вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2020 г


  1. Юнляо Цзоу и др. Обзор предстоящей китайской серии «Чанъе», научных целей и полезных нагрузок для миссии «Чанъэ-7» (Yongliao Zou et al., Overview of China's Upcoming Chang'e Series and the Scientific Objectives and Payloads for Chang'e-7 Mission) (на англ.) 51st Lunar and Planetary Science Conference, The Woodlands, Texas, March 16-20, 2020, Abstract no. 1755 в pdf - 120 кб
    «Китайская программа исследования Луны (CLEP) успешно выполнила задачи миссии «Облет по орбите» и «Посадка» проекта исследования Луны, продемонстрировав возможность достижения Луны и посадки на поверхность Луны. (...) CE-5 Ожидается, что миссия [Chang'e-5] будет запущена к концу 2020 года, завершив задачу «возвращения», то есть сбора образцов лунных камней и почв и их доставки на Землю. (...) Китай предложил серию последующих планов по исследованию Луны с южным полюсом Луны в качестве главной цели, исследование и использования лунных ресурсов на месте будут проводиться непрерывно в течение нескольких миссий. (... ) Миссия CE-7 [Chang'e-7], запланированная на 2024 год, является первой миссией в последующих миссиях (...) CLEP. (...) Зонд CE-7, состоящий из Спутника-ретранслятора, орбитального аппарата, посадочного аппарата, ровера и мини-летающего зонда будут оснащены 23 научными полезными грузами. Общий вес составит 8200 кг, из которых вес 8 научных полезных нагрузок составляют 415 кг. Запустив спутник-ретранслятор и орбитальный аппарат, CE-7 установит ретрансляционную линию связи от лунного южного полярного региона до Земли и проведет детальное обследование окружающей среды и ресурсов в лунном полярном регионе. (...) Китай открыт для сотрудничества с другими странами в области исследования Луны и поощряет участие ученых-планетологов со всего мира в создании лунной научной платформы для общения."- Таблица научных полезных нагрузок и целей миссии для каждого компонента миссии приводится.
  2. Дэвид С. Джевитт. Глубокое погружение в пропасть (David C. Jewitt, A deep dive into the abyss) (на англ.) «Science», 2020 г., first release: February 13, 2020 в pdf - 601 кб
    13 февраля 2020 года на веб-сайте журнала Science было опубликовано три научных исследования объекта Kuper-Belt Object Arrokoth. Результаты суммированы в следующей статье: «С 1992 года астрономы представили огромную популяцию твердых тел на орбите за пределами Нептуна. Этот регион Солнечной системы, известный как пояс Койпера, является динамическим ископаемым, сохранившим хронику эпохи формирования планет (...) Исследования пояса Койпера были ограничены объектами больше, чем ок. 100 км, потому что меньшие слишком слабые, чтобы их можно было легко обнаружить. Теперь, спустя 5 лет после облета объекта пояса Койпера Плутона с диаметром 2000 км, космический аппарат НАСА «Новые горизонты» впервые продемонстрировал небольшой объект крупным планом, холодный классический объект пояса Койпера. (...) Объект, мимо которого пролетел New Horizons, формально известен как (486958) Аррокот (условное обозначение 2014 MU69). (...) Наиболее примечательной особенностью Аррокота является его общая форма, которая состоит из двух сфероидов, но лги неравные,слипшиеся, как гигантский арахис. В совокупности они имеют объем, равный объему сферы диаметром 18 км. (...) Таким образом, самый основной вывод состоит в том, что Аррокот является продуктом столкновения двух ранее существовавших тел. Столкновение, должно быть, было мягким, потому что нет никаких доказательств деформации сжатия в шейке, соединяющей доли (...) Тонкую структуру Аррокота трудно совместить с альтернативными моделями, в которых объекты Пояса Койпера размером с Аррокот являются фрагментами более крупных объектов, разрушенных столкновениями. Однако ударные кратеры, видимые слегка разбросанными по поверхности Аррокота, действительно свидетельствуют о меньших столкновениях с более высокой скоростью. (...) В рамках данных [низкого разрешения], более крупные кратеры показывают морфологию в форме чаши, которая типична для ударных кратеров на малых астероидах (...) Аррокот имеет более крутое распределение размеров кратеров и более высокую плотность кратеров определенного размера, чем поверхность луны Плутона, Харона. (...) Пояс Койпера является домом для самого красного материала в Солнечной системе. (...) Ультракрасное вещество является редким или отсутствует внутри орбиты Сатурна, вероятно, потому, что материал термодинамически нестабилен при более высоких температурах, обнаруженных ближе к Солнцу. В соответствии с этой картиной наблюдения из New Horizons показывают, что поверхность Аррокота является ультракрасной. Это позволяет получить некоторое подтверждение давнего подозрения, что цвет обусловлен органическими материалами. В частности, спектры ближнего инфракрасного спектра показывают четкие полосы поглощения из-за спиртового метанола, а также дополнительные неидентифицированные полосы. (...) New Horizons пролетела. (...) Для будущих миссий нам нужно иметь возможность отправлять космические корабли к поясу Койпера и удерживать их там, возможно, используя гравитацию более крупных объектов пояса Койпера, чтобы помочь в их захвате. Например, орбитальный аппарат "Плутон" или "Эрида" позволил бы изучить эти интригующие тела с ошеломляющими геологическими и геофизическими деталями. Более интересной была бы хопперная миссия, способная перемещаться от одного объекта пояса Койпера к другому почти так же, как космический корабль НАСА Даун перемещался от Цереры к Весте, используя свой собственный двигатель с ионным приводом. (...) Технологически, мы могли бы сделать это. Научное видение и институциональная приверженность - это дополнительные ингредиенты, необходимые для осуществления такой миссии».
    В тот же день состоялся пресс-брифинг, на котором ведущие ученые миссии «New Horizons» представили результаты своих исследований Аррокота [54 мин.]:
    http://pluto.jhuapl.edu/News-Center/Press-Conferences/index.php?page=2020-02-13
    Слайды презентации также доступны на этом сайте [29 МБ].
  3. Аманда Миллер. Новая миссия астронавта Каванди (Amanda Miller, Astronaut Kavandi's new mission) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №1, 2020 г., стр. 12-15 в pdf — 800 кб
    Интервью с Джанет Каванди, с "трёхполётным" космонавтом, которая сейчас работает в компании: «Как старший вице-президент по программам, Каванди отчитывается перед Фатих Озменом, исполняющим обязанности исполнительного вице-президента космических систем [Sierra Nevada Corp. (SNC)] ... (...) SNC надеется в сжатые сроки, менее чем за два года, запустить Dream Chaser, грузовой корабль, который выглядит как мини-версия челночных орбитальных аппаратов, на которых летала Каванди, и который приземляется на взлетно-посадочную полосу, как челночные орбитальные аппараты. В частности, ее миссия будет заключаться в выполнении контракта НАСА на пополнение запасов Международной космической станции шесть раз одним или, возможно, обоими транспортными кораблями Dream Chaser, которые НАСА помогает финансировать. Она курирует программы производства космических кораблей и космических технологий SNC, включая Механизм приземления спускаемого тормоза для марсохода Mars 2020, запланированного к запуску в июле [2020]. (...) Несколько месяцев назад SNC начал сборку первого своего орбитального космического корабля Dream Chaser, который будет самостоятельно летать на МКС и планировать назад для посадки на взлетно-посадочную полосу в Центре запуска или на космическом центре им. Кеннеди во Флориде. (...) НАСА отклонило проект Dream Chaser с экипажем для программы Commercial Crew в 2014 году в пользу SpaceX Crew Dragon и Boeing CST-100 Starliner. Ни на одном из этих кораблей еще не было экипажа. Между тем, SNC не отказалась от мечты когда-нибудь сделать это с Dream Chaser. Конечно, безопасность экипажа будет иметь первостепенное значение для НАСА, и это та область, где у Каванди есть личный опыт. (...) Когда космический корабль Колумбия развалился над Техасом в 2003 году на обратном пути во Флориду, Каванди была ведущим офицером по оказанию помощи пострадавшим, отвечавшим за 25 астронавтов, которые уведомили семьи погибших после катастрофы. (...) Даже с такими рисками Каванди остается очарованной космическим полетом [космический полет все еще привлекает её сильно]. (...) Она считает, что полеты астронавтов Артемиды на Луну, предложенные НАСА, откроют новые возможности в области карьеры астронавтов, особенно потому, что НАСА хочет идти «устойчивым путем», а не собирать образцы и затем отказываться от исследований человеком еще на 50 лет. (...) Красная планета выявляет футуриста в Каванди: «Если мы хотим обеспечить выживаемость вида в долгосрочной перспективе, если есть такая комета или метеорит или что-то, чего мы не можем избежать, (...) если мы хотим быть уверенными в том, что человеческий род может выжить в таком состоянии, мы могли бы находиться на двух планетах, тогда у нас больше шансов на это. Но это не будет быстрым и не будет через 10 лет. Мы надеемся, что в течение длительного периода времени мы, в некоторой степени, колонизируем Марс. Но сначала они хотят сыграть роль в Артемиде. (...) [Как она стала астронавтом] Она знала, что НАСА — в то время единственный вариант для американца, который хотел полететь в космос — имело два вида астронавтов: военные летчики-испытатели или ученые с докторскими степенями. (...) Она пошла и получила степень (доктор философии), высшая степень в аспирантуре, по химии в Вашингтонском университете в 1990 году. Она начала подавать заявку на астронавта НАСА, когда она получила докторскую степень и была выбрана в 1994 году. (...) Теперь, когда она была в космосе, это повлияло на ее понимание Земли. Как бы она ни старалась продвинуть человечество в космос, «еще одна страсть помогает сохранить естественную среду обитания, которую мы оставили на планете», — говорит она. (...) В этом году [2019] НАСА осуществило впервые в истории выход в открытый космос двух женщин. «В конце концов, — говорит Каванди, такие вехи» не будут иметь большого значения. Мы должны добиться, чтобы это не имело большого значения». Она видит прогресс. «Как я уже говорила, когда я впервые подумала о том, чтобы стать космонавтом, я должна была подумать об этом со стороны доктора философии, перспективы ученого или инженера. Не было женщин-летчиков-испытателей, «но теперь есть», — отмечает она.
