 г. был успешно развернут спутник (Queqiao) для обеспечения возможности ретрансляции для операций на Фарсайде в рамках Китайской программы исследования Луны, что дало возможность успешной посадке на Фарсайде Chang'e-4 3 января 2019 года в кратере Von Karman на дне бассейна Южного полюса-Айткен (...) Это место было выбрано, чтобы оптимизировать вероятность изучения стратиграфии земной коры и развития реголита, а также для доступа к материалам глубоких слоёв коры и возможно, мантии. Chang'e-4 и его ровер, Yutu-2, несут посадочную камеру, камеру для поверхности, панорамную камеру, спектрометр для визуализации в ближней и ближней инфракрасной области спектра и радиолокатор, проникающий сквозь землю. Эти инструменты позволят провести анализ топографии, реголита, мелкой структуры, пород и минеральных составов мест посадки и ровинга. (...) Chang'e-4 также исследует потенциал лунного фарсайда как платформы для астрономических наблюдений с использованием низкочастотного радиоспектрометра. (...) Фарсайд защищен от радиопомех от Земли, а также от солнечных излучений в лунную ночь, поэтому ожидается, что он станет отличным местом для низкочастотной радиоастрономии".
  32. Родриго Лугер и др., Фотометрическое картирование земной планеты TESS в обитаемой зоне: обнаружение облаков, океанов и континентов (Rodrigo Luger et al., TESS Photometric Mapping of a Terrestrial Planet in the Habitable Zone: Detection of Clouds, Oceans, and Continents) (на англ.) препринт [в журнал AAS (Американское астрономическое общество) с небольшими изменениями] апрель 2019 г. в pdf - 2,91 Мб
    «На сегодняшний день несколько экзопланет были фотометрически картированы с использованием фазово-модулированного отражения или излучения от их поверхностей, но малые амплитуды таких сигналов ограничивали предыдущие карты почти исключительно грубыми дипольными элементами горячих гигантских планет. В этой работе - об обнаружения сигнала с использованием недавно выпущенных данных со спутника Transiting Exoplanet Survey Satellite (TESS), который, как мы показываем, соответствует переменному во времени отражению от земной планеты с периодом вращения 0,9972696 дней. Использование модели отражения на основе сферических гармоник, разработанной в качестве расширения пакета starry [кодовый пакет для расчета кривых блеска для различных применений в астрономии], мы можем восстановить поверхностные особенности этого скалистого мира. Мы восстанавливаем карту переменного альбедо по времени планеты, включая постоянные регионы, которые мы интерпретируем как океаны и массивы облаков, указывающие на континентальные особенности. Мы утверждаем, что эта планета представляет собой наиболее многообещающий на сегодняшний день обитаемый мир, хотя потенциальный интеллект любой жизни на нем еще предстоит определить".
    Примечание: черновая версия 1 апреля 2019 г.
  33. Александр Боу. «Китай в погоне за космической мощью и её последствия для Соединенных Штатов» (Alexander Bowe, China’s Pursuit of Space Power Status and Implications for the United States) (на англ.) «U.S.-China Economic and Security Review Commission. Staff Research Report», April 11, 2019 в pdf - 1,37 Мб
    «Китай стремится стать международным лидером в космосе или, как это называют, «космической державой во всех отношениях». (...) В этом отчете рассматриваются космические цели и национальная космическая стратегия Китая, его прогресс в достижении этих целей, в том числе анализ прогресса Китая в его передовой ракете-носителе, космической станции с долгосрочным экипажем и программах исследования Луны, а также основные объекты, что участвуют в разработке и осуществлении своей космической политики. Наконец, в докладе дается оценка последствий космической программы Китая для Соединенных Штатов и их дальнейшего лидерства в космосе. - Китай четко обозначил свои амбиции стать мировым лидером в космосе и в настоящее время конкурирует с Соединенными Штатами в области технологий и статуса в таких начинаниях, как миссии по испытанию роботов и международное космическое сотрудничество. (...) Если Китай продолжит достигать своих заявленных космических целей, он может стать единственной страной, имеющей активную космическую станцию после закрытия финансирования МКС правительством США. Международная космическая станция (МКС) заканчивается в 2024 году, и он может начать установку исследовательской станции на Луне к 2025 году. (...) Пекин последовательно инвестирует высокий уровень финансирования и политической воли в его космической программе, которая способствовала его устойчивому прогрессу в достижении важных вех. Эта поддержка, наряду с акцентом на улучшение и стандартизацию качества производимых компонентов, помогла создать зрелую космическую программу, развитие которой ранее ограничивалось плохой инфраструктурой и менее передовыми технологиями. (...) Военные Китая - особенно SSF [Сил стратегической поддержки Народной освободительной армии (НОА)] и Департамент по разработке оборудования Центральной военной комиссии (EDD) - играют важную роль в организации и контроле космической деятельности Китая, то есть большей части Китая. Якобы гражданская космическая деятельность имеет приложения двойного назначения. (...) Пекин утверждает свои космические программы на политическом уровне только после определения точных технологических компонентов, необходимых для проекта, и завершения технико-экономического обоснования. (...) Китай в настоящее время способен запускать космические аппараты на любую орбиту Земли, но он еще не усовершенствовал передовые ракеты-носители, необходимые для достижения его наиболее важных космических целей, таких как запуск лунных миссий с экипажем. (...) Тяжелая РН LM-5 [Long March-5] и будущие сверхтяжелые ракеты-носители LM-9 являются наиболее важными проектами ракет-носителей в Китае и опираются на новые технологии, материалы, технологии изготовления и оборудование. (...) Однако после успешного первого запуска в 2016 году второй запуск LM-5 в июле 2017 года не состоялся из-за проблем с РД первой ступени. Запланированный запуск робота-лунного зонда, требующего РН LM-5, был отложен до июля 2019 года из-за этого сбоя. (...) Вполне вероятно, что Китай совершит лунную миссию с экипажем к середине 2030-х годов, используя либо LM-9, либо аналогичную ракету. (...) цель китайского проекта по полету человека в космос состояла в создании станции долгосрочного экипажа, известной как Китайская космическая станция (CSS). (...) На самых ранних космических станциях Китая в середине 1990-х годов была изображена станция, сравнимая с "Салютом" Советского Союза - первой в мире космической станцией, запущенной в 1971 году, - а в 2000 году Россия подтвердила, что помогает Китаю разрабатывать такую станцию. Пекин планировал подражать советской модели временного, а затем и постоянного пребывания на такой станции, и в 2011 году запустил свою первую космическую лабораторию Tiangong. (...) Китай использует свои программы полета человека в космос, чтобы доказать технологическую осуществимость последующих проектов, необходимых для возможного запуска и работы CSS. (...) По данным Китайского пилотируемого космического агентства, первоначальная CSS будет весить приблизительно 66 тонн, или около одной седьмой массы МКС, и у