«Земля и Вселенная» 1993 №3




Информация


Программа «Спейс Шаттл».
Очередные полеты

53-й полет. 13 января 1993 г. в 8 ч 59 мин по местному времени с космодрома на мысе Канаверал стартовал космический корабль «Индевор» (третий полет). Целью полета по программе STS-54 было выведение на орбиту пятого спутника системы TDRS (обозначение — TDRS-F), принадлежащего NASA и рентгеновские астрономические исследования. Спутники TDRS (Tracking and Data Relay Satellite) используются для передачи ретрансляции данных и связи с другими спутниками. В грузовом отсеке корабля находились также два диффузионных рентгеновских спектрометра (Diffuse X-Ray Spectrometer) для определения длины волны и интенсивности сильнейших из рентгеновских линий, излучаемых газовыми оболочками звезд.

Экипаж «Индевора» состоял из пяти человек: командира Джона Каспера (2-й полет), пилота Дональда Мак Монагла (2), полетных специалистов (Mission Specialists) Грегори Гарбо (2), Марио Ранко (2) и Сьюзен Хелмс (1).

Первый день полета. «Индевор» оторвался от стартового стола точно в запланированное время (впервые за последние несколько лет «Шаттл» стартует без задержек). Через 2 мин 5 с от него отделились твердотопливные ускорители. Маршевые двигатели были выключены через 8 мин 37 с работы, а еще через 12 с отделился топливный бак. Через 39 мин 55 с полета включились двигатели орбитального маневрирования и через 2 мин 24 с корабль оказался на близкой к круговой орбите высотой 296 X 300 км и наклонением 28,45°. В 3 ч 12 мин М. Ранко включил механизм отделения спутника, и тот был вытолкнут из грузового отсека пружинными толкателями. Командир отвел корабль от спутника, после чего, в 4 ч 12 мин двигатели разгонного блока IUS, пристыкованного к спутнику, начали его перевод на нужную орбиту. Управление спутником осуществлялось с авиабазы в Санни Вэйле (Калифорния). После 151 с работы двигатель выключился, а в 10 ч 00 мин разгонный блок был отстыкован от TDRS, который остался на геосинхронной орбите.

Научная часть программы полета началась на седьмом витке, когда заработал прибор DXC. Однако из-за проблем с показаниями — скоростью счета высокорадиоактивных частиц — на 10-м витке автоматика отключила его. После этого команде пришлось заняться оценкой эффективности работы навигационной системы, по вине которой, как полагали, произошел сбой.

Второй день полета. На 19-м витке прибор DXC был вновь включен, хотя его показания все еще выше ожидавшихся. С этого момента прибор уже не выключался до конца полета. С. Хелмс работала с «Коммерческой аппаратурой Видовых Биопроцессов» (CGBA). Этот прибор одновременно собирает информацию о 28-ми биопроцессах, ведущихся в автоматическом режиме на борту корабля. Начались работы по осуществлению эксперимента с грызунами (PARE) и эксперимента по изучению хромосом живых клеток (CHROMEX).

Третий день полета. Экипаж давал интервью прессе, после чего провел эксперимент, в ходе которого в специальной камере производилось сжигание небольшого куска плексигласа в условиях микрогравитации. Произведены совместно с учащимися школ из штатов Нью-Йорк, Огайо, Мичиган и Орегон медицинские и химические исследования и серия физических опытов, по ходу которых астронавты отвечали на вопросы.

Четвертый день полета. М. Ранко и Г. Гарбо проверяли скафандры, в которых им предстояло выйти в открытый космос. В течение дня астронавты проводили съемки земной поверхности. К этому времени спутник TDRS-F уже занял расчетную позицию на своей орбите.

Пятый день полета. Выход в космос, совершенный в этот день, был частью программы подготовки к сборке на орбите в 1996 г. Международной космической станции («Фридом»). М. Ранко и Г. Гарбо покинули борт «Индевора» в 5 ч 50 мин (с опозданием на 40 мин). Они выполняли различные задания, пытаясь оценить, насколько отличается работа на орбите от таких же действий на земном тренажере. Вернулись астронавты на борт в 10 ч 11 мин, т. е. несколько раньше, чем планировалось, однако успев выполнить основную часть заданий. Центр управления полетом принял это решение, чтобы дать возможность остальным членам экипажа продолжать работы с прибором DXS. После продувки газом и прогрева — этот прибор, наконец, стал показывать очень хорошие результаты. Для наблюдений по программе DXS, основной в этом полете, было выделено дополнительное наблюдательное время, особенно после того, как аппаратура заработала даже с большей, чем ожидалось, эффективностью.

Шестой день полета. В этот день экипаж заглушил одну из электрохимических батарей корабля, чтобы оценить, как «Шаттлы» будут вести себя во время длительного маневрирования к стыковке со станцией «Фридом», в условиях «энергетического голода». Этот прием позволит сэкономить запас реагентов в батареях до тех пор пока, пристыковавшись к станции, корабль не станет получать электроэнергию от ее систем. Операция была произведена дважды и оба раза удачно.

Подготовка к спуску с орбиты и деактивация аппаратуры заняла большую часть этого последнего перед посадкой дня. «Окна» для приземления были намечены на 95-м или на 96-м витке 19 января.

Седьмой день полета. Из-за дымки в месте посадки ЦУП выбрал для возвращения второе «окно». Примерно за час до расчетного времени двигатели орбитального маневрирования «Индевора» уменьшили его скорость, в 8 ч 38 мин 17 с он коснулся полосы Центра космических полетов им. Кеннеди во Флориде, а в 2 ч 00 мин уже был в здании обслуживания орбитальных кораблей «Шаттл» для подготовки к следующему полету (по программе STS-57).

Продолжение следует




Информация

Исследования Солнца в Японии

30 августа 1991 г. с космодрома Кагосима (о. Кюсю, Япония) был запущен спутник «YOHKOH», предназначенный для наблюдения солнечной активности в гамма— и рентгеновском диапазонах. Он вышел на близкую к круговой орбиту на высоте около 600 км с наклонением 31°, период его обращения составляет примерно 97 мин.

Оборудование, установленное на борту ИСЗ, позволило получить информацию о быстрых процессах, происходящих во время импульсивной фазы солнечной вспышки. С октября 1991 г. по 1 июля 1992 г. зарегистрировано около 100 тыс. полномерных и 200 тыс. частичных изображений. Подтверждено, что телескоп на ИСЗ «YOHKOH» может служить для регистрации не только ярких корональных структур, вызываемых мощными солнечными вспышками, но и таких слабых образований как корональные «дыры» и выбросы масс. Прибор позволяет выявлять тонкие структуры жесткого рентгеновского излучения с угловым разрешением менее 10". Обнаружено несколько высокоэнергичных вспышек. Удалось наблюдать процессы крупномасштабной перестройки структур магнитного поля, слияния двух отдельных петель, быструю переменность интенсивности и конфигурации поля. Аппаратура ИСЗ зафиксировала выбросы корональных газов и магнитного поля из активных районов, хромосферное испарение во вспышках, излучение, указывающее на присутствие плазмы с температурой выше 4·106 К, возникающие даже в малых вспышках сверхгорячие компоненты с температурой более 3·107

Solar Terrestrial Physics News, 1992, 2