  4. Дебра Вернер. Искра космической экономики (Debra Werner, Sparking the space economy) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №1, 2020 г., стр. 16-24 в pdf — 1,40 Мб
    «ZBLAN [фторид циркония-бария лантана-алюминия-алюминия] входит в группу стекол, случайно обнаруженных в 1974 году французскими учеными Марселем и Мишелем Пуленом в Университете Ренна для специализированных оптических применений, таких как лазерные кристаллы и оптические волокна для медицинской эндоскопии и научной спектроскопии. Enter Made In Space [компания в Силиконовой долине, Калифорния] и два ее конкурента в области ZBLAN, FOMS, сокращенно от Fibre Optics Manufacturing in Space, Сан-Диего и Physical Optics Corp. из Торранса, Калифорния. Эти три гонщика стремятся первыми коммерциализировать волокна ZBLAN, выводя их на орбиту, поскольку до сих пор каждая компания делала это небольшими партиями на борту Международной космической станции. Поклонники считают, что космические волокна ZBLAN могут постепенно заменить кремнеземные волокна в качестве продукта выбора для модернизации или расширения миллионов километров волоконно-оптических кабелей на Земле. Это потребует освоения производства длинных волокон на космических объектах, предназначенных для коммерческого производства. (...) Волокно ZBLAN может передавать сигналы в 100 раз более эффективно, чем оптоволокно из кварца (...) Теоретическое превосходство — это одно. Оказывается, ZBLAN нельзя производить в больших объемах на Земле, потому что гравитация затрудняет объединение элементов ZBLAN в единый материал. (...) ни одному из конкурентов не удалось последовательно производить длинные пряди высококачественного ZBLAN. (...) Made In Space четыре раза отправлял на МКС устройство ZBLAN размером с микроволновую печь. Компания планирует отправить обновленную версию на станцию в этом году. (...) Компания все еще пытается доказать, что технология производства на орбите работает, прежде чем постепенно расширять ее для производства более длинных волокон ZBLAN. (...) пионерам ZBLAN понадобится альтернатива невеликому модулю Destiny космической станции, длина которого 8,4 метра, а ширина 4,2 метра примерно равна объему небольшой квартиры. (...) НАСА пытается проложить четкий путь между МКС и коммерческими космическими станциями с помощью программы NextSTEP, сокращенно от Next Space Technologies for Exploration Partnerships. Помимо прочего, NextSTEP предлагает компаниям собрать не менее 20% денег грантов, которые они получают от НАСА, на проектирование и разработку свободно летающих коммерческих космических станций и коммерческой космической станции, которая будет присоединена к модулю ISS Harmony. НАСА планирует потратить около 561 млн. долларов США на эти программы в течение следующих четырех лет. (...) Не ясно, сколько компаний выберет НАСА для создания свободно летающих космических станций. (...) Чтобы любая из этих космических станций смогла создать новую орбитальную инфраструктуру, правительство США должно предоставить значительное финансирование (...) Как бы ни были полны надежды поклонники ZBLAN, они хотели бы подчеркнуть, что построение космической экономики не должно полностью опираться на любой продукт. (...) Компании планируют выпускать несколько классов оптических волокон на орбите, и руководители НАСА по-прежнему оптимистично настроены в отношении потенциала аддитивного производства в качестве плацдарма для зарождающейся космической экономики по одной простой причине. Они видели влияние 3D-печати на фабриках. (...) Made In Space отправил первый 3D-принтер на космическую станцию в 2014 году. Принтер размером с микроволновую печь производит [непрерывно] запасные части и инструменты для космонавтов. Made In Space также зарабатывает деньги, управляя вторым принтером на МКС, производством добавок. НАСА и другие клиенты платят Made In Space за печать объектов на новейшем микроволновом аппарате. Помимо запасных частей и инструментов, НАСА рассматривает аддитивное производство как путь к созданию космических телескопов и антенн связи, слишком больших для размещения ракетных обтекателей. (...) В дополнение к созданию структур на орбите НАСА ожидает, что будущие планетарные жилища будут производиться аддитивно. (...) Является ли катализатор аддитивным производством или ZBLAN, или смесью обоих, истинные поклонники уверены, что космическая экономика наступает".
  5. Дон А. Нельсон. Больше, чем государственная работа (Don A. Nelson, More than government work) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №1, 2020 г., стр. 40-43 в pdf — 815 кб
    «[редактор] Потенциал катастрофического воздействия астероидов на нашу родную планету настолько вероятен, что в 2016 году НАСА учредило Координационное бюро по планетарной обороне для координации усилий американских агентств, международных партнеров, а также профессиональных и любительских астрономов по всему миру. ЕКА также создало Координационный центр околоземных объектов, который осуществляет поиск околоземных астероидов. На сегодняшний день обнаружено около 20 000 околоземных астероидов, из которых 800 были классифицированы НАСА как возможные риски воздействия, поскольку они превышают 500 футов (152 метра) в размерах и их орбиты приводят их в область радиусом 4,7 миллиона миль (7,6 миллиона километров) от орбиты Земли. (...) Рассмотрите следующие вопросы: существует ли реальная угроза астероидов, которая требует немедленного развития планетарной обороны? какая система? Можно ли определить требования к системе? Можно ли построить и эксплуатировать эту систему без значительного государственного финансирования? Инженер НАСА считает, что ответ на каждый из этих вопросов — да. [Дон А. Нельсон] Три требования к системе защиты: быстрое развертывание, надежность и доступность. Такая система защиты от астероидов должна быть способна обнаруживать угрозу, обеспечивать быстрый доступ для осмотра объекта и классифицировать степень опасности и способность нейтрализовать его. (...) потребность в планетарной обороне должна быть частью программы развития космической транспортной системы XXI века. (...) Будущие гражданские, военные и коммерческие спутники в дополнение к своей основной функции могут быть оснащены датчиками для выявления угроз астероидам. (...) Быстрое развертывание может быть достигнуто только с помощью многоразовых ракет-носителей. (...) Многоразовые пусковые установки и космические транспортные средства могут достигать частоты отказов, эквивалентной коммерческим самолетам. (...) Существуют две концепции запуска, которые могут удовлетворить требования к стоимости и быстрому развертыванию для коммерческих операций и планетарной защиты: космический корабль SpaceX (ранее ракета "Большой сокол") и концепция грузового корабля, вдохновленного космическим челноком, за которую я и другие выступали. На мой взгляд, обе концепции должны быть разработаны. (...) Есть несколько вариантов спутников обнаружения астероидов. В 2015 году НАСА выбрало для исследования предложенный космический телескоп NEOCam. (...) Другим вариантом будет размещение датчиков обнаружения астероидов на спутниках с несколькими функциями. (...) Gaia [из Европы] также следит за астероидами и обнаружила три ранее неизвестных. Это подтверждает мнение о том, что обнаружение астероидов может быть одной из многих функций спутниковой миссии и не должно приводить к увеличению производственных и эксплуатационных расходов. Gaia также показывает, что обнаружение астероидов может и должно быть международным проектом. (...) Существует технология для разработки системы защиты планет астероидов, поддерживаемой коммерческими космическими программами. Единственный недостающий элемент для планетной системы астероидов — это лидер-шип (ударный корабль)".
  6. Род Пайл. Базз Олдрин: Все еще нацеливаясь в 90 (Rod Pyle, Buzz Aldrin: Still aiming high at 90) (на англ.) «BBC Sky at Night Magazine», №176 (январь), 2020 г., стр. 36-41 в pdf - 5,67 Мб
    «Когда Базз Олдрин говорит с вами, темы всегда косаются космических полетов. И обсуждение будет не в первую очередь воспоминаниями о стареющем лунном походе, как вы могли бы ожидать, а о будущем космического полета человека и роли молодых людей - из всех стран - чтобы достичь этого. Видите ли, Базз - провидец, а видение - это то, что нужно разделить. (...) Страсть Базза к космическим полетам безгранична, и он чертовски нетерпелив, чтобы увидеть, как человечество вернулось туда. 20 января 2020 года ему исполняется 90 лет, и он хочет, чтобы это произошло в ближайшее время. (...) Именно в Массачусетском технологическом институте (MIT) он услышал призыв президента Джона Кеннеди отправить американских астронавтов на Луну. «Страна была охвачена космической программой, и я хотел быть ее частью», - вспоминает Олдрин (...)« Поскольку я знал, что программа посадки на Луну, описанная Кеннеди, будет нуждаться в астронавтах с навыками, отличными от тех, что вбиты в тебя в школе летчиков-испытателей, я выбрал еще 18 месяцев интенсивной работы над докторской диссертацией по космонавтике, основанной на пилотируемом орбитальном сближении. Потребовалось два заявления, чтобы стать астронавтом НАСА, но к 1963 году он был принят (...) Как и во всех полетах Джемини, был длинный список задач, которые должны быть выполнены [на Джемини 12], но, возможно, самая важная была внекорабельная деятельность (EVA), также известная как выход в открытый космос. (...) НАСА начало экспериментировать с подводными тренировками, и Олдрин, уже заядлый аквалангист, воспользовался этой возможностью. Его можно было ежедневно видеть в бассейне, который НАСА арендовало у средней школы, запечатанного в скафандре Джемини, карабкающегося по симулятору Джемини на глубине. (...) он легко выполнил задачи [во время второго выхода в открытый космос на Джемини 12], с которыми так мучились его предшественники - поворачивая болты и манипулируя приспособлениями в отделении, которое они называли «занятым ящиком». Всего за два часа Олдрин выполнил последнюю главную задачу миссий Джемини. (...) В конце 1968 года Олдрин был назначен в команду Аполлона-11 с Нилом Армстронгом и Майком Коллинзом. (...) Выйдя на лунную поверхность примерно через 20 минут после Армстронга, Олдрин повернулся, чтобы увидеть широкую панораму суровой местности. Олдрин почти мечтательно сказал: «Великолепное запустение». Этот термин, навсегда запечатленный в наших коллективных воспоминаниях, остается самым поэтическим описанием поверхности Луны космонавтом. (...) Чуть более двух часов спустя, когда они снова вошли в ЛМ, астронавты заметили небольшую пластиковую деталь на полу кабины. Когда Армстронг выходил из LM [Лунного модуля], его рюкзак зацепил выключатель и отломал его - это был выключатель для включения двигателя, тот самый выключатель, который им нужно было включить, чтобы вернуться на лунную орбиту. (...) когда астронавты готовились к старту с Луны около 10 часов спустя, вечно прагматичный Олдрин посмотрел на выключатель - теперь это было просто пластиковое отверстие в панели - вытащил ручку из кармана и зажал ее внутри гнезда переключателя. Проблема решена за меньшую стоимость, чем банка пива. (...) После бурного кругосветного путешествия экипаж расстался. (...) Олдрин озаботился своим будущим: что делать, имея такой великолепный опыт? (...) «Я хотел возобновить свои обязанности, но не было никаких возможностей их возобновить», добавив: «У меня не было цели, никакого предложения, никакого проекта, в который стоило бы вложить себя». (...) В своих книгах о своей карьере он открыто говорил о том, как столкнуться с тем, что, как он теперь осознал, является хронической депрессией, и изо всех сил пытался справиться с этим, используя алкоголь в качестве опоры, что в конечном итоге стало зависимостью. (...) Олдрин чувствовал, что для мира важно знать давление, над которым работали такие люди, как он, и предельные издержки, которые могут возникнуть. (...) Он стал убежденным сторонником исследования космоса человеком, который постоянно подталкивая НАСА идти дальше, возвращаясь к своим корням в качестве лидеров исследования космоса человеком. (...) Сегодня Олдрин продолжает выступать за возвращение людей на Луну, а затем на Марс. Он остается выдающимся голосом за интернационализм в космосе, стремясь к расширению сотрудничества с рядом стран, особенно с Китаем. (...) '50 лет спустя после Аполлона, что мы можем сделать сейчас?' он недавно сказал. Он не фанат текущих планов НАСА. «Нам не нужна постоянная орбитальная структура у Луны», - говорит он о планируемых Лунных Воротах, которые, по его мнению, можно бы лучше использовать в качестве транзитного транспортного средства между Землей и Луной. (...) Затем он со смехом подытожил взаимодействие таких людей, как он и НАСА. «Трудно скрестить летчиков-истребителей с менеджерами ...» Это может быть правдой, но после почти полувека разработки идей по возвращению людей в открытый космос его идеи, похоже, становятся все более актуальными. «Время действовать», - заключил он. 'Немедленно.'"