него будет несколько стоек с полезной нагрузкой, доступных для использования иностранными партнерами. (...) Пекин добился существенного прогресса в своей программе исследования Луны, быстро добиваясь все более изощренных технологических побед на пути к возможной лунной миссии с экипажем, которая - согласно Национальному центру воздушной и космической разведки ВВС США (NASIC) - запланирована на 2036 год. (...) Китайские лунные зонды были частью логического развития, предназначенного для достижения кульминации в лунной миссии с экипажем и запланированной исследовательской станции на поверхности Луны. Chang'e-4, самый последний и передовой из роботизированных лунных зондов Китая и первый в истории приземлился на противоположной стороне Луны, продемонстрировал способность Китая приземляться и взаимодействовать с оборудованием на обратной стороне Луны, что необходимо для будущих целей исследования Луны в Китае. (...) Успешная автономная посадка Chang'e-4 на обратной стороне Луны была одним из самых технологически впечатляющих подвигов, достигнутых космической программой Китая на сегодняшний день, учитывая неравномерность ландшафта в целевом местоположении и необходимость в ретрансляции через спутник для облегчения связи с Землей. (...) Технологии, разработанные для программы Chang’e, пойдут на пользу будущим миссиям как на Луну, так и на другие небесные тела, такие как Марс. (...) Миссия Китая направить роботизированный зонд на Марс была официально одобрена центральным правительством в январе 2016 года после восьми лет предварительных исследований, а миссия по захвату астероида обсуждалась старшими должностными лицами, но еще не была официально утверждена. (...) Государственный совет официально принимает долгосрочную политику и политику в области науки и техники и утверждает программы и финансирование, хотя военные также участвуют на самых высоких уровнях в разработке, осуществлении и управлении этими программами. (...) Несколько китайских правительственных учреждений играют ключевую роль в планировании, реализации и координации официальной космической политики и исследований, процесс, охватывающий гражданский, военный, академический и коммерческий секторы. Военные структуры также активно участвуют в якобы невоенных космических проектах Китая. (...) В 2014 году правительство Китая открыло космическую отрасль для частного сектора, позволив негосударственным компаниям впервые создавать и запускать спутники (...) Несколько компаний осуществили суборбитальные запуски - обычно ракеты для проведения научных экспериментов, которые завершают менее одной полной орбиты, прежде чем упасть обратно на Землю - но в октябре 2018 года первая попытка запуска частного орбитального спутника в Китае не удалась. (...) Тем не менее, учитывая время и продолжающуюся поддержку китайского правительства частному космическому сектору, частные пусковые компании в Китае, вероятно, будут продолжать прогрессировать. (...) Если в течение 2020 года планируется запустить первый долгосрочный модуль космической станции, Tianhe-1, он будет соответствовать почти 40-летнему пути НАСА от первого полета человека в космос к первому модулю космической станции менее чем за 20 лет. Принимая во внимание технологический подход Китая, а также сильную политическую и финансовую поддержку, американские политики не должны ожидать, что космическая программа Китая будет существенно отставать от США на неопределенный (...) период, как представляется, у Китая есть как финансовые ресурсы, так и политическая воля к тому, чтобы продолжать прогресс в создании CSS и, возможно, лунной базы, что позволит Пекину взять на себя большую лидирующую роль в эпоху возобновления глобального интереса к освоению дальнего космоса. По словам представителя Теда Йохо (R-FL) [представитель Республиканской партии в Конгрессе США по Флориде], тогдашнего председателя подкомитета по иностранным делам Палаты представителей по Азиатско-Тихоокеанскому региону, Пекин может опередить Соединенные Штаты в этом новом раунде космоса конкуренция просто потому, что у нее есть «деньги, чтобы сделать это».
  34. Шеннон Холл. Гонка на Венеру (Shannon Hall, The race to Venus) (на англ.) «Nature», том 570, №7759 (июнь), 2019 г., стр. 20-25 в pdf - 5,90 Мб
    «Почти каждое космическое агентство по всему миру в настоящее время делает набросок предложения исследовать нашего давно забытого соседа [Венеру]. Индийская организация космических исследований (ISRO) будет первой, когда она запустит на орбиту Венеры в 2023 году. Государства могут последовать за ним. Гарвин и его коллеги - одна из нескольких групп, которые вскоре предложат миссии в НАСА, которые, если они будут выбраны, начнут летать в 2025 году. Европейское космическое агентство (ЕКА) в настоящее время рассматривает предложение об отправке орбитального аппарата на Венеру в 2032 году. А российское космическое агентство Роскосмос работает в сотрудничестве с Соединенными Штатами, чтобы отправить смелую миссию на планету в любое время с 2026 по 2033 год, в которую войдет орбитальный аппарат, посадочный аппарат, который отправит показания срау и исследовательская станция, которая выживет гораздо дольше. (...) Например, за последние 65 лет НАСА отправило 11 орбитальных аппаратов и 8 кораблей на Марс, но только 2 орбитальных аппарата на Венеру - и ни одного с 1994 года - не было научного интереса. Только с середины 1990-х годов только американские ученые представили НАСА около 30 предложений о Венере. Ни один не был одобрен. (...) По мере того, как росло научное обоснование для исследования Венеры, ученые-планетологи придумывают новые способы изучения планеты и создают в лаборатории технологии, способные пережить ужасные условия на ее поверхности. (...) Ученые быстро поняли, что эта планета не будет ни домом для будущих человеческих исследований, ни местом, где можно искать жизнь. Было бы совершенно трудно быть там вообще, даже на короткое время. (...) Хотя Земля и Венера родились одинаково, они двинулись по кардинально разным эволюционным путям - раойдясь, возможно, еще 715 миллионов лет назад. Это может показаться причиной не посещать, но ученые теперь утверждают, что это делает планету еще более интригующей. Если бы исследователи могли только понять, что заставило Венеру подвергнуться такой смертельной метаморфозе, они могли бы лучше понять, что заставило Землю стать таким раем для жизни. (...) ЕКА недавно выбрало зонд для Венеры под названием EnVision вместе с двумя другими финалистами в качестве миссии, которая может летать уже в 2032 году. (...) EnVision будет анализировать небольшие части планеты с разрешением до 1 метр. На этом уровне точности ученые смогут увидеть аппараты, доставленные Советским Союзом. (...) Чтобы по-настоящему понять поверхность, ряд ученых хотят посадить аппарат на нашего ядовитого близнеца - подвиг, который не был достигнут в течение 35 лет. Хотя Советский Союз отправил несколько аппаратов на Венеру, те, кто выжил, быстро уступили суровым условиям планеты: самый продолжительный продолжался всего 127 минут. Но ученые надеются побить этот рекорд и уже разработали технологию, которая может длиться не минуты, а месяцы. Команда исследовательского центра НАСА имени Гленна в Кливленде, штат Огайо, строит станцию, которая