Рейтинг с комментариями. Часть 5-2-1m

165 г. до н.э. - сообщение о пятнах на Солнце; история Китая, династия Ранняя Хань, 195-157 гг. до н.э


Хуэй-ди



кадр из фильма

Родился в 201 г. до н.э. в деревне уезда Пэй. Звали его в детстве Лю Ин. Он не был первым сыном у отца Лю Бана, мелкого деревенского чиновника, ставшего императором. Однако он родился от законной жены, а старший сводный сын Фэй - от наложницы, вероятно, даже от любовницы, поэтому именно Лю Ин был назначен наследником императора, а прочие 7 сыновей Лю Бана стали "всего лишь" князьями, в том числе и Фэй.
Пока его отец воевал (7 лет), а мать и дед были в плену, оставался в основном на родине, предположительно у другого деда, Лю Чжицзя. Ему было 6 лет, когда он был объявлен наследником, 8 - когда отец стал императором. Потом пошли чередой мятежи и вторжения кочевников, но наследник даже не появлялся в войсках. Лю Бан умер и в 195 г. до н.э. Лю Ин стал императором в 15 лет. От управления страной он был отстранён матерью. Всей его императорской власти хватило на то, чтобы продлить на полгода жизнь своему сводному брату, которого его мать хотела убить. Он с ним не расставался буквально ни на минуту и стоило ненадолго оставить, как его брат Жу-и был отравлен, а потом жестоко убита и мать Жу-и. После чего Лю Ин заболел нервной болезнью, год не вставал с постели, обвинил мать в бесчеловечности и отказался от управления государством. И начал много пить, развратничать и умер в 22 года, 26 сентября 188 г. до н.э. Посмертное имя - Сяо-хуй
Он был женат на племяннице своей сестры. Имел и наложниц. Но детей у него, скорее всего, не было. Его жена имитировала беременность, отняла ребёнка у женщины из гарема, убив его мать. Его звали Шао-ди Гун, провозгласили наследником и императором и убили ребёнком. Потом назначили императором и князьями якобы 5 его сыновей от наложниц. Они тоже все были убиты при свержении рода Люй.
Люй-хоу

Родилась в 241 до н. э. в Шаньсяни (Хэцзэ), Шаньдун. Отец - Люй Гун, чиновник. Отдана замуж за будущего императора Гао-цзу (Лю Бана), тогда - чиновника деревенского уровня.
У неё было двое детей — будущий император Сяо-хуй (Хуэй-ди), от имени которого (и его сыновей) она правила с 195 до н. э. по 180 до н. э., и дочь Лу-юань.
Звали её в молодости Люй Чжи (Люй Тай-хоу) или сокращённо Люй-хоу, а потом носила титул вдовствующей императрицы - Гао-хоу. Происходила из рода Люй, что весьма важно. Абсолютно деревенско-безызвестного рода, но волею судьбы возвысившегося именно благодаря Люй-хоу, некогда собственноручно дергавшей сорняки на поле.
Во время войны попадала в плен, была освобождена при заключении краткого мира. Муж стал императором, а она - императрицей, постарела, муж уделял внимание молодым наложницам, которые родили ему ещё 7 сыновей и неподсчитанное количество дочерей. Соперниц ненавидела и жестоко с ними и их детьми расправлялась.
После смерти мужа у неё была связь с советником Шэнь Ицзи, носившим титул Пиян-хоу.



Кадр из фильма "Наложница великого завоевателя" (1994). Военный совет ведёт Лю Бан. Жена за ширмой вышивает и всё слышит. Внезапно вторгается в мужскую компанию - "Ах, я уколола палец! Но это только иголка, а ножом можно порезаться и умереть, его надо держать в надёжном месте!" Полководцы распознают некий скрытый мудрый совет и приглашают присоединиться к стратегам. Но то фильм...