  7. Элисон Клесман. Наш первый межзвездный гость (Alison Klesman, Our First Interstellar Visitor) (на англ.) «Astronomy», том 48, №2, 2020 г., стр. 18-27 в pdf - 6,72 Мб
    «В ту ночь [19 октября 2017 года] на изображении длиной в 45 секунд, снятом телескопом Pan-STARRS1 Университета Гавайев на Мауи, появилась слабая тонкая полоса. (...) тело, покрывающее около 6,2° каждый день. (...) Объект находился на гиперболической орбите, то есть он приближается к нашему Солнцу только один раз, а затем снова уходит, чтобы никогда не возвращаться. И, основываясь на его орбите, он вообще появился не в нашей солнечной системе, а пришел из другой звездной системы. Это был наш первый известный межзвездный посетитель. Официально названный 1I/2017 U1, объект также известен как «Oumuamua (...), что означает «посланец издалека, прибывающий первым» на гавайском. После своего открытия Оумуамуа двигался так быстро, что астрономам досталось четыре месяца, чтобы наблюдать его. После этого объект отошел слишком далеко от Солнца, исчезая из-за нашей способности отслеживать это ... (...) Яркость отраженного света Оумуамуа изменялась более чем в 10 раз через регулярные промежутки времени, значит, он вращался, когда летел. По тому, как его свет опускался и поднимался, исследователи определили, что длина Oumuamua составляет примерно от 330 до 1310 футов (от 100 до 400 метров), а удлиненная форма примерно в 6-10 раз длиннее, чем его ширина. Скорее всего, это выглядит как сигара или овал. (...) Отраженный свет Oumuamua также показал, что он мигает в пространстве, поворачивая свою самую короткую ось каждые 8,7 часа и вращаясь вокруг самой длинной оси каждые 54,5 часа. (...) Его поверхность красная, что типично для нескольких классов объектов в нашей солнечной системе (...) Но цвет Оумуамуа рассказывает мало о его составе, потому что несколько факторов могут заставить покраснеть тело (...) Астрономы ожидали, что первым идентифицированным межзвездным посетителем станет комета. Это потому, что кометы по своим размерам ярче астероидов, что облегчает их обнаружение. (...) «Путь Оумуамуа указал на «действительно сильное негравитационное ускорение», - говорит [Карен] Мич [из Института астрономии при Гавайском университете, член команды, которая открыла и впервые изучила Оумуамуа ( ...) Это означало, что гравитация была не единственной вещью, диктующей движение Оумуамуа. Что-то заставляло его ускоряться, когда он покинул Солнечную систему. (...) Команда исследовала восемь из этих причин [ускорения] (...) Один за другим, они исключили эти сценарии. (...) Хотя идея о том, что «Оумуамуа является космическим кораблем пришельцев или заброшенной внеземной технологией, безусловно, захватывающая, Мич и другие утверждают, что это крайне маловероятно, особенно учитывая, что одно объяснение, которое исследовала команда, сработало довольно хорошо: «Единственное, что осталось, было самым логичным, это то, что это дегазация», - говорит Мич. Дегазация - это утечка газа и пыли в виде льдов на поверхности кометы сублимируемой, превращаясь непосредственно из твердого тела в газ, когда объект приближается к Солнцу и нагревается. Выходящий газ дает комете дополнительный толчок в противоположном направлении. (...) Но Уумуамуа все еще не имел хвоста, даже в самых подробных наблюдениях. (...) Команда Мича тоже искала пыль, но не заметила её. (...) Она и ее коллеги приходят к выводу, что «Оумуамуа - это комета, хотя и необычная, с химией, отличной от химии комет, которые мы видим в нашей солнечной системе. (...) на данный момент астрономы не могут определить, откуда взялся Оумуамуа. (...) Теперь кажется, что Оумуамуа не одинок. 30 августа 2019 года астроном-любитель Геннадий Борисов в обсерватории МАРГО в Научном, Крым, заметил новую комету, движущуюся по небу. Обозначенный 2I/Борисов, он двигался со скоростью 93 000 миль в час (150 000 км/ч), быстрее, чем ожидалось для объекта на расстоянии примерно 2,8 а.е. от Солнца. (...) он тоже не родился в нашей собственной солнечной системе. В отличие от Оумуамуа, у объекта Борисова есть четкий хвост, отмечающий его однозначно как комету. (...) Команда Мича уже наблюдала за объектом и оценивает его размер от 1,2 до 10 миль (от 2 до 16 км). Они уже заметили газообразный CN, выходящий с его поверхности (...) Это означает, что он очень похож на типичную комету Солнечной системы - и рисует совершенно другую картину межзвездного путешественника, чем Oumuamua. Но эти различия ценны для астрономов, пытающихся узнать больше о том, как формируются другие солнечные системы, чем они похожи, так и чем непохожи на нашу. Независимо от того, сколько пролетающих через нашу солнечную систему мы увидим, «Оумуамуа всегда будет первым».
  8. Элисон Клесман. Наш первый межзвездный гость (Alison Klesman, Our First Interstellar Visitor) (на англ.) «Astronomy», том 48, №2, 2020 г., стр. 18-27 в pdf - 6,72 Мб
  9. Джеймс Р. Чайлс. «Создать ракету-монстр» (James R. Chiles, To Build a Monster Rocket) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 20-27 в pdf - 6,97 Мб
    «Прежде чем эти миссии в дальнем космосе могут начаться, система SLS [Space Launch System] должна сначала пройти [стендовое] испытание болтового соединения большой ступени ракеты, стенок танков и главных двигателей, которые образуют ее основу. Испытание называется «Green Run», потому что часть ракетного оборудования является новым и никогда не тестировалось со всеми частями, работающими вместе, как это будет в Стеннисе [Космический центр НАСА в Стеннисе на юге Миссисипи]. (...) SLS - важная часть следующего этапа НАСА, программы Artemis, названной в честь сестры Аполлона, которая обещает отправить женщину и мужчину на Луну к 2024 году. С верхней ступенью и полезной нагрузкой на еёверхушке, новая ракета будет иметь высоту 322 фута [98 м]. (...) на стартовой площадке, SLS будет производить на 15 процентов больше тяги - 8,8 миллиона фунтов [39,1 МегаНьютон (MN)], в отличие от 7,5 миллионов фунтов Сатурна. [33,4 MN]. (...) Хотя SLS в значительной степени зависит от аппаратного обеспечения многоразового шаттла, это более простая машина, потому что ничего от ракеты-носителя SLS не вернется для восстановления и повторного использования. Но оказывается, что в пусковой машине большой грузоподъемности нет ничего простого, особенно той, которая предназначена для обеспечения производительности, необходимой программе Artemis для дальнего космоса. (...) Что касается НАСА и его основного подрядчика Boeing, то SLS - это совершенно новая машина, и её части должны зарекомендовать себя индивидуально и в сборе. Если какие-либо технические проблемы не будут решены надлежащим образом, результатом может стать то, что менеджеры НАСА называют «плохим днем» - многомиллионный ущерб на земле или катастрофическая потеря миссии. (...) К аппаратным средствам, которые SLS унаследовал от космического челнока, относятся его главные двигатели на жидком топливе. (...) Хотя повторно используемые главные двигатели кажутся почти идентичными тем, которые летали на челночных орбитальных аппаратах, существуют важные различия. НАСА хочет получить более высокую выходную мощность от двигателей, и второе повышение запланировано позже. Это означает более высокое давление в камере сгорания. (...) Одной из огромных проблем при проектировании было обеспечение того, чтобы двигатели и вспомогательное оборудование могли выдержать новую «базовую среду нагрева». (...) Все эти изменения были доказаны к удовлетворению НАСА с помощью компьютерного моделирования и отдельных запусков двигателей на испытательном стенде, но ничего, что еще не было предложено в вычислительной гидродинамике, не соответствует ярости огневого испытания Green Run, запланированного на Стеннис этой весной. Стив Эрнст из Boeing отметил, что, в конце концов, «один хороший тест стоит тысячи экспертных мнений». [предполагаемая цитата Вернера фон Брауна] (...) «Green Run» является критическим испытанием, но это не самая сложная задача, с которой сталкивается SLS. Возможно, самая большая неопределенность в развитии SLS - это риск того, что амбициозные - и широко разрекламированные - конкуренты из частного сектора вырвутся вперед в космической гонке с большой грузоподъемностью, оставив SLS как сухую ветвь в эволюционном дереве. Основатель SpaceX Элон Маск объявил о разработке Falcon Heavy в 2011 году (...) Предназначенный для многократного использования, Falcon Heavy уже запускался трижды, первый в 2018 году. Он может доставить 64 тонны на низкую околоземную орбиту. Первая версия SLS, с другой стороны, оценивается в 70 тонн, но ее первый запуск не произойдет до 2021 года, и Маск говорит, что его следующая ракета под названием Starship - большая ракета-носитель, увенчанная блестящим космическим кораблем второй этап ... Этап двигателей - будет запущен в этом году [2020] (...) Звездолет, утверждает Маск, доставит не менее 100 тонн на низкую околоземную орбиту за долю от стоимости усовершенствованного SLS. (...) Первоначально прогнозировалось, что стоимость запуска составит всего полмиллиарда долларов, а в декабре [2019 г.] администратор НАСА Джим Бриденстайн оценил стоимость одного полета SLS в размере от 800 до 1,6 млрд. долларов США (. ...) Между тем НАСА заявляет, что SLS может и доставит кого-то на Луну к 2024 году. (...) Во время Green Run, по словам Лизы Эспи, ведущего инженера-испытателя НАСА по авионике на базовой стадии, особый интерес будет представлять наследие оборудования - оборудование, адаптированное из более ранних космических предприятий. Один интересный объект - бортовой компьютер SLS, который был модифицирован из РН Boeing, предназначенной для запуска спутников. (...) Автоматические средства управления, которые управляют главными двигателями, также являются новыми. (...) Вся эта электроника, а также насосы и двигатели будут работать во время Green Run в течение всего времени подъема SLS на орбиту - чуть более восьми минут. (Однако тест будет считаться успешным, если система будет работать не менее пяти минут.) Если «зеленый» прогон считается неудачным, основной этап может потребовать дополнительного теста. (...) Во время написания этой статьи я спросил инженеров и подрядчиков НАСА, как они сравнивают скрупулезные детали тестирования на базовой ступени SLS с методами, которые использует частный сектор. Они сказали, что не знают (...) инвесторы SpaceX любят описывать Элона Маска как разрушителя из Силиконовой долины [человека, который мешает чему-то продолжать как обычно или как ожидалось], готового двигаться быстро и ломать планы. (...) А [НАСА] движется медленно и не хочет ничего ломать ... если только это не является частью теста в этом долгом, тяжелом путешествии назад на Луну".