должна выжить не менее 60 дней. Вместо того, чтобы использовать его большую часть для поглощения тепла или противодействия условиям с охлаждением, спускаемый аппарат использовал бы простую электронику, сделанную из карбида кремния (гибрид кремния и углерода, обычно используемый в наждачной бумаге и искусственных алмазах), который может противостоять окружающей среде Венеры. (...) Команда уже проверила схемы в симуляционной камере Венеры - 14-тонном резервуаре из нержавеющей стали, который может имитировать температуру, давление и специфический химический состав поверхности Венеры. Исследователи использовали эти результаты для разработки стационарного поверхностного зонда под названием LLISSE (Long-Lived In-Situ Solar System Explorer), который должен быть готов к полету к середине 2020-х годов и будет предлагаться для других стран. (...) Ученые Роскосмоса уже стремятся использовать эту новую технологию. В совместном предложении с НАСА они работают над миссией, известной как Венера-Долгоживущая (где последняя означает долгосрочную) или Венера-Д для краткости. Такая миссия будет включать набор компонентов - орбитальный аппарат, посадочный аппарат и долгоживущую станцию. Спускаемый аппарат включал бы много продвинутых инструментов, но продлился бы только несколько часов; Станция с длительным сроком службы будет проще по конструкции, но продолжит проводить измерения в течение нескольких месяцев. Станция, вероятно, будет LLISSE НАСА. (...) В этом году [2019] команда Венера-Д выпустила отчет, который охватил ряд потенциальных дополнений, в том числе воздушный шар, который мог бы исследовать облачную атмосферу. И это открывает возможность поиска жизни на Венере. Все другие предложенные миссии пока направлены на то, чтобы оценить, была ли Венера пригодна для жизни в прошлом. Но воздушный шар мог бы искать жизнь в единственной среде, где он мог бы выжить сегодня: в небе. (...) К сожалению, Venera-D еще не отобрана, и многие ученые выразили некоторую обеспокоенность по поводу того факта, что это уже давно обсуждается и все еще не имеет соответствующего финансирования. (...) Каждое космическое агентство, смотрящим на нашего соседа, Венеру, вероятно, посторается отправитьмиссии в течение следующих нескольких десятилетий ".
    [PDF-версия (5,9 МБ)
    https://www.nature.com/magazine-assets/d41586-019-01730-5/d41586-019-01730-5.pdf
    версия в html
    https://www.nature.com/articles/d41586-019-01730-5]
  35. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2019 г. том 39. №2 (Июньское солнцестояние 2019) в pdf - 7,70 Мб
    Марс как экзопланета (Mars as an Exoplanet)
    На обложке: "Juno сфотал кружащуюся область ярких облаков после циклона, во время своего 18-го сближения с Юпитером 12 февраля 2019 года. Слева - турбулентный синеватый столб; справа, полярные облака сменяются более розовыми поясами и зонами средних широт Юпитера. Команда Juno публикует свои изображения в необработанном виде в Сети, как только они получены на Земле - и зовут представителей общественности обрабатывать их. Это изображение является результатом автоматической обработки, разработанной Джеральдом Эйхштадтом из Германии, с последующим усилением Шоном Дораном из Ирландии.
    2 Космос на Земле. Мы выделяем людей, которые делают робототехнику космических миссий успешной.
    3 снимки из космоса. Эмили Лакдавалла восхищается новым вид на циклоны Юпитера.
    4 Ваше место в космосе Билл Най приглашает нас помочь защитить планету от огромной скалы.
    5 Ваше влияние. Первый из двух новых разделов пути членов общества имеют значение для космоса.
    8 Присоединяйтесь, если хотите участвовать в исследование космоса. Увлекайся с планетным обществом!
    10 Что случилось? Брюс Беттс о будущих солнечных и лунных затмениях плюс метеоритный дождь.
    10 Где они. Эмили Лакдавалла в курсе дел всех роботов, путешествующих за пределы Земли.
    12 Аполлон 11. Маленький Запад. Панорама кратера. Майк Константин оглядывается на первую посадку людей на Луну.
    14 Древняя комета Розетты. Мартин Рубин и Сесилия Тубиана сообщает о некоторых из увлекательных фактов, полученных ведущей миссией ЕКА.
    19 Охота за сокровищами с Hayabusa-2 Макото Йошикава и Элизабет Таскер объясняют неожиданные проблемы Hayabusa-2
  36. Для Франции всегда больше места (Romain Clergeat, Pour la France toujours plus d'espace) (на французском) «Paris Match», №3657, 12.06.2019, стр. 157-158 в pdf - 2,39 Мб
    Статья о роли французов в космосе. Некоторые факты приведены на стр. 157. Объем продаж космического бизнеса достигнет 1100 миллиардов долларов США в 2030 году и 2700 миллиардов долларов в 2047 году. - Один из них запустил 361 тонну в 2018 году. - Подпись: запуск Ariane 5 ES в Куру 25 июля , 2018. В этом месяце состоится 248-й запуск европейской РН [июнь 2019]. - Следующие семь десятилетий пройдут «наверху»: возвращение к нашему естественному спутнику в 2024 году, пилотируемые полеты на Марс в 2030-х годах, запуск Ariane 6 в 2020 году для растущего числа запусков. Наша страна [Франция] находится в очень хорошем положении для завоевания новой границы. - стр. 158: Интервью с Жаном-Ивом Ле Галлем, президентом CNES [Французский космический центр, Национальный центр развития мира, США]. [Вопрос о сотрудничестве с Китаем] Это начало сотрудничества, которое может привести к отправке французского астронавта в космос? [Ответ] Франция является страной, которая имеет наибольшее международное сотрудничество с США, Индией, Японией, Россией и Китаем. Мы предложили отправить 25 кг «французского опыта» в ходе следующей китайской миссии на дальнюю сторону Луны. Это довольно много! Оттуда к видению миссии на Луну с французским астронавтом: почему бы и нет? Если Китай однажды откроет свою космическую станцию для некитайцев, я думаю, что французы будут в хорошем положении ... [Вопрос о лунной базе в качестве прелюдии к путешествию на Марс] Что вы думаете? [Ответ] В прошлом году Элон Маск объявил о своем проекте марсианской базы с совершенно нереальной датой. Пилотируемая миссия на Марс не состоится до 2030-х годов. (...) Кстати, американцы хотят вернуться на Луну и доставить туда женщину - через четыре-пять лет. Это кажется мне реалистичным. [Вопрос] Верите ли вы в развитие космического туризма? [Ответ] Возможно будет несколько миллионеров. Цена билета за три минуты невесомости на 100 км над Землей составляет от 200 000 до 300 000 долларов США. Я не ожидаю массового «космического туризма», нет! - Подпись вверху слева: двигатель Vinci нового Ariane был успешно протестирован в течение 14 часов. - Вверху справа: установка 4 спутников на РБ "Фрегат" ракеты-носителя "Союз" в Куру. - В середине: Hayabusa 2 и его французско-немецкий аппарат Mascot на астероиде Рюгу. Возвращение 10 г полезных ископаемых обходится в 500 миллионов долларов США. - Слева внизу: несколько недель назад [французский] сейсмограф SEIS [Сейсмический эксперимент для внутренней структуры] обнаружил первое землетрясение на Марсе. - Снизу посередине: ракета Каллисто позволит повторно использовать первую ступень. - Еще одна надпись в правом нижнем углу: 37 евро в год на одного жителя, то есть бюджет, который Франция выделяет на гражданскую космическую деятельность является вторым по величине в мире после Соединенных Штатов.