После смерти мужа фактически лично управляла Китаем в течение 15 лет. Пыталась максимально усиливать влияние в правительстве своего рода Люй в ущерб императорскому роду Лю.
Подстраивала убийства, давала яд или подсылала убийц к сводным братьям своего сына, императора Хуэй-ди. В литературе она стала символом необузданной жестокости.
После смерти своего сына она посадила на трон поочерёдно двух малолетних императоров сомнительного происхождения.
В 183 году до н. э. запретила Хань торговать с другими странами, что вылилось в конфликт с Намвьетом, причём Намвьет победил.
У императрицы Люй было два старших брата, оба они назначены военачальниками. Когда старший брат Чжоу Люй-хоу погиб, его сын Люй Тай получил титул Ли-хоу, а сын Чань - титул Цзяо-хоу. Другой старший брат императрицы Люй Ши-чжи, носил титул Цзяньчэн-хоу.
Несмотря на жестокость придворных интриг, Сыма Цянь оценивает годы её правления как благополучные, когда развивалось земледелие, а население жило в довольстве.
Наверно, была атеисткой - вряд ли верила в загробную жизнь, где предстоит встретиться с умершим мужем и ответить за содеянное.


После её смерти, когда род Лю снова смог вернуть власть, а ваны и сановники из рода Люй были устранены, было принято решение не давать императрицам такой власти и узаконить правила престолонаследия, чтобы не повторять пример Люй-Хоу.
Лю Фэй

Лю Фэй (Дао Хуэй-ван) был старшим сыном Гао-цзу (Лю Бана) от наложницы, происходившей из рода Цао. В 201 г.до н.э. Лю Фэй был поставлен циским ваном. Ему было дано в кормление семьдесят городов: все жители, которые разговаривали на циском диалекте, были отданы под власть циского вана.
В 193 г. до н.э. он прибыл ко двору представиться императору. Братья пировали вместе, причём император относился к нему с уважением, как к члену своей семьи. Вдовствующая императрица Люй была этим разгневана и хотела убить Лю Фэя. Случайно он избежал смерти (см. 193 г. до н.э) и лишь путём подарка принцессе целой области Чэнъян смог вернуться в свое владение.
Дао Хуэй-ван стоял у власти в Ци 13 лет и в 189 г. до н.э. умер.

Ай-ван

К власти в Ци пришел его сын Сян, (титул Ай-ван). Тут умер император Сяо Хуэй-ди; править стала императрица Люй. В 187 г. до н.э. императрица пожаловала Люй Таю, сыну своего старшего брата Ли-хоу, титул Люй-вана и в вотчинное владение область Цзинань из числа земель княжества Ци. В 186 г. до н.э. младший брат Ай-вана по имени Чжан вступил в ряды сувэй (ночной стражи при дворе); императрица Люй пожаловала ему титул Чжусюй-хоу и женила его на дочери Люй Лу (полководец из рода Люй). Через четыре года (в 183 г. до н.э.) младший брат Чжана по имени Син-цзюй получил титул Дунмоу-хоу; оба брата Ай-вана служили в охране императорских покоев в Чанъани.
В 181 г. до н.э императрица Гао-хоу отделила область Ланъе от владения Ци и поставила Лю Цзэ, носившего титул Инлин-хоу, Ланъе-ваном.
Короче, Ци - отдалённая и самая мятежноопасное владение урезалось и ставилось под контроль, наследники князя в дворцовой гвардии были просто заложниками. У императрицы контролировать Ци получалось. Но она умерла...