  10. Том Меткалф. Большие раскопки для Жужжащей Бомбы (Tom Metcalfe, Big Dig for a Buzz Bomb) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 34-39 в pdf - 4,99 Мб
    «Летящая бомба V-1, выпущенная германскими люфтваффе (ВВС) по Лондону, но сбитая за несколько минут до того, как туда добралась, упала и взорвалась здесь около восьми часов утра 27 августа 1944 года, создав яму в земле глубиной 10 футов [3 м] и шириной 20 футов [6 м]. Взрыв её боеголовки и топлива отбросил ближайший дом, более чем на 600 футов [180 м], от его фундаментов. Семьдесят пять лет спустя точно в тот же день старый кратер стал местом археологического расследования, проведенного двумя братьями, которые выросли, услышав истории о терроре, вызванном немецкими V-1. Колин и Шон Уэлч искали фрагменты летающих бомб уже 10 лет (...). Германия начала запуск V-1 против Лондона через неделю после дня "Д". Наблюдатели увидели первые на рассвете 13 июня 1944 года над прибрежной деревней Димчерч, примерно в 50 милях [80 км.] из Лондона - низколетящий самолет с ярким свечением сзади, издающий шум, похожий на шум «Ford Model-T» [автомобиль, выпускаемый Ford Motor Company в период с 1908 по 1927 год] поднимающийся в гору », - сказал позже свидетель. Этот шум, вызванный прерывистым ревом его примитивной импульсной струи, стал характеристикой V-1, которые вскоре стали называться «жужжащими бомбами» и «болванами» - британское прозвище для шумных летних насекомых. (...) К концу Второй мировой войны Германия выпустила около 10 000 гудящих бомб по Британии. Более 2400 из них ударили по Лондону, погибли более 6100 человек. V-1 были первыми из немецкого чудо-оружия, Wunderwaffen, которое, как объявили нацистские лидеры, выиграет войну. Адольф Гитлер сказал, что они отомстят за бомбардировки союзников в немецких городах, и их окрестили V-оружием - Vergeltungswaffen , или оружием мести. (...) V-1 имела длину 27 футов [8,2 м] и весил более двух тонн [1800 кг]; её импульсный реактивный двигатель был заправлен 165 галлонами [625 литров] бензина. С максимальной скоростью более 400 миль [645 км] в час V-1 могла пролететь до Англии за 15 минут, а до Лондона - за 30. Одна V-1 несла 1900 фунтов [860 кг] взрывчатки, почти полный боезапас немецкого двухмоторного бомбардировщика. (...) V-1 управлялась простым автопилотом, который использовал три гироскопа, приводимые в действие баллоном со сжатым воздухом. (...) Более 6500 V-1 разбились или были сбиты истребителями и зенитными орудиями, но тысячи все же пробились. (...) Выкопать остатки 75-летней бомбы - тяжелая работа, но братья Уэлч привыкли к этому. Эта раскопка возле Бромли Грин является их восьмой раскопкой места крушения V-1. (...) Братья определяют местонахождение разбитого V-оружия, изучая данные округов и стран, включая официальную «перепись бомб» - попытку властей военного времени зафиксировать ущерб, нанесенный падающими бомбами. Поскольку эти записи не являются полными, они также проверяют боевые отчеты пилотов истребителей V-1. (...) Они проводят детальную оценку риска на каждом участке перед началом раскопок. (...) Колин внутри кратера копает мастерком, сканирует фрагменты с помощью металлоискателя и направляет ковш мобильного экскаватора. (...) Каждый маленький кусочек металла от взрыва V-1 будет очищен, сохранен и сфотографирован для окончательного отчета о раскопках (...) Раскопки V-1 закончились через 10 часов. Теперь дыра заполнена и выровнена, а извлеченные фрагменты тщательно сохранены для анализа. Ключевой находкой является реактивная труба V-1, смятый и корродированный кусок стали весом в несколько сотен фунтов, глубоко закопанный в кратере и защищенный от ржавчины слоем тяжелой глины. (...) До сих пор братья Уэлч обнаружили только те места воздействия V-1 и V-2, где боеголовка и остатки топлива взорвались в результате окончательного взрыва. Многие стальные детали уже заржавели, но они часто находят части механизмов управления и топливной системы, которые были сделаны из алюминия. (...) Многие металлические детали, обычно обнаруживаемые в местах крушения V-1, отсутствуют в этом расследовании, включая такие детали, как гироскопы и механизмы управления. Колин подозревает, что охотники за сокровищами, известные как «ночные ястребы», уже прошли через кратер с металлоискателями, чтобы найти трофеи для себя или продать в Интернете. (...) Колин и Шон Уэлч уже планируют раскопать еще одну аварию V-2 в Кенте, и есть еще тысячи мест катастрофы V-1, которые еще предстоит обнаружить. Братья надеются создать онлайн-музей, где будет представлена трехмерная фотография их находок и история V-оружия. (...) Поиск новых финансовых спонсоров для их раскопок становится приоритетом. Все их раскопки до сих пор были в основном самофинансированы. (...) Тем временем братья намерены продолжать копать".
  11. Адам Хадхази. Таргетинг метана (Adam Hadhazy, Targeting methane) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №2, 2020 г., стр. 18-26 в pdf - 2,56 Мб
    «Бесцветный и без запаха метан знаком многим из нас как основной компонент природного газа. Крупнейшим одноотраслевым источником глобальных выбросов метана от человеческой деятельности является добыча нефтегазового сырья (...) климатологи считают, что метан ответственен за около четверти вызванного человеком глобального повышения температуры на 0,9 градуса по Цельсию (1,6 градуса по Фаренгейту) с конца 19-го века, а оставшиеся 75% приходится на углекислый газ. (...) Шквал новых спутников, специально созданных для обнаружение газа в атмосфере подчеркивает растущий интерес к лучшему пониманию вклада метана (...) Исторически, мониторинг метана с орбиты был сферой деятельности национальных и международных правительственных космических агентств. Теперь впервые частный сектор - а именно Bluefield Technologies, стартап из Силиконовой долины и базирующаяся в Монреале GHGSat, - а также некоммерческий сектор, возглавляемый Фондом защиты окружающей среды в Нью-Йорке, принимает в этом участие. (...) людей считаются ответственными за 60% глобальных выбросов метана, а природные источники, такие как водно-болотные угодья, извергают оставшуюся часть (...) За последние миллионы лет среднее глобальное атмосферное давление концентрация метана колебалась между 400 и 800 частями на миллиард (ppb). Сегодня эта цифра взлетела до примерно 1860 на млрд и продолжает расти примерно на 10 на млрд в год (...) правительства и частные предприятия предпринимают усилия по замедлению или даже обращению вспять тенденции в области метана. Спутники могут существенно помочь в достижении этой цели, обеспечивая глобальный охват метановых шлейфов, охватывая широкомасштабные природные явления, а также точечные (часто созданные человеком) источники. (...) Вместе с тем, при наличии созвездий адекватного размера спутники могут предоставлять ученым, регулирующим органам и клиентам ежедневные отчеты о выбросах метана на заранее выбранных участках, представляющих интерес, помогая всем сторонам определить, где и когда происходят выбросы, и, таким образом, как свернуть их. С этой целью Bluefield разрабатывает микроспутник размером примерно с рюкзак, предназначенный для запуска в 2020 году, с целью дальнейшего развития космического аппарата. (...) Конкурент Bluefield, GHGSat, преследует аналогичные цели. (...) Данные MethaneSAT [от Фонда защиты окружающей среды, которые будут запущены в 2022 году] - и, в конечном итоге, алгоритмы обработки изображений и другие технические детали - будут публично доступны бесплатно. (...) Фонд защиты окружающей среды надеется, что его спутник побудит отрасль сократить глобальное загрязнение метаном от нефтегазовой промышленности на 45% к 2025 году. (...) Компании [Bluefield и GHGSat] объявили о своем намерении улучшить пространственное разрешение до 20 и 20 метров и 25 на 25 метров соответственно. (...) По сути, MethaneSAT будет служить широкоугольным объективом, а космические аппараты Bluefield и GHGSat - объективами с переменным фокусным расстоянием. (...) Три стороны, как и следовало ожидать, молчат об особенностях своих конкретных алгоритмов сортировки метанового сигнала по шуму других атмосферных газов и особенно аэрозолей, частиц, часто связанных с метановыми выбросами при добыче нефти и газа. (...) Цель чувствительности для MethaneSAT - измерить увеличение концентрации метана на уровне земли на 0,1% - эквивалент 2 частей на миллиард. (...) Все три производителя спутников считают, что экономическая мотивация их данных будет высокой. Международное энергетическое агентство, базирующееся в Париже, подсчитало, что нефтегазовая отрасль может сократить глобальные выбросы метана на 75%, причем до двух третей этого снижения можно достичь при нулевых чистых затратах на основе экономии продаваемого газа, теперь бесполезно теряемого в атмосфере. (...) Больше игроков будут стараться войти в процесс. (...) «В конце концов, - говорит [Стефан] Жермен [президент GHGSat], - я думаю, что все стороны, обслуживающие этот рынок, должны будут как конкурировать, так и сотрудничать, чтобы добиться того эффекта, которого мы все хотим: снижения выброса парниковых газов в глобальном масштабе».
  12. Грег Эйгиан. Год НЛО (Greg Eghigian, The Year of UFOs) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 48-53 в pdf - 4,73 Мб
    «НЛО вернулись. Или, лучше сказать, интерес к НЛО снова растет. (...) Горстка событий помогла вызвать новый интерес. (...) Первое событие и искра, которая зажгла сегодняшние НЛО. Возрождение произошло в декабре 2017 года, когда New York Times , Washington Post и Politico сообщили, что с 2007 по 2012 год Пентагон финансировал секретную программу для расследования сообщений о неопознанных летающих объектах. (...) Усовершенствованная программа идентификации аэрокосмической угрозы, или AATIP, в том виде, в каком она была в конечном итоге назначена, отвечала за расследование наблюдений (в основном со стороны военного персонала США) и определение того, как объекты, о которых сообщают, представляли угрозу национальной безопасности. (...) Часть того, что сделало новости 2017 года настолько убедительными, состоит в том, что они сопровождались двумя видео, выпущенными для средств массовой информации, и третьим спустя месяцы спустя. Реактивный самолет ВМС США сталкивается с быстроходным самолетом необычной формы. (...) В средствах массовой информации о расследовании НЛО в Пентагоне был Луис Элизондо, неофициально известный как Лю. Карьерный офицер военной разведки, он называл себя журналистам бывшим главой AATIP, вплоть до того момента, когда его официальное финансирование закончилось в 2012 году. (...) С самого начала он привлекал почти столько же внимания средств массовой информации, сколько и загадки, которые он предположительно расследовал. (...) В январе 2019 года Агентство военной разведки ответило на запрос Комитета Сената США по вооруженным силам о предоставлении дополнительной информации о своей работе. Сотрудник агентства (...) предоставил список всех 38 сообщений, связанных с программой. Этот список удивил. Некоторые темы исследований - лазерное оружие с высокой энергией и альтернативные двигательные установки, варп-двигатели, антигравитация, проходимые червоточины, звездные врата и маскирующие устройства-невидимки - поразили скептиков научной фантастикой. Тем временем энтузиастам НЛО оставалось только удивляться, почему не было упоминаний о наблюдениях, подобных тем, что в видео ВМС, выпущенных для СМИ. (...) Вторым событием, связанным с НЛО, которое привлекло внимание средств массовой информации примерно в то же время, когда было опубликовано AATIP, стало создание новой коммерческой компании под названием «Академия звезд, искусство и наука» (To the Stars Academy of Arts and Sciences). Его заявленная миссия состоит в том, чтобы «исследовать внешние границы науки и нетрадиционного мышления» через «развлекательный, научный и аэрокосмический консорциум, который взаимодействует с гражданами всего мира». (...) Также присоединился к команде в качестве директора по глобальной безопасности и специальным программам: Луис Элизондо. (...) 31 мая [2019] состоялась премьера [телевизионного] сериала [«Неопознанные: расследование НЛО в Америке» ». (...) настоящей звездой сериала был актерский акт «Неопознанный» Лю Элизондо (...) Элизондо как крепкий, бесстрашный крестоносец, стремящийся раскрыть правду перед лицом обездоленной правительственной бюрократии и культурой насмешек (...), изображён исследователем НЛО, героической фигурой, решительно настроенной разорвать завесу секретности, окружающую инопланетных посетителей. (...) В течение нескольких дней после выпуска видео Nimitz , в котором говорится о том, что НЛО ускоряется со скоростью, не поддающейся физике, писатель-исследователь Мик Уэст показал, что своеобразное движение объекта было результатом изменения уровня масштабирования камеры. (...) официальные источники в правительстве очень редко комментируют новые наблюдения, оставляя поле открытым для всех видов спекуляций. (...) беспилотники стали обычным источником путаницы для пилотов. (...) Внезапно новый интерес военных к НЛО стал казаться более приземленным, чем загадочным. Но другие, не связанные с новостями истории помогли сохранить инопланетное повествование. Примерно в то же время, когда была раскрыта программа AATIP, ученые обнаружили первый межзвездный объект, когда-либо замеченный в нашей солнечной системе. Астрономы Шмуэль Бяли и Абрахам (Ави) Лоеб из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики высказали предположение, что необычный подобный комете объект, получивший название «Оумуамуа» (на гавайском как «разведчик»), мог быть, по-видимому, космическим кораблем пришельцев. Более поздние наблюдения показали, что он, скорее всего, имеет естественное происхождение, как и ожидало большинство астрономов. Но к тому времени идея о том, что он возможно был искусственным, стала мемом в социальных сетях. (...) Военно-морской флот несет определенную ответственность за то, что в последнее время СМИ уделяют внимание НЛО, из-за его постепенного и избирательного подхода к раскрытию подробностей о зарегистрированных столкновениях, что лишь подпитывает подозрения, что правительство знает больше, чем говорит (...) Но инциденты с НЛО в 2019 году произошли не просто так. Их повысили. Энтузиасты, журналисты, сети кабельного телевидения, ученые, блогеры и Академия «Звезд» помогли держать эту тему в поле зрения общественности, и все получили пользу от внимания. За всю историю наблюдений НЛО никогда не было достаточно просто указать на отдельные странные события. Что нужно, так это сюжетные линии с персонажами, драмы, ожидания и сюжетные повороты. И это то, что верующие НЛО давали в прошлом году или позапрошлом. Секретные видео. Респектабельные свидетели. Эксцентричный предприниматель. Адвокат знаменитостей. Решительный осведомитель. Скрытные правительственные чиновники стремились скрыть правду. Ни один из этих персонажей не новичок в мире НЛО. Только актерский состав изменился.