  37. Дэвид Дж. Айхер. Расти Швайкарт вспоминает Аполлон-9 - Элисон Клесман, Джим МакДивитт: 10 дней на орбите (David J. Eicher, Rusty Schweickart remembers Apollo 9 -- Alison Klesman, Jim McDivitt: 10 days in orbit) (на англ.) «Astronomy», том 47, №4, 2019 г., стр. 22-35 в pdf - 9,31 Мб
    Две статьи о миссии Аполлон-9: [1] «Аполлон-9 ознаменовал первый полный тест системы Аполлон». (...) Миссия стала поворотным моментом по нескольким причинам. Это был первый штатный орбитальный тест лунного модуля (LM), спускаемого аппарата, который доставит двух астронавтов на поверхность Луны. Были также проверены процедуры сближения и стыковки между LM и модулем командования/обслуживания. Кроме того, были предложены пробные выходы в космос для проведения технического обслуживания и исправления проблем, которые могут возникнуть вдали от дома. - Интервью с пилотом лунного модуля Расселом Расти Швайкартом. Выдержки: [При тестировании лунного модуля в Grumman] В какой-то момент мы с Джимом [МакДивиттом] наконец-то посмотрели друг на друга, мы покачали головами, и я не знаю, был ли это Джим или я, но мы посмотрели и сказали: «Мы действительно будем летать на этой штуке? Это то, на чём мы должны летать? Даже если мы изойдём кровью и слезами, и доведём это до конца цикла испытаний, это поможет? (...) [При тестировании на стартовой площадке] вы начинаете проводить некоторые последние тесты на самом транспортном средстве, когда оно устанавливается на стартовую площадку. (...) Вы делаете перерыв на обед, и все ребята в диспетчерской взяли перерыв на ланч, и у вас там коричневая сумка с бутербродами и напитком. Регулярно, вместе со всеми в команде, вы выходите на настил стальных конструкций портала, на этот 360-футовый уровень [110 м] и сидите, болтая ногами над океаном, глядя на океан, выше всех во Флориде, во многих отношениях, вероятно, Вы единственный. Такие моменты - вещи, которые являются предельно личными и остаются с Вами. Это просто замечательные моменты. [При запуске] Он [Гюнтер Вендт, один из ветеранов из Пенемюнде] был парнем, который посадил каждого астронавта в космический корабль, от Меркурия до Джемини и даже многих в Аполлон. (...) Гюнтер поднял нас. Конечно, последнее, что Гюнтер делает, это надевает дополнительные ремни чтобы пристегнуть тебя, прежде чем он похлопает тебя по плечу и попрощается. Затем он закрыл люк. Мы с Дейвом подождали, пока люк закроется, а затем мы оба потянулись и немного ослабили наши ремни. (...) Вы начали с 1.1g или что-то в этом роде, но сожгли 6 миллионов фунтов [2700000 кг] топлива. К тому времени у вас 6,5 g. (...) Когда эти пять двигателей внезапно отключаются, эта консервная банка расширяется. Она становится примерно на 15 см длиннее и быстро. Когда она это сделала, она пнула нас в спину. Мы с Дейвом Скоттом полетели к приборной панели, и мы оба остановились с шлемами скафандров на расстоянии около 2,5 см от неё. Мы посмотрели друг на друга, это было похоже на «Ого, чувак, чуть не врезались!» Итак, это было одной из вещей, о которых мы проинформировали следующую команду перед их запуском. Не ослабляйте ремни, приятели. (...) [При тестировании лунного модуля] Если вы смотрите на него с точки зрения стыковки командного модуля с лунным модулем, вы сидите там, как будто вы в кресле, и у вас есть джойстик с каждой стороны, очень управляемый космический корабль. Вы приближаетесь и лежите лицом вверх. Это как въехать в свой гараж на своей машине. В некоторых отношениях даже легче. Это не только направо и налево, но и вверх и вниз; вы добавляете точность этому процессу. Но это чертовски просто. (...) [На его выход в открытый космос] Меня тошнило на третий день миссии, который был первым днем, когда мы вошли в лунный модуль. (...) это был очень серьезный вопрос, нам бы пришлось отменить миссию (...) При EVA, если вы собираетесь выходить, это равносильно смерти. Потому что, подумаете об этом, вы заперты в скафандре в вакууме, вы не можете поднять руки ко рту, вы не можете убрать блевотину от себя, поэтому вы задыхнётесь насмерть. Нельзя шутить с этим. Я посмотрел на Джима, Джим посмотрел на меня, и он сказал: «Что ты думаешь?» Я сказал: «Я думаю, что все в порядке». (...) Сама EVA прошла отлично. Невероятно. Все работало нормально, кроме камеры Дэйва Скотта, но у меня было пять минут, чтобы дать Дейву попытаться починить видеокамеру, которую он так и не починил. Таким образом, вы увидите лишь две секунды фильма Швайкарта на его EVA. (...) [В конце миссии] Это было хорошо, потому что это был шанс по-настоящему взглянуть на Землю и оценить Землю. (...) Чтобы добавить небольшую личную историю о девятом дне 10-дневной миссии, вы думаете о том, чтобы вернуться домой, и вы думаете о душе. Это как в походе. (...) Конечно, прямо за этим, или, может быть, даже на ступеньку выше, стоит еда, потому что вы ели намного хуже, чем обед в кемпинге. (..) Дэйв говорит: «Пицца пепперони!» Мы все вторим: «О, пицца пепперони!» Это была агония вожделения. Потом еще два часа, и кто-нибудь говорит: «Свежий лобстер!» Наконец кто-то сказал: «Шоколадный торт!» и я думаю, что мы, должно быть, сказали это наземной станции, потому что Хьюстон услышал это, и они сказали: «Вам это надо?» (...) После того, как мы вымылись, они втащили 200-фунтовый шоколадный торт. Этот 200-фунтовый шоколадный торт на вкус похож на мел. Он был так сух, что застрял в горле. Мы посмотрели друг на друга, думая - о Боже, можем ли мы это съесть? Подходим к микрофону, говорим: «О, боже, это вкусно!» Это была одна из самых сложных вещей, которые мы сделали. О Боже, это было ужасно. (...) Итак, вот через 