«Техника-молодежи» 1977 №12, с.56-57


В глубине Пиренеев, на территории Франции, а точнее в поселке Лик, в Баскской области, расположен дом Макса Козинса. Любопытна личность этого исследователя-отшельника. Он профессор ядерной физики, медик, инженер и спелеолог, один из основателей и в настоящее время секретарь международной организации по спелеологическому исследованию глубочайшей в мире пещеры «Пьер Сен-Мартен».

Макс Козинс — убежденный коммунист.

Получив приглашение посетить его, я отправился в долину Лика. И тут меня подстерегала неожиданность — добираться до дома Козинса пришлось целых полчаса по крутому, заросшему папоротником склону. Наконец я у цели: лай собак оповещает хозяина о моем появлении. Из дома выходит профессор, высокий, худощавый, энергичный человек 80 лет, в синем рабочем комбинезоне, с резкими чертами лица и седыми усами.

Мы садимся у большого деревянного стола. Прошу его рассказать о себе как об ученом.

«Я не ученый, ученых на свете много, я искатель! Я прежде всего исследователь», — уточняет он, и впоследствии мне станет ясно, насколько точна эта характеристика, данная им самому себе.

Родина Макса Козинса — Бельгия. Отец Козинса — геолог, специалист в области кристаллографии, занимался и спелеологическими исследованиями. Отсюда началась великая любовь маленького Макса к загадочному миру пещер. 1914 год. Первая мировая война, Бельгия превращается в поле битвы. Отец отправляется с геологической экспедицией в Африку, откуда он уже не вернулся, а Макс переселяется вместе с матерью в Басконию.

В 1920 году они возвращаются в Бельгию, но аромат Пиренеев навсегда остался в его душе.

Много лет спустя Баскония стала его второй родиной.

Окончив гимназию, Козинс слушает в Брюсселе курс инженерной электромеханики и одновременно курс физики.

Затем работа в Бельгийской национальной биолаборатории, где и начинается творческая биография Макса Козинса. Его научные интересы настолько обширны, что он одновременно и инженер, и физик, и биолог, а когда потребовались медицинские знания, Козинс изучает медицину.


ПОЖИЗНЕННЫЙ ПРИГОВОР: ИССЛЕДОВАТЕЛЬ И ИСКАТЕЛЬ

НИКОЛАЙ КАРИН (Болгария)

На снимках (слева направо):

Профессор Макс Козинс.

На нижнем снимке запечатлен момент работы над гондолой для второго исторического полета людей в стратосферу, 1932 год, Пикар — на лесенке, Козинс — слева. (Фото из личного архива профессора Козинса.)

Макс Козинс (слева) с болгарским журналистом Николаем Кариным.


В 1931 году Огюст Пикар, уже совершивший свой первый полет на воздушном шаре в стратосферу, предложил Козинсу вместе с ним подготовить и отправиться в новый полет на аэростате «БНФНИ» (Бельгийский национальный фонд научных исследований) для измерений космического излучения в стратосфере. Козинс принимает предложение Пикара.

В 1932 году оба занимаются подготовкой к стратосферному полету с людьми на борту — второму в истории человечества. С искусством подлинного инженера Козинс совершенствует конструкцию герметической кабины пилота и измерительных приборов. Стратостат взлетает 18 августа того же года. В гондоле Пикар и Козинс. Рекорд высоты поставлен, и проведены исследования космического излучения. Следующий полет он готовит уже один. После новых усовершенствований гондолы и измерительных приборов осенью 1934 года он снова поднимается, но уже без Пикара, а со своим помощником Ван дер Эльстом.

Полет прошел вполне успешно и завершился приземлением в Югославии.

Затем, по финансовым соображениям, стратостат перестает существовать.

Дальнейшие воздушные экспедиции стали невозможны, но Козинс уже вынес себе пожизненный приговор: исследователь и искатель! Он приезжает в Лик. Тут, в сердце Пиренеев, на вершине Пик-дю-Миди, открыта обсерватория для изучения космических лучей. Макс начинает в ней работать. Есть «площадка» и для давней спелеологической страсти: весь район буквально кишит карстовыми пещерами.

В 1936 году начинается гражданская война в Испании. И неугомонный Козинс включается в борьбу антифашистов — помогает беженцам-республиканцам переправиться из Испании на территорию Франции. 1941 год, фашисты оккупировали Францию. Макс возвращается в Бельгию и участвует в движении Сопротивления — собирает данные против немцев, сотрудничает в нелегальной лаборатории по изготовлению взрывчатых веществ. В конце концов нацисты арестовали его и отправили в концлагерь.

После разгрома фашистской Германии Козинс возвращается в Национальную биолабораторию и вместе с Огюстом Пикаром разрабатывает проекты глубоководных погружений, занимается технической реализацией первых батискафов Пикара и участвует в первых глубоководных погружениях в экваториальной части Атлантического океана.

Бельгийское правительство предложило Максу Козинсу возглавить ядерные исследования в Бельгии. Правительству известен его интерес к атомной физике и талант исследователя, известны и его дружеские отношения с Жолио-Кюри, вместе с которым он работал еще до войны. С созданием франко-бельгийского центра ядерных исследований руководителем французской группы назначен Кюри, а Козинс становится во главе бельгийской программы. Руководимые им лаборатории успешно работают над получением чистого урана и чистого углерода. Козинс становится членом международной академии «Сольвей», объединяющей крупнейших физиков того времени: в нее входят Эйнштейн, Гейзенберг, Ланжевен, Дирак, Иоффе и др. После подписания вместе с Жолио-Кюри Стокгольмского воззвания Козинс становится жертвой политического шантажа и необоснованных обвинений со стороны ЦРУ. В результате этой кампании бельгийское правительство находит повод, чтобы отделаться от Козинса, и в 1954 году он уезжает: сначала в СССР, затем в Венгрию, Чехословакию и ГДР. В 1959 году Козинс уходит на пенсию и возвращается во Францию.

С тех пор он живет в Лике, главное его увлечение — спелеология. 70-летний ученый исследует один из крупнейших в Европе карстовых массивов — Пьер-Сен-Мартен. Здесь он открыл устье «Шальная голова», спустился туда с экспедицией до самого дна и поставил рекорд глубины спелеологических спусков. Недавно исследователь увлекся биологией и открыл новый гормон, воздействующий прямо на мозговую кору. Этот гормон Козинс собирается выделить в специальных микрокультурах, выращенных им в местных пещерах. А так как спелеология и биология, по-видимому, не могут целиком заполнить его жизнь, профессор в свободное время собирает старинные книги. С удовольствием истинного коллекционера Козинс позволяет мне перелистать некоторые из них. Я пользуюсь разрешением: кому из моих современников выпадает возможность подержать в руках первые печатные издания Ньютона или Галилея?

Вы почти зря потратите время, если будете искать имя этого человека в популярных энциклопедиях и энциклопедических справочниках. История не раз незаслуженно игнорировала некоторых из самых деятельных своих творцов. А имя Макса Козинса заслужило того, чтобы люди запомнили его!

Перевод с болгарского З. БОБЫРЬ