  13. Кара Платони. Сядем прямо здесь (Kara Platoni, Land Right Here) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 54-61 в pdf - 5,75 Мб
    «Кэти Стэк Морган, заместитель научного сотрудника миссии НАСА «Марс 2020», показывает фотографию того, куда движется ровер: западный край кратера Джезеро. Миллиарды лет назад река наполнила этот бассейн, создавая дельту и то, что сегодня сухое озеро. Это захватывающее направление, если, как научная команда в Лаборатории реактивного движения НАСА (JPL), вы участвуете в конкретном поиске. «Это отличное место, чтобы отправиться на поиски жизни», - говорит она. ( ...) В идеале, они приземляются на равнине и едут в гору, поэтому ученые могут «читать камни» от самых старых до самых молодых. (...) В этом и заключается компромисс, который мешал посадкам на Марс и на Луну с самого начала: приземление на открытой равнине безопаснее, но с научной точки зрения там скучно. (...) Чтобы превратить Джезеро при спуске в посадочную площадку, команда полагается на навигацию относительно местности, или TRN технологию, над которой исследователи JPL работают с 2004 года, что позволяет выполнять более точные посадки, предоставляя аппарату визуальную систему посадки. Используя камеру, он сканирует почву для ориентиров, сравнивает эти изображения с бортовыми картами и оценивает её положение. Свяжите это с соответствующими достижениями в обнаружении и предотвращении опасности, и теперь у них есть лучший шанс не приземлиться в песчаную яму. (...) Прежде чем марсоход сможет катиться, космический корабль должен сначала пережить спуск, называемый, после посадки марсохода Mars Curiosity 2012 года, «семью минутами ужаса». (...) В течение большей части этого периода аппарат не будет иметь подробной информации о том, где он находится. (...) У серии командировок Аполлона на Луну было решение: дать астронавтам карту и заставить их смотреть в окно. Но Марс 2020 без людей, и посадка должна развернуться без помощи Управления полетами, потому что связь с Землей составляет более 10 минут. (...) TRN заполняет этот пробел, предоставляя аппарату собственную камеру и карту. (...) «Глаза» системы - это посадочная камера. (...) Мозг - так называемый Vision Compute Element - обрабатывает эти изображения. (...) Работа этого компьютера заключается в быстром сравнении изображений приближающейся земли с бортовыми картами, ранее сшитыми вместе, с использованием фотографий, снятых Марсианским разведчиком (MRO), который вращается вокруг планеты с 2006 года. Он сопоставляет два набора, отыскивая ориентиры. Но «ориентиры» не означают скалы или кратеры. Это означает крошечные пиксельные узоры, градиенты темноты и света, которые незаметны для человеческого глаза, но могут быть определены алгоритмом. Обнаружение этих ориентиров, а также использование данных IMU [Inertial Measurement Unit], позволит лендеру найти свое положение на карте. (...) команда тестирует свою систему с помощью компьютерного моделирования, которое моделирует такие параметры, как траектории, пыль и уровни солнечного освещения. Они также управляют своим снаряжением над лучшими аналогами Земли, которые они могут найти. (...) Когда они тестировали условия посадки, аналогичные тем, которые они ожидают от Марса 2020, они сократили [40 м] наполовину - ошибка была менее 20 метров. Когда они тестировали в более сложных условиях, таких как районы с высоким рельефом местности или различными уровнями освещенности, они оставались в пределах своего первоначального параметра. (...) Система Lander Vision активируется, когда аппарат находится на высоте около 4200 метров над поверхностью. Как только его задняя оболочка оторвется на расстоянии около 2300 метров, аппарат будет использовать данные TRN для определения своего местоположения и будет автономно выбирать наиболее безопасный соседний пиксель на карте целей. Затем он сядет. (...) К тому времени, когда MRO кружит над головой, чтобы сфотографировать ровер, НАСА должно точно знать, где он приземлился. (...) Поскольку он летит по солнечно-синхронной орбите, MRO постоянно находится над головой около 3 часов дня по местному времени, что означает, что он ловит одни и те же тени на каждом проходе. (...) Марс 2020 удобно посадить в 3 часа дня, поэтому то, что видит его камера, должно легко совпадать с его картами. (...) Vision Compute Element от JPL выполнит вторую работу после посадки на Марс: помощь в движении ровера. (...) Эти функции [перемещение и обработка изображений] работают параллельно на их новом компьютере, который, по их мнению, увеличит скорость для полностью автономного вождения до 60–80 метров в час (по сравнению с 8 метрами в час для Curiosity). (...) ТРН используется для обслуживания одного из старейших вопросов человечества: мы одни? (...) Это [микробная жизнь на Марсе], вероятно, очень, очень маленькая, и очень, очень мертвая. И, на данный момент, ученые должны изучать это очень, очень далеко. Есть вторая миссия Mars 2020 - это миссия по возврату образца. Ровер будет хранить камни, которые будет собирать будущий робот, еще не родившийся. До этого ученые должны полагаться на фотографии и электронные данные от приборов, установленных на подвижном рычаге, которые могут обнаружить органику, такую как углерод. Итак, как вы находите микробы на расстоянии 400 000 км? Ученые будут искать биосигнатуры, каменные текстуры и химические структуры, которые могли бы сформироваться только в присутствии жизни».
  14. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2020 г. том 40. №1 (март 2020) в pdf - 20,5 Мб
    На обложке: «Вояджер-1» запечатлел этот вид Европы, проходя над Большим красным пятном Юпитера 3 марта 1979 года. Изображение состоит из 16-кадровой мозаики, составленной из 41 отдельного изображения. Черное пятно - тень Ио на облаках Юпитера. Voyager 1 Imaging Science Subsystem (ISS): NASA/JPL-Caltech/Alexis Tranchandon/Solaris
    Следующие 10 лет. Лидеры в этой области обсуждают большие вопросы, которые принесёт следующее десятилетие в планетарной науке.
    Космос на Земле. Виртуальный дизайн космического корабля!
    Снимки из космоса. Детали Европы, приланные сгоревшим Галилео.
    Ваше место в космосе Билл Най готовит нас к следующей эре исследований
    Ваше влияние. Празднование гранта Шумейкера, победители, общественные награды и волонтерские усилия по всему миру.
    Присоединяйтесь. Исследование экзопланеты и новый еженедельный космический инструментарий.
    Что случилось? Вы будете удивлены числом видимых планет.
    Где мы находимся. Наши ежеквартальные обзоры роботов исследователей за пределами орбиты Земли.
    Почему я исследую.   Дочь нашего соучредителя, Саша Саган обращается к чудесам открытий.
  15. Элизабет Гибни. Редкий шанс добраться до ледяных гигантов волнует ученых (Elizabeth Gibney, Rare chance to reach ice giants excites scientists) (на англ.) «Nature», том 597, №7797 (5 марта), 2020 г., стр. 17 в pdf - 155 кб
    «Среди ученых, занимающихся планетой, создается импульс, чтобы направить крупную миссию на Уран или Нептун - самые отдаленные и наименее изученные планеты в Солнечной системе. (...) давление оказывается при необходимости организовать миссию в следующем десятилетии, потому что ученые хотят воспользоваться приближающимся планетарным выравниванием, которое сократило бы время в пути. (...) Очередное небесное выравнивание между Нептуном, Ураном и Юпитером произойдет в начале 2030-х годов и позволит космическому кораблю пролететь Юпитер по пути к планетам. Это сократило бы время в пути и позволило бы кораблю прибыть в течение срока службы его приборов и энергосистем - обычно около 15 лет. (...) Чтобы воспользоваться преимуществами выравнивания, миссии на Нептун потребуется запуск примерно к 2031 году или к Урану к середине 2030-х годов. (...) любой зеленый свет от НАСА будет зависеть от того, какая миссия будет расставлена по приоритетам в рамках исследования Агентства по изучению дальних планет, которое сообщит решение в 2022 году. Миссия на Нептун или Уран будет столкиваться с конкуренцией со стороны предложений вернуть образец с Марса или исследовать Венеру (...) Ученые считают две планеты близнецами из-за их одинаковых размеров и масс. Но никто не знает, насколько они похожи, их состав или как они образовались (...) Основная миссия ледяных гигантов также принесет пользу исследованиям экзопланет (...) Около 40% известных экзопланет имеют размер ледяного гиганта; понимание того, что размеры и атмосфера этих планет рассказывает об их образовании, зависит от понимания того, что происходит в нашей Солнечной системе. (...) Нептун привлекателен, потому что его луна Тритон, кажется, геологически активна и может содержать подземный океан, потенциально с жидкой водой. Но Уран, обладающий магнитным полем, наклоненным относительно его оси вращения, обладает более «странными» характеристиками, чем Нептун, что бросает вызов существующим научным моделям».