10 дней мы все испытали, и вы ждёте этот душ и этот шоколадный торт. Должны произойти еще один или два взрыва, и все должно сработать правильно. Если, они сработают правильно, это будет похоже на "вау, чувак". Взрыв! Тогда вы в океане. Итак, это довольно захватывающий момент». [2] Макдивитт: «Джемини IV был медицинским экспериментом. [Никто из американцев] не находился в космосе более суток, и мы взлетели туда на четыре дня и над нами было много медицинских наблюдений. Apollo 9 был инженерным испытательным полетом, поэтому мы опробовали все системы, проверили все, и это было намного сложнее». (...) Но есть одно сходство двух программ, по его словам, был контроль и очень сильный,отданный астронавтам, как на земле, так и в космосе. «Астронавты участвовали во всех делах управления и операциях. В этом была разница между нашей космической программой и русскими. Мы привлекли пилотов к пониманию дел. Напротив, российские миссии в большей степени полагались на автоматизацию, при этом многие из ручных систем резервного копирования, реализованных НАСА, не давали астронавтам контроль в случае сбоя автоматизации. (...) Эти процедуры включали использование лунного модуля в качестве активной стыковочной машины, использование его двигателя, чтобы приблизить его к командному модулю и соединить их. (...) Хотя команда «Аполлон-9» «сделала это, чтобы доказать, что это возможно», в случае, если это когда-нибудь понадобится, говорит он, все последующие стыковки в миссиях «Аполлон» выполнялись командным модулем. (...) Миссия, как и другие ранее, выполнила длинный списокопераций впервые и доказала, что космический корабль готов перейти к следующему этапу программы: Аполлон 10, генеральная репетиция, предшествующая первой посадке человека на Луну (...) В конечном счете, «я провел 10 лет с НАСА, но я также сделал много других вещей», - говорит 89-летний космонавт. «Я был генералом военно-воздушных сил, но я ушел, и я был в бизнесе почти 25 лет. Так что космонавтика не единственное, что я делал в своей жизни».
  38. Уильям Шихан, Кевин Шиндлер. Женщина на Луне (William Sheehan, Kevin Schindler, The women in the Moon) (на англ.) «Astronomy», том 47, №4, 2019 г., стр. 44-47 в pdf - 3,18 Мб
    «Наследие Аполлона распространяется на именование нескольких лунных особенностей. Кратеры чтят многих астронавтов Аполлона, а гора Мэрилин - названная в честь жены астронавта Джима Ловелла - служила ключевой навигационной вехой во время первой посадки на Луну. Примечательно, что эта недавно названная гора одна из немногих лунных объектов, которые носят имя женщины. (...) По последним подсчетам из более чем 1600 кратеров на Луне, только около 30 носят имя женщины. (...) Правила [согласно Международному астрономическому союзу (МАС)] также, без сомнения, разоблачают давний сексизм и слабость женщин в математике и естествознании в западной культуре. (...) мы приходим к тому, что, несомненно, является наиболее интересной чертой эпохи Аполлона и получило личное имя: Гора Мэрилин. (...) Несмотря на то, что часто пропускаемый в пользу лунной посадки Аполлона 11 в июле 1969 года, полет Аполлона-8 в декабре 1968 года был, вероятно, более значительным - и, конечно, более радикальным. (...) астронавты Аполлона 11 нуждались в Аполлон 8, который был разведчиком. Одна важная задача состояла в том, чтобы найти подходящие ориентиры вдоль подхода к предполагаемой посадочной площадке в Море Спокойствия. Работа Ловелла состояла в том, чтобы изучать лунную поверхность, ориентируясь на навигацию. (...) Голос Ловелла ясно прозвучал по радио. «Горная цепь стала более контрастной из-за угла Солнца. Я вижу начальную точку прямо сейчас, гора Мэрилин. Майк Коллинз, координатор с Земли, ответил: «Роджер». Несмотря на утвердительный ответ Коллинза, ни один селенограф не узнал бы это имя. Ловелл уже назвал эту гору треугольной формы - официально известную в то время как Secchi Theta - как значительный ориентир для навигации по снимку разведчика Lunar Orbiter еще до того, как он отправился на Луну. (...) Ловелл решил назвать эту особенность в честь одного человека, чья поддержка была наиболее необходима для его собственного успеха - его жены Мэрилин. (...) А затем на Аполлоне 11 в июле 1969 года, гора Мэрилин снова указала путь: Базз Олдрин: «В настоящее время мы переходим через гору Мэрилин, и это точка воспламенения». CapCom [Брюс Маккэндлесс]: «Роджер. (...) «Олдрин: «Роджер». CapCom: «А Джим [Ловелл] улыбается». Как ни странно, гора Мэрилин долгое время оставалась неофициальным именем (...), даже Secchi Theta была стерта с карты. Вместо этого гора, сыгравшая столь важную роль в истории пилотируемых лунных исследований (начальная точка, с которой Аполлон-11 начал спускаться в Море Спокойствия), официально была лишь одной из вершин Монтес-Секки. (...) 26 июля 2017 г. организация [IAU] решила, что название все-таки подходит. Оно не предназначалось для того, чтобы почтить память конкретного человека (Мэрилин Ловелл, Мэрилин Монро или кого-либо еще). Она просто назначила женское имя для этой функции. Gazetteer of Planetary Nomenclature IAU перечисляет происхождение названия как просто «особенность, названная астронавтом, место Apollo 11». Для сравнения, происхождение кратера Ловелла на дальней стороне Луны гласит «Джеймс А., младший; Американский астронавт (1928-Live). Таким образом, официально, ассоциация Мэрилин Ловелл с горной особенностью является просто предысторией (...) Но название будет служить, чтобы напомнить будущим исследователям о важной роли и жертве тех, кто также служит, кто только стоит и ждёт» - жён космонавтов».
  39. Дэвид Дж. Эйхер. «Новые горизонты» пролетели мимо Ультимы Туле (David J. Eicher, New Horizons swings past Ultima Thule) (на англ.) «Astronomy», том 47, №6, 2019 г., стр. 28-35 в pdf - 9,37 Мб
    «В канун Нового 2019 года у знаменитого космического аппарата «Новые горизонты» была назначена дата встречи. В 2015 году этот бесстрашный исследователь пролетел мимо карликовой планеты Плутон, дав нам первый взгляд с близкого расстояния на этот мир и его систему спутников. Теперь «Новые горизонты» будут преследовать вторую цель намного более далёкую, чем Плутон, отдаленный объект пояса Койпера (KBO). Научная группа «Новые горизонты» назвала этот странный объект Ултима Туле (...) В 1992 году астрономы Дэвид Джуитт и Джейн Луу обнаружил первый KBO - 1992 QB1 по прозвищу Альбион - и теперь мы знаем, что существует огромная популяция ледяных тел, находящихся за пределами орбиты Нептуна, из которых Плутон кажется самым большим. С тех пор мы также узнали о трех различных популяциях тел в солнечной системе: земные планеты, газовые и ледяные гиганты и пояс Койпера. Последний, вероятно, содержит десятки или сотни тысяч маленьких, ледяных тел за пределами Нептуна. Это примерно в 40 астрономических единицах (AU) от Солнца ( ...) Пояс Койпера, однако, находится в глубокой заморозке. Температуры ледяных тел там - многие из которых были там с тех пор, как они сформировались, считают ученые-планетаторы - делают обычное химические реакции невозможными. Таким образом, эти объекты, в том числе Ultima Thule, предлагают ученым возможность оглянуться назад во времени в первозданные условия ранней солнечной системы. (...) Первоначально обозначенный 2014 MU69, объект, к которому приближались «Новые горизонты», оставался загадочным до последних дней и часов встречи. (...) когда изображения с самым высоким разрешением были выпущены в начале января, объект явно казался двойным, что привело к названию «Космический Снеговик». Фактически, команда определила Ultima Thule как двойной обект, в котором два объекта гравитационно приблизились и слипались. Таким образом, у нас были первые подробные наблюдения контактного бинарного обекта в истории. (...) Возможно, около 200 человек - СМИ, ученые, семья и друзья - заполнили комнату, и после заявлений об успехе разразились аплодисменты, а иногда и крики радости. Многие пресс-конференции и беседы развлекали участников, и Стерн большую часть времени занимал центральное место, сообщая последние новости и разъясняя огромный объем знаний для СМИ. (...) Шампанское в руке, мы отсчитывали минуты до самого близкого приближения космического корабля к Ультиме Туле, зная, что миссия состоялась, хотя у нас не будет изображений и других данных до следующего утра. (...) Ранние выпуски данных рассказывают историю об инопланетном мире - самом отдаленном объекте, когда-либо посещавшемся человеческими технологиями." - Также представлены и объяснены некоторые ранние данные о сближении New Horizons с Ултимой Туле.
  40. Элисон Клесман,. Миссия Opportunity Rover завершена - Джон Венц «Помня об Opportunity» (Alison Klesman, Mission Complete for Opportunity Rover -- John Wenz, Remembering Opportunity) (на англ.) «Astronomy», том 47, №6, 2019 г., стр. 56-59 в pdf - 6,46 Мб
    «25 января 2004 года ознаменовалось началом 90-дневной запланированной миссии для шестиколесного вездехода Opportunity размером с тележку для гольфа - одного из двух транспортных средств, входящих в миссию Mars Exploration Rover. Пятнадцать лет спустя - через восемь лет после тога, как его близнец, Spirit, замолчал - миссия Opportunity, наконец, подошла к концу в среду, 13 февраля 2019 года. В итоге марсоход отправил обратно более 200 000 необработанных изображений и проехал в общей сложности 28 миль (45 километров), дальше, чем стандартный марафон, достижение, которого никогда не ожидали. (...) 10 июня 2018 года Opportunity смолк под покровом пыльной бури, окружающей планету. К 6 февраля 2019 года НАСА сообщило, что более 835 команд восстановления было отправлено роверу на диапазоне частот, в том числе за пределами его обычного диапазона связи. Ни на один из них не было ответа. (...) На пресс-конференции 13 февраля НАСА объявило о завершении миссии Mars Exploration Rover. (...) ученые в течение многих лет извлекут информацию из данных, полученных за 14 лет, проведенных Opportunity в путешествии по Красной планете. "- Некоторые восхваления о возможностях инженеров и ученых НАСА. Один лишь пример Скотта Максвелла, бывшего запланированного лидера ровера: "Мы пожертвовали обедами с семьей, отпуском, целыми браками, во имя этих роверов [Spirit and Opportunity]. И они того стоили: взамен они дали нам планету. Это были наши глаза и уши, наши отдаленные тела. [Они были] нашими дочерьми, рядом с которыми нам посчастливилось прогуляться некоторое время".
  41. Чарльз Фишман. «Самое большое приключение Америки» (Charles Fishman, Inside America's Greatest Adventure) (на англ.) «Smithsonian», том 50, №3 (июнь), 2019 г., стр. 22-35, 72, 74 в pdf - 12,9 Мб
    «У луны есть запах. У нее нет воздуха, но есть запах. (...) Для него [Нейла Армстронга] это был «запах влажного пепла». Для его члена команды «Аполлон-11» Базза Олдрина это был «запах в воздухе после того, как взорвался фейерверк». (...) в ту ночь, когда Армстронг и Олдрин провели в лунном модуле на поверхности Луны, они спали в своих шлемах и перчатках, частично чтобы не вдыхать пыль, плавающую внутри кабины. (... ) Никто так и не понял, с чего начался запах, или почему он был похож на отработанный порох, который химически не похож на лунный камень. (...) Прыжок на Луну в 1960-х годах был удивительным достижением. Но почему? Что сделало это удивительным? (...) Ответ прост: когда президент Джон Ф. Кеннеди заявил в 1961 году, что Соединенные Штаты отправятся на Луну, он обязал нацию сделать то, чего мы просто не могли сделать. (...) Мы даже не знали, как лететь на Луну. Мы не знали, каким курсом туда добраться, чтобы добраться отсюда. И как показывает небольшой пример лунной пыли, мы не знали что мы найдем, когда попадем туда. (...) Чтобы доставить нас на Луну, нужно было решить десять тысяч проблем. Каждая из этих задач была решена и решена между маем 1961 г. и июлем 1969 г. астронавты, нация, полетели на Луну, потому что сотни тысяч ученых, инженеров, менеджеров и фабричных рабочих разгадали серию головоломок, часто не зная, было ли это хорошим решением. (...) Этот компьютер путешествовал по космосу и помог астронавтам управлять кораблем. Но астронавты также отправились на Луну с бумажными звездными картами, чтобы они могли использовать секстант для наблюдения звезд - как исследователи 18-го века на палубе корабля - и перепроверить навигацию своего компьютера. (...) Фактически, огромное количество работ на