  16. Кот Хофакер. Как сделать мегаконстелляцию (Cat Hofacker. How to make a megaconstellation) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 16-237 в pdf - 607 кб
    «Я нахожусь здесь в OneWeb Satellites, совместном предприятии Airbus и коммуникационной компании OneWeb, которая конкурирует за распространение широкополосной спутниковой связи для сельского населения (...) OneWeb Satellites массово производит спутники для материнской компании. 240 технических специалистов и инженеров на фабрике во Флориде необходимо производить два 150-килограммовых спутника в день, чтобы достичь амбициозной цели OneWeb по созданию созвездия из 648 спутников на низкой околоземной орбите к 2021 году. Если OneWeb или его спутниковые широкополосные конкуренты преуспеют, то биты и байты в Интернете будут проходить по сети спутников и наземных станций вместо волоконно-оптических и сотовых вышек [для мобильной связи]. Бешеная скорость производства OneWeb обусловлена необходимостью размещения нескольких десятков спутников на орбите, прежде чем на рынке будет доминировать Созвездие StarX от SpaceX или предлагаемое Telesat из Оттавы. (...) По состоянию на февраль [2020], OneWeb запустил 40 из 648 спутников, и SpaceX запустил 300 из его запланированного первоначального созвездия в 12 000. (...) Наземные провайдеры спешат с планами подключения большего количества отдаленных районов через 5G, сети пятого поколения для сотовой мобильной связи. Чтобы OneWeb и другие имели шанс на успех, они должны открыть быстрое, доступное и надежное массовое производство, которое поможет в быстром развертывании их созвездий. (...) Спутники создаются на двух сборочных линиях, хотя это не непрерывно движущиеся конвейерные ленты, как следует из названия. Каждая сборочная линия состоит из «рабочих ячеек», обозначенных желтой лентой: одна для силового модуля, другая для авионики и третья для модуля полезной нагрузки связи. Другая ячейка является общей для обеих линий солнечного модуля. (...) На линии окончательной сборки техники соединяют все панели вместе, кроме панели полезной нагрузки. Затем спутники направляются в одну из 32 испытательных камер. (...) процесс аналогичен автопроизводству в том, что во время сборки техники работают в основном в одном месте. (...) Последний шаг на заводе - загрузка для запуска. (...) На следующий день их погрузили на грузовой самолет «Ан» и отправили в Казахстан к ожидающей ракете «Союз». Они взлетели в космос в начале февраля [2020 года], выброшенные на орбиту прижинами. Выйдя, они полетели, чтобы достичь своих 1200-километровых орбит. (...) Большая высота означает, что OneWeb требуется меньше спутников для глобального охвата (...) Как только начальное созвездие из 648 спутников будет создано, OneWeb, поставщик широкополосного интернета, будет открыт для бизнеса по всему миру. (...) Соревнование включает в себя больше, чем просто создание спутников для космоса. Это битва бизнес-планов тоже. В отличие от OneWeb, SpaceX хочет быть поставщиком интернет-услуг напрямую. Любой может подключиться к спутникам Starlink через пользовательский терминал (...) SpaceX пытается снизить цену терминалов, оценивая их в 200 долларов США. (...) SpaceX продвигается вперед со Starlink, стремясь два раза в месяц запускать по 60 спутников в этом году. Компания отказалась обсуждать, как она поддерживает этот высокий уровень производства спутников (...) Обновленные спутники весят около 227 кг с прямоугольной шиной и одной солнечной панелью, которая разворачивается как бумажная карта при развертывании (...) SpaceX в пресс-кит описал новый внешний вид как «значительно более масштабируемый», необходимый для создания 12 000 спутников, а также дополнительные 30 000. SpaceX попросила Международную телекоммуникационную группу организовать диапазон в октябре [2019]. (...) Компания уже тестирует экспериментальную процедуру затемнения на одном из спутников, запущенном в начале января [2020 г.] после запуска в мае [2019 г.] сообщения о появлении невооруженным глазом мерцающих линий на ночном небе и жалобах от астрономов о полосах света, оставленных на их наземных детекторах телескопа. Полное влияние мегаконстелляций при наблюдении ночного неба пока неизвестно. (...) OneWeb и SpaceX находятся в процессе постоянных дискуссий с астрономами о влиянии их мегаконстелляций. (...) Оператор Telesat из Оттавы планирует передать производство на аутсорсинг. (...) Telesat и команды подрядчиков потратили последние два года на разработку и тестирование «ключевых строительных блоков» спутника (...) Например, апертуры на антеннах с фазированной решеткой, которые отправляют и принимают сигналы между спутниками и пользовательские терминалы будут напечатаны в 3D (...) Роботы помогут людям-специалистам в сборке спутников (...) Amazon в прошлом году объявила о планах создания созвездия из 3236 спутников под названием Project Kuiper (...) Подробности на сегодня о проекте Kuiper не хватает (...) «Цель здесь - широкополосная связь повсюду», - сказал основатель Amazon Джефф Безос в июне прошлого года [2019] (...) Независимо от своих конкретных планов, каждая компания видит большой рынок для своих созвездий. (...) Отраслевые аналитики не столь оптимистичны (...) На вопрос о гонке наземных служб и других LEO [(служб на) низкой околоземной орбите], [Tony] Gingiss [CEO (главный исполнительный директор) OneWeb Satellites сотрудник компании] признает, что «здесь у нас есть проблема», но он уверен в производственной модели, которую построила его компания».
  17. Ричард Талкотт. Джим Ловелл помнит. Триумф над трагедией (Richard Talcott, Jim Lovell Remembers. Triumph over tragedy) (на англ.) «Astronomy», том 48, №4, 2020 г., стр. 18-27 в pdf - 8,17 Мб
    «К началу 1970 года успехи НАСА удовлетворили большую часть нации. Многие задавались вопросом, не требует ли решение проблем на Земле большего внимания, чем исследование Луны. Именно в этой обстановке Аполлон-13 отправился 11 апреля для третьей посадки на Луну. (...) На Аполлоне 13 к нему [к командиру Джиму Ловеллу, который трижды находился в космосе] присоединились пара новичков: пилот командного модуля Джек Свайгерт и пилот лунного модуля Фред Хейс. (...) кислородный баллон в сервисном модуле взорвался и поставил под угрозу миссию - и жизни космонавтов - душераздирающее возвращение потрясло страну и мир. [Интервью с Джимом Ловеллом] [Вопрос] Не могли бы вы рассказать немного о целях вашей миссии и о том, чем она отличается от Аполлона-11? [Ловелл] Ну, на самом деле, это первый раз, когда мы действительно собирались исследовать или открывать. Первые [два], Аполлон-11 и Аполлон-12, были просто тесты, чтобы сказать: «Эй, мы можем сделать работу. Да, это так. (...) Мы собирались в местечко под названием Фра Мауро. (...) К сожалению, мы этого не сделали. (...) [Ловелл подробно объясняет причины, приведшие к взрыву кислорода бак сервисного модуля позже в полете.] [Вопрос] Можете ли вы описать вашу реакцию, когда вы услышали громкий взрыв, вызванный взрывом кислородного бака? [Ловелл] (...) Сначала я подумал, что это был Фред [что-то смешное, что было раньше]. «Почему он делает это снова?» Потом я посмотрел на него. Я был в командном модуле. Я посмотрел на него, а у его глаза вылезли из орбит. Он сказал: «Это не я». (...) [Вопрос] как быстро вы поняли, что это что-то серьезное? [Ловелл] Я увидел, что мы потеряли два из трех топливных элементов. Я знал, что один топливный элемент даст нам достаточно электроэнергии, чтобы просто крутануть нас вокруг Луны и снова отправить домой. (...) Я приблизился к боковому окну. Сегодня я не могу сказать вам, почему я это сделал, но когда я выглянул в окно, я увидел шлейф в задней части моего космического корабля. что-то типа пламени или газообразного вещества, да, газообразного вещества, и я быстро понял, что газ, который я увидел, был кислородом, и что я потерял... оба кислородных баллона. (...) [вопрос] Как Вы сохранили самообладание в такой необычный и беспрецедентный момент кризиса? [Ловелл] помните, экипаж был бывшими летчиками-испытателями. Так что я привык к тому, что двигатель иногда выходил из строя, когда проверял самолеты и тому подобное. Поэтому мне, наконец, пришлось решать что делать. Мы довольно быстро поняли, что мы находимся в умирающем транспортном средстве и что нам нужно будет войти в лунный модуль, потому что это была единственная вещь, в которой все еще были кислородные баллоны. (...) [Вопрос] Как быстро Mission Control выяснила, как вернуть вас на эту возвратную траекторию и ускорить космический корабль, чтобы вы могли вернуться домой раньше? [Ловелл] Это заняло немного времени, но это было первое, о чем они подумали. (...) когда произошла авария, мы оказались в таком положении, что, если бы мы не сбились с этого курса, [мы бы облетели] вокруг Луны [и повернули бы] на Землю, [но] мы бы проскочили бы Землю, и оказались на длинной эллиптической орбите (...) с периодом в годы. [Вопрос] Насколько сложно было управлять и маневрировать лунным модулем, запускать двигатели и использовать его для возвращения домой? [Ловелл] Ну, обычно лунный модуль похож на любой другой корабль. (...) когда произошел взрыв и нам пришлось использовать лунный модуль, [нам все еще] понадобился командный модуль и его тепловой экран, чтобы вернуться в атмосферу. (...) Я сначала попытался маневрировать транспортным средством, прежде чем мы добрались до Луны, чтобы вернуться на этот курс свободного возвращения [после] того, как земля дала нам установки к этому. [Когда] я начал маневрировать обычным образом - это не сработало. Центр тяжести вместо того, чтобы находиться в центре лунного модуля, как обычно, находился где-то далеко в левом боку (...) Так что мне буквально пришлось научиться, как маневрировать (...) Но, к счастью, когда у тебя большие проблемы, ты учишься довольно быстро. [Вопрос] Какова была динамика, разговаривая с ними [людьми из Mission Control] и решая вопросы? [Ловелл] Это было довольно хорошо. (...) мы разговаривали туда-сюда. Я думаю, что без управления полетом мы бы сегодня не разговаривали. [Вопрос] Правда ли, что Джек и Фред были очарованы фотографированием лунного фарсайда? [Ловелл] (...) когда мы подошли очень близко к Луне, они [Mission Control] позвонили и сказали: «Вы готовы принять [записать новые команды для полета]?» и я сказал: «Да», и я начал копировать. И я посмотрел на своих спутников. Они не обращали на меня никакого внимания. У них были камеры в руках. Представляете, с камерами в руках? Я сказал: «Господа, каковы ваши планы здесь?» Они сказали: «Когда мы обойдем обратную сторону Луны, мы сделаем несколько снимков» и я сказал: «Если мы не вернемся домой, вы их не распечатаете». [Смеется.] Но я получил набор команд, они получили их фотографии, и поэтому мы пришли домой. [Вопрос] Насколько Фред заболел в полёте домой? Было ли это для вас серьезной проблемой? [Ловелл] Да. Он получил инфекцию, инфекцию мочевого пузыря. У него был озноб и тому подобное. Я пытался держать его в тепле. Время от времени я обнимал его и пытался согреть его своим телом. (...) [Вопрос] Что вы думали, когда плескались в Тихом океане и знали, что благополучно добрались до дома? [Ловелл] Конечно, это было одно из наслаждений. Мы вернулись, и мы преодолели еще одну большую проблему, которая у нас была: мы были отравлены нашим собственным дыханием. В СЖО в лунном модуле была только один комплект для удаления углекислого газа, и он был достаточен только для двух парней в течение двух дней, и мы были тремя парнями в течение четырех дней. Таким образом, мы должны были найти способ избавиться от углекислого газа, что сделал Mission Control. Они нашли способ извлечь комплект из мертвого командного модуля, который был квадратным, и попытаться вставить его в круглое отверстие, что мы наконец-то сделали с клейкой лентой и всем подобным. И это сработало. (...) [Ловелл] Примерно через неделю или две после того, как нас забрали на Гавайи, а затем мы вернулись, у нас, конечно, была большая пресс-конференция. (...) В начале конференции репортер спросил: «Джим, ты собираешься попроситься на другой рейс? Очевидно, что это не удалось. (...) Я подумал про себя, пока начальство было прямо позади нас, была прекрасная возможность припереть их к стене и сказать «да», потому что они не говаривали об этом с нами (...) я увидел, как в зале поднялась рука. Затем я увидел, что она показала вот так. [Джим показывает большой палец вниз.] Это была моя жена. [Смеется.] Я мог бы сказать "да". Я сказал "нет". Я думаю, что это последний рейс, который я совершу. [Смеется.]»