Аполлоне было выполнено вручную: теплозащитный экран был приделан к космическому кораблю вручную с помощью причудливого пистолета для расчеканки; парашюты были сшиты вручную, а затем сложены вручную. (...) Несмотря на его высокотехнологичную ауру, мы потеряли из виду степень, в которой лунная миссия была выполнена вручную. (...) Одна из магических связей, проходящих через миссию Аполлона, состоит в том, что всеобщее усилие, рожденное в результате ожесточенного соперничества, привело к объединению мира в благоговении, радости и признательности таким образом, каким он никогда не был объединен прежде и никогда не был объединен с тех пор. (...) Сегодня посадка на Луну взошла на уровень американской мифологии. (...) Но магия, конечно, была результатом невероятного усилия - усилия, не похожего на то, что было в истории ранее. (...) В 1961 году, когда Кеннеди официально объявил об Аполлоне, НАСА потратило 1 миллион долларов на программу этого года. Пять лет спустя НАСА тратило около 1 миллиона долларов США каждые три часа на «Аполлон» все 24 часа в сутки. Один миф гласит, что американцы с энтузиазмом поддержали НАСА и космическую программу, что американцы хотели отправиться на Луну. На самом деле (...) американцы постоянно спрашивали, почему мы летим на Луну, когда мы не можем справиться с нашими проблемами на Земле. Еще в 1964 году, когда спросили, должна ли Америка «изо всех сил победить русских в пилотируемом полете на Луну», только 26 процентов американцев ответили «да». (...) Большой миф об Аполлоне состоит в том, что это был какой-то провал или, по крайней мере, разочарование. Это, безусловно, общепринятая мудрость: несмотря на то, что высадки были триумфом, бесцельная космическая программа США с тех пор означает, что сам Аполлон также был бесполезным. (...) Это, однако, неправильно понимание Аполлона. Успех - это тот самый возраст, в котором мы живем сейчас. Гонка на Луну не открыла космическую эру; но открыла эпоху цифровых технологий. (...) космическая программа 1960-х годов сделала две вещи, чтобы заложить основу цифровой революции. [1] Во-первых, НАСА использовало интегральные схемы - первые компьютерные чипы - в компьютерах, которые управляли командным модулем Аполлона и лунным модулем Аполлона. (...) [2] НАСА также познакомило американцев и весь мир с культурой и мощью технологий (...) В эпоху, когда даже машины для пакетной обработки данных занимали огромные помещения, космический корабль Apollo имел компьютеры реального размера, которые помещались в один кубический фут [28 литров], ошеломляющий подвиг как инженерии, так и программирования. (...) 21 ноября [1962 г.] в кабинете министров Кеннеди председательствовал на совещании по космической программе Америки (...) В тот день людям в кабинете Белого дома не было ясно, но единственная причина, по которой они были там, заключалась в том, что Кеннеди должен был победить русских. Не потому, что ему нужно было лететь на Луну. «В противном случае мы не должны тратить такие деньги, потому что я не очень заинтересован в космосе». (...) В апреле [1963 г.] в редакционной статье в престижном журнале Science редактор Филип Абельсон представил именно продуманную, почти презрительную критику [Джеймса Вебба, тогдашнего администратора НАСА], которую слышал в своих беседах с учеными. Абельсон пошел через оправдания - военную ценность, технологические инновации, научные открытия и пропагандистскую ценность избиения русских - и отверг каждое по очереди. (...) Что касается мирового престижа, (...) «Первая лунная посадка будет отличным событием; последующая скука неизбежна. (...) Итак, если бы Джон Кеннеди не был убит, разве Нейл Армстронг и Базз Олдрин сошли с лестницы лунного модуля «Орел» на Луну 20 июля 1969 года? Это кажется маловероятным. (...) В речи, которая была написана для него в Далласе на Торговой площадке Далласа - речь, которую он собирался произнести, когда его застрелили, - Кеннеди с гордостью говорил бы об активизации космической программы США. (...) но Кеннеди не планировал говорить в тот день ни слова о полете на Луну. Судя по имеющимся свидетельствам, на самом деле трудно представить, что Кеннеди делает посадку на Луну краеугольным камнем своего второго срока. У него было много других вещей, которые он хотел сделать. Но ничего этого не произошло, потому что Кеннеди был убит в пятницу, 22 ноября 1963 года. (...) Какой бы ни была долгосрочная космическая стратегия Кеннеди, его смерть изменила политический расчет в космосе, как и во многих других областях. Джонсон, в отличие от Кеннеди, был подлинным сторонником космической программы. Объявляя о бюджете НАСА, он подтвердил свою решимость доставить нацию на Луну к 1970 году. (...) [Следуют разделы о Лунном модуле и костюмах Луны.] (...) Когда Коллинз запустил двигатель служебного модуля чтобы выйти на орбиту вокруг Луны - большой двигатель работал 357,5 секунд, чтобы замедлить корабль, шесть долгих минут - на орбите вокруг Луны уже находился другой корабль, ожидающий их. Он прибыл двумя днями ранее из Советского Союза. (...) Но с момента запуска Луны 15 американские космические ученые и представители НАСА предположили, что это была «черпающая» миссия, предназначенная для высадки на Луну, вытягивания манипулятора-робота, выкапывания земли и камней и помещения их в отсек на космическом корабле, который затем переместится обратно на Землю и, возможно, просто может вернуться на российскую землю с грузом, прежде чем астронавты Аполлона-11 смогут добраться до дома. (...) Луна 15, по крайней мере, для начала, убедила, что космическая программа Советского Союза не была упущена из виду, в то время как Аполлон-11 доминировал в новостях по всему миру. Советская миссия попала на первые полосы газет всего мира. (...) За два часа до того, как "Орел", с Армстронгом и Олдрином на борту, взлетел с Луны, Луна 15 запустила свои ракеты двигатели и нацелилась на приземление. (...) Jodrell Bank [Обсерватория в Англии] был первым, кто сообщил о судьбе Луны 15. Её радиосигналы внезапно прекратились. «Если мы не получим больше сигналов, - сказал [сэр Бернард] Ловелл [директор банка Джодрелл], - мы будем считать, что она потерпела крушение». (...) На пути к «заданной области», Луна 15, на скорости 300 миль [480 км] в час, врезалась в склон одной горы. (...) [Экипаж «Аполлона-11» был проинформирован о судьбе «Луны 15» Управлением полетами.] Если когда-либо был момент, который содержал сокрушительный поворот в исполнении сразу двух мировых космических программ, то это было так:[1] Управление полетами, по сути, сообщает о аварийной посадке отчаянной роботизированной попытки Советского Союза собрать камни Луны и [2] три американских астронавта, летят домой после первой человеческой посадки на Луну, с 47,5 фунтов [21,5 кг] лунных камней».
  42. Леа Крейн. Пункт назначения: Марс (Leah Crane, Destinaton: Mars) (на англ.) «New Scientist», том 242, №3234 (15 июня), 2019 г., стр. 38-43 в pdf - 3,39 Мб
    «Роботы, которых мы послали на соседнюю планету [Марс], многому нас научили. (...) Тем не менее, мы сами никогда туда не ступали. Есть веская причина для этого: добраться до Марса сложно. С 1971 года было предпринято 18 попыток высадить роботов на Марсе и 11 из них либо потерпели крах, либо со смертельным исходом вскоре после приземления, либо вообще не попали в планету. Если на карту поставлены человеческие жизни, нам нужны лучшие шансы на успех. Размещение людей на Марсе далеко не невозможно ... (...) Самым важным фактором для этого стремления к Марсу может быть престиж, но есть и хорошие научные мотивы. Хотя роверы могут делать удивительные вещи, они не обладают ловкостью, знаниями или интуицией, которые мог бы принести человек. чтобы ответить на один из самых больших вопросов, которые наш вид задаёт: мы одни во вселенной? Марс - лучшее место, чтобы ответить на это (...) Чтобы добраться туда, нам нужно будет взлететь с Земли с бОльшим запасом, чем мы имели когда-либо при отправлении в космос, пройти миллионы километров мертвого межпланетного ничто и благополучно приземлиться на другом конце. (...) Вот наше пошаговое руководство. [1] Покидая Землю. Когда Земля и Марс находятся ближе всего, они на расстоянии около 55 миллионов километров друг от друга. Это звучит как много. Но чисто с точки зрения необходимых двигательных установок, путешествие на такое расстояние в космосе на самом деле не слишком большая задача для нашей существующей ракетной технологии. (...) Путешествие займет около девяти месяцев (...) Все, что нам нужно, это большая ракета, направленная в правильном направлении. (...) мы знаем, как делать большие, лучшие ракеты. И мы всегда можем облегчить нагрузку, отправив некоторое оборудование впереди людей. (...) [2] В пути. Может показаться, что людям удалось выжить за пределами планеты. (...) Вам нужно беспокоиться не только о еде. Если космический корабль сломается, у вас должны быть запасные части и инструменты для его ремонта. Если вы заболели, вам нужно правильное лекарство. (...) Частью решения будет использование 3D-принтеров, которые могут производить детали по требованию. (...) Заполнить аптечку сложнее. (...) Существует также предположение, что астронавты могут брать с собой сырые фармацевтические ингредиенты вместо полностью сформулированных лекарств и производить свои собственные лекарства по требованию. (...) Независимо от того, болеют ли астронавты, они определенно почувствуют физические последствия космических путешествий. Без силы тяжести, с которой борются мышцы и кости, они начинают слабеть. (...) астронавтам, вероятно, будут поручены часы ежедневных упражнений и специальные диеты. (...) Астронавты, помимо отсутствия гравитации Земли, не будут защищены её магнитным полем, которое отвлекает вредное космическое излучение. НАСА ограничивает радиационное облучение для мужчин-космонавтов примерно до эквивалента 286 000 рентгеновских снимков грудной клетки, и примерно на 20% меньше для женщин (...) Астронавты в полете на Марс достигли бы 60% этого предела в кратчайшие возможные сроки. А ещё обратный путь, без учета времени на поверхности. (...) Быть так далеко от Земли - достаточно далеко, чтобы дом стал просто еще одной точкой света на небе - может быть психологически сложным (...) Вам нужен особый тип человека, чтобы справиться без этого [видеть Землю из окно космического корабля. [3] Кого мы посылаем? Люди, которых мы отправляем на Марс, должны будут отвечать всем требованиям, которые предъявляют космонавты сейчас, включая прохождение напряженных физических и психологических испытаний. Но их навыки должны пойти дальше. На пути к Марсу никто не может покинуть команду, и никто не может быть добавлен. (...) Но искать идеальных космонавтов не имеет смысла, скорее идеальную команду астронавтов. (...) Подготовка командной миссии, вероятно, потребует более интенсивного группового обучения, чем сейчас проходят астронавты. Экипаж должен научиться справляться с причудами личности друг друга, чтобы разрядить даже небольшие межличностные конфликты. (...) [4] Приземление и жизнь на Марсе. (...) Проблема с посадкой на Марс состоит в том, что его атмосфера почти не существует - она в 160 раз менее плотная, чем в среднем на Земле. (...) Мы могли бы использовать тормозные РД для замедления, как это делали астронавты Аполлона, когда они приземлились на Луну. Но поскольку гравитация на Марсе сильнее, чем на Луне, нам потребуется намного больше тормозов. Это означает, что нам, вероятно, понадобится комбинация бустеров и чего-то для создания сопротивления. (...) Все же действительно сложный вопрос не в том, как мы приземляемся, а где. Место возле любого из полюсов может показаться очевидным выбором, потому что именно здесь мы знаем, что есть подземный водяной лед - и, возможно, подземное озеро с жидкой водой - которое могло бы стать критически важным ресурсом. (...) Беда в том, что полюса становятся холодными до -195°C и подвержены штормам, которые делают посадку еще труднее. (...) Экваториальная область в основном теплее -100°C и может нагреться до 20°C. Она также имеет больше солнечного света, который астронавты могут собирать для получения солнечной энергии, редко получает штормы и имеет всевозможные ландшафты, чтобы исследовать. Но там, кажется, не так много, если вообще есть, доступной воды. (...) Как только они опустятся, исследователи будут некоторое время жить. Даже если они не устанавливают постоянное поселение, им придется ждать как минимум месяцы, чтобы Земля и Марс снова соединились, чтобы они могли отправиться домой в течение нескольких месяцев, а не лет. Невозможно посетить Марс без создания базы. (...) строительство дома на Марсе, вероятно, потребует отправки нескольких пакетов строительных материалов. (...) В одном предложении люди должны создать свою среду обитания в цилиндрических пещерах, созданных древними потоками лавы. (...) У бесстрашных астронавтов возникнут другие насущные потребности. Пища может быть высушена вымораживанием, семена могут быть упакованы, кислород может быть взят в резервуары (...) Но вода менее легка. (...) Это касается и скафандров: они должны отлично удерживать пыль, тем более что марсианская почва может быть полна химикатов, которые могут быть смертельно опасными при вдыхании или проглатывании. (...) [5] Время домой. (...) все серьезные планы миссий на Марс в настоящее время включают возвращение исследователей. (...) Это означает, что космонавтам нужно пережить еще один запуск, еще одно путешествие в девять месяцев, еще одну посадку. К счастью, будет проще во второй раз. (...) Когда исследователи выглянут из капсулы, их омоет холодная вода наших обильных океанов и окружит забота других людей. Они будут дома. На Марсе кружащаяся пыль уже покрыла их следы. Но их среда обитания все еще будет стоять, готовая, ожидая следующих посетителей".
Статьи в иностраных журналах, газетах 2019 года (июль)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2019 года (январь - март)