  18. Дэймонд Беннингфилд. Вселенная. Движение (Damond Benningfield, Universe. The Movie) (на англ.) «Air & Space», том 35, №1 (апрель / май), 2020 г., стр. 24-29 в pdf - 2,03 Мб
    «Это будет самая большая цифровая камера в мире. (...) Ее матрица в 3,2 миллиарда пикселей будет создавать новую картину всего южного неба каждые три ночи (...) Vera C. Rubin Observatory будет, в некотором смысле, круче всех [предыдущих больших телескопов]. Дж. Энтони Тайсон, профессор физики в Калифорнийском университете, Дэвис, и главный научный сотрудник Legacy Survey of Space and Time, или LSST, которые займутся основной работой обсерватории, назвали его «формой небесного кинематографа, самой большой кинокамерой за всю историю». (...) Будучи в авангарде одной революции [используя ПЗС (устройства с зарядовой связью) в астрофотографии], Тайсон стал ведущим сотрудником гигантского обзорного телескопа, строительство которого сейчас завершается на вершине Серро-Пачона, 8 900 футов [2700 м] в Чили. Первый свет для обсерватории Vera C. Rubin ожидается к концу 2021 года, а полноценная научная деятельность начнется через год. (...) В ходе 10-летней съемки 8,4-метровый телескоп будет сканировать все южное небо сотни раз, что позволит астрономам отображать изменения как вблизи, так и далеко. Это должно дать массу быстрых событий - от взрывающихся звезд до астероидов в нашей собственной солнечной системе, которые меняют положение с ночи на ночь. (...) каждый объект записей LSST - всего миллиарды - будет зарегистрирован в своей базе данных для изучения астрономами всего мира. (...) LSST, по сравнению [с другими телескопами], имеет огромное поле зрения - эквивалент более 40 полных лун (...) это одно 30-секундное изображение или пара 15-секундных изображений, которые будут «сгруппированы» вместе, чтобы обеспечить глубокий обзор объектов, столь же слабых, как 27-я величина. (...) Затем он перейдет - всего за пять секунд - к следующему полю обзора. В среднем, обследование будет охватывать около тысячи полей каждую ночь - и все небо, видимое с чилийской вершины горы, менее чем за три ночи. Затем он начнет процесс заново. (...) По своим размерам этот 8,4-метровый телескоп не будет входить в пятерку лучших в мире, но по скорости он компенсирует это. ПЗС-матрица должна считывать свои данные достаточно быстро, чтобы камера могла записывать слабые объекты даже при коротком времени экспозиции LSST. (...) Телескоп был разработан, чтобы соответствовать камере CCD, а не наоборот. (...) Камера LSST состоит из трех стеклянных линз, которые являются одними из самых точных из когда-либо сделанных (...). Они будут направлять изображение с третьего (третичного) зеркала телескопа на массив из 189 16-мегапиксельных детекторов (...) Обзор будет составлять около 20 терабайт данных за ночь (...) Компьютеры там [в США] будут сравнивать изображения LSST с предыдущими видами каждого поля и отправлять мгновенные оповещения, когда обнаружат различия между ними. Весь процесс занимает около одной минуты для каждого наблюдаемого поля. Каждый объект, наблюдаемый LSST, будет каталогизирован в базе данных, которая со временем увеличится до 15 петабайт. Группа управления данными, насчитывающая около 100 членов, ожидает, что машинное обучение и другие инструменты помогут пользователям просматривать данные. (...) Что астрономы ожидают найти, пробираясь сквозь эту гору данных? LSST будет особенно хорош в обнаружении изменений (...) За время своего существования LSST будет захватывать сотни изображений объекта - вселенной в промежутке времени. (...) Астрономы также проявляют большой интерес к взрывающимся звездам, известных как сверхновые. (...) «Ожидается, что LSST будет видеть тысячу сверхновых за ночь». (...) Каталогизация сверхновых - важный инструмент для изучения природы и распределения темной энергии. (...) В другом методе используется явление, известное как слабое гравитационное линзирование, вызванное прохождением света через облака и нити темной материи. (...) Имея достаточное количество наблюдений на разных расстояниях, они надеются нанести на карту «комковатость» материи, включая темную материю, между Землей и удаленными галактиками. (...) LSST должен обеспечивать измерения космической структуры в течение последних девяти миллиардов лет или около того, что намного глубже, чем измерения, сделанные в предыдущих исследованиях для слабых линз. (...) Это всего лишь некоторые вещи, которые астрономы ожидают от своей новой обсерватории после всех этих лет планирования: от потенциальных астероидов, пересекающих орбиту Земли, до структуры размером с вселенную".
  19. Ребекка Бойл. Опасное дело на астероиде (Rebecca Boyle, Touch-and-Go on an Asteroid) (на англ.) «Air & Space», том 35, №1 (апрель / май), 2020 г., стр. 50-57 в pdf - 2,52 Мб
    «Миссия этого космического аппарата [Osiris-Rex] состоит в том, чтобы догнать древнюю космическую скалу на расстоянии 175 000 000 миль и извлечь её кусочек для ученых, которые будут изучать его на Земле. (...) В конце августа [2020], Osiris-Rex посетит астероид по имени Bennu, окаменевший артефакт, оставшийся от рождения Солнца и представляющий сырье того, из чего создана Солнечная система, включая нас. Osiris-Rex - имя, сокращение от Origins Spectral Interpretation, Resource Identification, Security, and Regolith Explorer - вышел на орбиту вокруг Бенну более года назад и с тех пор терпеливо собирает информацию. Когда придет время, космический аппарат направит себя на темную поверхность скалы и спустится вниз. Когда он будет в нескольких футах от поверхности Bennu, Osiris-Rex будет выплевывать поток газа, поднимая пыль и камни, чтобы захватить и доставить домой. (...) Бенну - реликвия нашего начала солнечной системы. (...) Астероиды - это в основном неизменный изначальный материал. (...) Астероид имеет размер около 0,5 миль в самом широком месте (...) Бенну темный и быстро остывает после ухода от Солнца. Эти детали говорят о том, что его поверхностный реголит является рассыпчатым и грубым, как пляжный песок - материал, который должно быть относительно легко поднять. Osiris-Rex не приземлится на Бенну, чтобы забрать образец; вместо этого космический корабль совершит касание (...), и его 11-футовый [3,4 м] рукав коснется и откроет баллон с азотом, подняв пыль и небольшие камни с поверхности Бенну. Это будет длиться от пяти до 10 секунд. Сложная сеть на конце рукава космического аппарата будет ловить рассеянный материал. НАСА стремится получить как минимум две унции [60 г] грунта Бенну и надеется получить 4,4 фунта [2 кг], в основном песка и мелкой гальки. Сохранив образец в рукаве, Osiris-Rex медленно отступит, проведет несколько тестов и полетит домой. Космический аппарат прибыл на орбиту Бенну 31 декабря 2018 года (...) Команда ожидала найти много песка, возможно, усыпанного одним или двумя валунами, порядка 33 футов [10 м] в поперечнике. Они были шокированы увиденным. Песка не было. Там не было пляжей. Были только валуны - сотни из них - каждая потенциальная угроза. (...) Они решили начать с того, с чего начинается каждый исследователь: с действительно хорошей карты. (...) Картирование положения и глубины определенных минералов позволяет ученым определить состав астероида (...) Первоначальные результаты показывают, что астероид насыщен филлосиликатами [параллельными слоями силикатных тетраэдров], минералами, которые образуются только в результате взаимодействия с водой. (...) Инженеры изначально разработали Osiris-Rex для посадки в эллипс с радиусом около 25 метров. Но чтобы учесть все недавно обнаруженные валуны, новый размер может быть не более пяти метров - и в зависимости от опасностей на месте отбора проб, может быть, не более трех метров. Это от 10 до 16 футов. Сам Osiris-Rex имеет восемь футов [2,4 м] в ширину и 10 футов [3 м] в высоту (...) В декабре прошлого года [2019] команда приняла решение направить космический корабль в Nightingale (западный Соловей) с Оспри (скопа) в качестве резерва [топонимы Бенну; все водоплавающие птицы, подобно птице бенну Древнего Египта]. (...) Планировщики миссий дали Osiris-Rex способ защитить себя: способность сказать «нет». Если космический аппарат летит рядом с Бенну и наблюдает слишком много больших, угрожающих камней, он может отступить и попробовать снова. (...) Во время четырехчасового снижения космический корабль должен иметь возможность сделать три новых снимка, сопоставить их со своей внутренней картой и принять решение о том, возможна ли безопасная посадка. В принципе, Osiris-Rex может использовать этот подход и несколько раз прерывать работу (...). Образцы из Бенну настолько ценны, что они получат собственную лабораторию, которая в настоящее время строится в исследовательском центре астрономических материалов в Космическом центре имени Джонсона в НАСА в Хьюстоне. (...) Другие космические корабли посещали астероиды и кометы и даже возвращали образцы. (...) Члены команды Осирис-Рекс отправились в Японию, чтобы встретиться с членами команд Хаябуса, которые успешно извлекли материалы из двух астероидов за последнее десятилетие. (...) Но Osiris-Rex был разработан задолго до того, как Hayabusa 2 собрала образец из Рюгу в феврале 2019 года - слишком поздно, чтобы предупредить кого-либо о сюрпризах. (...) Игра Осирис-Рекс - это новая парадигма для НАСА и для более широкого освоения космоса. Риск неизбежен, а большой риск приносит большие выгоды - не только для этой миссии, но и для всех будущих».
  20. Беверли Грей. Когда Аполлон отправился в Японию (Beverly Gray, When Apollo Went to Japan) (на англ.) «Air & Space», том 35, №1 (апрель / май), 2020 г., стр. 16-18 в pdf - 1,15 Мб
    «Это был 1970 год. Я был одним из 56 молодых японских гидов, говорящих по-японски, которые были наняты для работы в павильоне США на Экспо-70 в Осаке, Япония. (...) С тех пор, как Нил Армстронг совершил этот гигантский скачок для Человечества прошлым летом японская публика увлеклась космическими путешествиями. Больше всего на свете они хотели увидеть настоящий кусок с лунной поверхности. Они охотно терпели три часа ожидания, чтобы войти в наши двери, пока они могли бы смотреть на гордость и радость нашего павильона. (...) Конечно, наш был не единственным павильоном, который посетили 64 миллиона в основном японских посетителей (...) Огромный павильон СССР, серповидное красно-белое здание возвышался над ярмарочной площадкой и был полон напоминаний о том, что в ту эпоху холодной войны русские первыми отправили человека в космос. Доминирующим в главном зале советского павильона была гигантская фотография первого космонавта Юрия Гагарина с голубем. (...) мы, американцы, знали русскую тайну: на их космической выставке были представлены только модели в натуральную величину. (...) Павильон США был совершенно другим. (...) Завоевав вход, посетители, естественно, отчаянно пытались увидеть лунный камень как можно быстрее. (...) толпы людей спустились по широкой лестнице на нижний уровень павильона, где их встретили такие чудеса, как настоящий командный модуль «Аполлон-8», первый космический аппарат в мире, когда-либо вышедший с орбиты Земли и облетевший Луну. (...) Другой из наших гидов всегда находился перед имитируемой лунной поверхностью, на которой изображены космонавты в скафандрах, гордо водруженный американский флаг и лунный модуль, или LEM. Это была сложная выставка для всех нас, потому что она требовала от нас объяснить, что наша посадочная машина была не моделью, как в павильоне СССР, а honmono («настоящая вещь»). (...) Это был, однако, штатный LEM, который послужил резервной копией для недавней миссии Apollo 12. (...) Такова была привлекательность павильона США в 1970 году, что мы почти каждый день узнавали известных людей из шоу-бизнеса, спорта и международной политики. (...) Но было особенно необычно видеть 69-летнего Хирохито, императора Японии как во время, так и после Второй мировой войны, с историческим визитом рано утром. (...) Самый большой фурор был с прибытием триумфальной команды Apollo 12: Пит Конрад, Дик Гордон и Алан Бин. Двое из них шли по лунной поверхности всего за несколько месяцев до церемонии открытия Экспо 15 марта в 70-м. (...) Но добрые пожелания японского народа никогда не были более очевидными, чем в апреле 1970 года, после запуска злополучного Аполлона-13. (...) Когда космонавты Ловелл, Свайгерт и Хайс приводнились благополучно, все поздравили нас и пожали друг другу руки, как будто мы лично имели какое-то отношение к их спасению. Мы с радостью приняли их поздравления. (...) Мне еще предстоит описать лунный камень, святой Грааль нашего павильона. Установленный на зубцах, как большой бриллиант, и установленный в стеклянном футляре в недоступном для посетителей месте, он выглядел не чем иным, как деформированным куском переваренного гамбургера. Конечно, простой вид этого вызвал огромное волнение. (...) член японской пресс-службы спросил меня, что я предпочел бы: этот лунный камень или бриллиантовое обручальное кольцо. Я задумался на мгновение, а затем ответил: «Все зависит от того, кто дает мне кольцо».
  21. Адам Хадхази. Мегаконстелляции, мега неприятности (Adam Hadhazy, Megaconstellations, mega trouble) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 26-33 в pdf - 864 кб
    «[Клифф] Джонсон [постдокторант в Северо-западном университете] не мог так легко отрицать то, что он видел в первые [ранние утренние] часы 18 ноября 2019 года. В комнате в Фермилаб под Чикаго Джонсон только что получил в режиме реального времени наблюдения с телескопа на вершине горы в Чили, находящемся на расстоянии около 8000 километров. Многочисленные яркие параллельные световые линии запятнали ожидаемые нетронутые [ясные] виды галактик Магелланового Облака. (...) Джонсон описывал свою встречу с партией 60 спутников Starlink, запущенных неделей ранее компанией SpaceX компании Элона Маска. (...) астрономы бросили вызов спутниковым инженерам, чтобы помочь найти технические решения для угрозы их науке. Астрономы рассчитывают на длительное время воздействия, чтобы собрать редкие, ценные фотоны, которые достигли Земли с расстояний в миллионы километров для объектов солнечной системы до квадриллионов [1015] километров для галактик за пределами нашей собственной. Во время этих воздействий свет отражается от спутников и может насыщать элементы изображения телескопа, делая эти пиксели бесполезными для астрономических наблюдений. (...) Астрономы готовятся к тому, что проблема усугубится, когда SpaceX и её конкуренты стремятся запустить мегаконстелляции сотен или тысяч спутников. (...) Низкая околоземная орбита (LEO) - которая произвольно простирается до 2000 километров (1200 миль) - является привлекательным местом для этих созвездий, поскольку спутники LEO вращаются как минимум в 18 раз ближе к пользователям Интернета, чем геостационарные спутники, в зависимости от точки выбранной орбита. (...) для астрономов малая высота также означает, что значительный солнечный свет может отражаться к Земле от спутникового корпуса, которая обычно изготавливается из металлических сплавов, а также от больших плоских солнечных панелей спутника и напрямую на зеркала телескопов. Световое загрязнение Starlinks застало астрономов врасплох. (...) Масштаб потенциального изменения в ночном небе велик как для астрономов, так и для случайных наблюдателей. До запуска Starlink на орбите Земли было около 200 объектов, видимых невооруженным глазом (...) Видимые спутники могут быть проблемой для астрономов, но длительное время экспозиции означает, что даже объекты, которые не видны невооруженным глазом могут быть проблемой. (...) спутники не видны в ночном небе, если они не находятся на высоте, которая удерживает их вне конуса тени Земли, и они отражаются к Земле. Вот почему спутники ловят много солнечных лучей в течение нескольких часов после захода солнца и до его восхода - настолько, что орбитальные машины могут сиять ярче, чем все звезды, кроме 170 или около того на ночном небе (...) Кстати, астрономы подозревают, что немногие власти предпочли бы ночное небо из-за преимуществ в сфере образования, здравоохранения и экономических возможностей, которые могут появиться в Интернете. (...) Итак, астрономы решили обратиться к операторам мегаконстелляции, чтобы они были хорошими управляющими неба. Стратегия может работать. Начался поиск решений. (...) Технология затемнения SpaceX может резко уменьшить отражательную способность в некоторых обращенных к Земле местах в спутниковом корпусе. (...) Конечно, затемняющие вещества нельзя применять к солнечным батареям. (...) В течение более длительного срока операций мегаконстелляции связанной с этим дополнительной проблемой является судьба спутников, которые работают со сбоями и теряют любую способность регулировать свои собственные орбиты из-за запуска двигателей, или просто стареют и достигают конца своего срока эксплуатации , Такие несуществующие спутники будут представлять риск столкновения для активных спутников, а также друг для друга, а также будут способствовать астрономически затрудненным обзорам, особенно в случае затухания их орбит. (...) Таким образом, единственный путь вперед - сделать так, чтобы спутники как можно больше пребывали в космическом мраке".
  22. Джейсон Форшоу. Подметальная машина (Jason Forshaw, Debris sweeper) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 42-45 в pdf - 453 кб
    «Нынешнее и будущие поколения заслуживают орбитальной среды, свободной от опасного мусора. Достижение этой устойчивости потребует множества инноваций в глобальном масштабе, включая надежный метод для безопасной утилизации спутников, которые достигли конца своей жизни. (...) Доказательством возможности их вывода с орбиты с помощью магнитной системы захвата будет задача для нашей предстоящей миссии ELSA-d, сокращенно от End-of-Life Service от Astroscale-демонстрации [Astroscale - это стартап-компания со штаб-квартирой в Токио] Демонстрация ELSA-d будет иметь решающее значение для будущего космического бизнеса, учитывая, что операторы, включая OneWeb из Лондона и SpaceX из Калифорнии, начали запускать большие созвездия для предоставления интернет-услуг, выводя потенциально тысячи спутников на околоземную орбиту для связи (...) В нашей корпоративной штаб-квартире в Токио мы проводим испытания ключевых элементов ELSA-d, нашего вспомогательного спутника размером с стиральную машину и меньшего спутника-партнёра, называемого клиентом. Они будут сблокированы вместе во время запуска, а затем разделены в космосе, чтобы начать серию экспериментов ADR [активного удаления мусора]. (...) Самым амбициозным тестом для ELSA-d будет наша попытка стабилизировать клиента после того, как ему было приказано испортиться, как если бы это был неуправляемый спутник. Полностью неконтролируемый падающий спутник никогда не захватывался и не стабилизировался. (...) техническая литература показывает множество идей - от сетей до гарпунов и роботизированных вооружений. Мы уникальны в выборе использования силы магнетизма. (...) Система магнитного захвата позволяет выполнять стыковку и расстыковку в относительно медленном и безопасном темпе. (...) Служебный спутник оснащен магнитным механизмом захвата, который может выдвигаться и убираться. У клиента есть стыковочная пластина или DP, представляющая собой ферромагнитную пластину, предназначенную для захвата магнитным механизмом. (...) В последнее время крупные операторы созвездия начали интересоваться концепцией DP. OneWeb, который только начал запуск своего первоначального созвездия из 648 спутников, подтверждает, что каждый новый спутник будет иметь приспособление для захвата, которое для наших целей будет функционировать как DP. (...) Как часть демонстрации захвата, обслуживающий сервер закроется на клиенте и выполнит сложную серию маневров для выравнивания и согласования с клиентом. (...) Когда сервисер закрывается на расстояние менее метра, механизм захвата сервисера расширяется и аккуратно стыкуется с клиентом. (...) Эти операции ближайшего сближения невероятно сложны для неработающего спутника. (...) В ELSA-d мы будем проводить демонстрации в течение периода от шести месяцев до года. (...) Для миссии ELSA-d в этом году [2020 г.] мы решили усовершенствовать эти ключевые технологии. Будущие эксплуатационные версии сервисера будут переносить мертвый спутник на более низкую высоту и выпускать его для сжигания в атмосфере. Затем обслуживающий персонал сам направится на встречу со следующим спутником, чтобы доставить его на орбиту захоронения. Эти маневры потребовали бы добавления электрического двигателя, работающего на ксеноне. Такие двигатели имеют высокий удельный импульс, что означает, что они чрезвычайно экономичны. Компромисс в том, что эти двигатели не могут быстро поднимать или опускать высоту. (...) как только такие технологии рандеву повзрослеют, на рынке появятся новые бизнес-сегменты, такие как обслуживание на орбите. Тогда мы будем готовы внести свой вклад в создание устойчивой орбитальной среды для будущих поколений».
  23. Амир С. Гохардани. Как фильмы вдохновляют на инновации (Amir S. Gohardani, How movies inspire innovation) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 38-40 в pdf - 344 кб
    «Добро пожаловать в волшебство фильмов или, если на то пошло, телевидения и литературы. Сила этой истории привлекает нас больше, чем обоснованность изображенных концепций аэрокосмической техники. Даже если технологии не существует или не подчиняется законам физики, она вдохновляет новые ходы мысли, направленные на то, чтобы превратить непрактичное в сферу практического. Объединение воображения с беспрецедентными техническими достижениями не ново. В литературе Жюль Верн, французский романист, чьи многочисленные работы были экранизированы, предполагал космическое путешествие в его романе «С Земли на Луну», опубликованный в 1865 году. Литературные произведения Верна вдохновили меня, когда я рос в Иране, и, как я позже узнал, многим до меня (...) Юрия Гагарина, первого человека, совершившего путешествие в космос; Константина Циолковского, российского и советского ученого-ракетчика; Вернера фон Брауна, немецкого, а затем американского аэрокосмического инженера и космического архитектора (...) Слова и образы служат более важной цели: они поощряют воображение. (...) Разворачивается целостный подход, то есть тот, в котором новатор не соблюдает ни одной из традиционных границ между физикой, химией, материаловедением, аэродинамикой и другими дисциплинами. Результатом является новая норма того, как нужно искать решения технических проблем. (...) книги всегда питали воображение читателей. Фильмы, однако, добавляют немного реализма к этому воображению и изображают оживленный пример предполагаемой концепции. (...) Нет сомнений в том, что фильмы и элементы визуальной среды оказывают общественное влияние. (...) Дискуссии об этой изображенной невозможной сцене или серии событий, которые разворачивались вопреки тому, что произойдет на самолете или на борту космической станции, в воздухе или космосе, все это приводит нас к дальнейшему анализу того, чему мы стали свидетелями. В этом процессе мы делаем запросы и даже учимся выяснять, что на самом деле возможно и насколько далеко разработана конкретная технология. (...) Мы люди, наши пути к нашим желаниям и мечтам формируются нашим воображением, восприятием и впечатлениями. Влияние фильмов на общество, аэрокосмическую индустрию и рабочую силу заметно. В следующий раз, когда одна невозможная техническая сцена предстает перед вашими глазами, стоит принять эти моменты в качестве средства, которое добавляет импульс дискуссиям об альтернативных технологиях или побуждает наш разум определить множество путей, чтобы сделать невозможное возможным».
Интернет статьи 2000 - 2012 гг

Статьи в иностраных журналах, газетах 2019 года (октябрь - декабрь)