Лю Чжан

Ему было всего 20 лет, когда он оказался в дворцовой гвардии; он был полон энергии и негодовал на то, что род Лю оказался не у дел. Порой совершал безрассудные поступки. Однажды на пиру у императрицы он был назначен цзюли (смотрителем за порядком на пиру). Он попросил: «действовать на пиру по военным законам». Императрица разрешила. Когда пиршество было в разгаре, Лю Чжан вышел вперед и сказал: «Прошу разрешения спеть для императрицы песню о возделывании полей». Императрица смеясь, сказала: «Только твой отец знал о работе на поле. Откуда тебе, родившемуся княжичем, знать о работе на поле?». И разрешила. Тогда Лю Чжан спел: «Глубоко мы пашем, и зерно сеем плотно, рассаду же высаживаем так, чтобы стебельки росли свободно. А если вырастает не то, что высевалось, то все лишнее мы выпалываем и удаляем!» Люй-хоу промолчала. Но все поняли и намёк на то, что императрица когда-то полола сорняки, а теперь "выпалывает" неугодных. Тем временем один человек из рода Люй напился до невменяемости и покинул пиршество. Чжан догнал его и зарубил мечом. Вернувшись, он сообщил: «Один человек покинул наш пир, и, исполняя закон, я убил его». Все были изрядно напуганы, но он получил разрешение действовать по военным законам. В его поступке не было преступления - наказал дезертира. Однако пиршество было прекращено. Члены рода Люй избегали Чжусюй-хоу, а авторитет его в клане Лю укрепился.
На следующий 181 г. до н.э императрица Гао-хоу скончалась. Предстояла битва кланов. Род Люй контролировал столичные армии, важнейшие ведомства, важнейшее княжество - Чжао. Лю Чжан был женат на женщине из рода Люй. Она узнала про их заговор (а был ли он?) и побудила мужа тайно послать гонца рассказать об этом своему старшему брату — цискому вану, с тем чтобы побудить его поднять войска и выступить на запад. Чжусюй-хоу и Дунмоу-хоу были пятой колонной в столице. По всему видно, что заговорщики-то как раз были из клана Лю. С самого начала планировалось истребить клан Люй, поставить императором Ци-вана.
Первое удалось, второе - нет. В связи с чем этот буйный правнук Лю Бана попал в немилость и предан забвению, а скоро и умер почему-то. Очень молодым.
Вэнь-ди

(личное имя - Лю Хэн*, посмертное - Сяовэнь-хуанди, Сяовэнь-ди, храмовое - Тай-цзун)

Лю Хэн был сыном императора Лю Бана (Гао-цзу) от наложницы Бо, известной своей добропорядочностью. Родился в 202 до н. э. Сяо-вэнь был четвертым сыном Гао-цзу. В 196 г. до н.э., весной, когда армия Чэнь Си была уже разбита и земли владения Дай умиротворены, Сяо-вэня поставили Дай-ваном с резиденцией в Чжунду (на территории совр. уезда Пинъяо пров. Шаньдун). Ему было 6 лет. Сяо-вэнь правил этим владением семнадцать лет, и вот в 180 г. до н.э. императрица Гао-хоу скончалась. В девятой луне род Люй был уничтожен, дети - фиктивный император и фальшивые наследники, были убиты. Надо было выбрать нового императора. Выбрали Дай-вана (Лю Хэна).
* Ещё одна странность китайцев - иероглиф хэн как входящий в имя императора был табуирован, в связи с чем поменялось немало географических названий (например, гора Хэншань стала горой Чаншань), и в именах тоже заменялся знаком Чан. Однако в “Исторических записках” у Сыма Сяна это табу не всегда соблюдалось, в них семь раз встречается хэн и четыре раза чан. По этим неувязкам определяют позднейшие вставки.
Первый советник Чэнь Пин, глава военного ведомства Чжоу Бо и другие послали гонца призвать Дай-вана в столицу. Без излишней радости Дай-ван обратился за советом к своим приближенным, в том числе к Чжан У - начальнику охраны дворцовых ворот. Чжан У и другие сановники, обсудив положение, не советовали соглашаться на лесть вернувших власть родственников: "Приглашая вас, Великий ван, они используют это как предлог, на самом деле им верить нельзя. Просим вас, Великий ван, сказаться больным и не ездить, чтобы понаблюдать, как пойдут события".
Но чжунвэй (главный полководец) Сун Чан, обрисовав верно обстановку, указал, что не только сановники, но и воины оголяли левую руку ("за Лю!"). "Из 8-ми сыновей императора Гао-ди остались только Хуайнань-ван и вы, Великий ван. К тому же вы — старший..."
Дай-ван рассказал о словах Сун Чана вдовствующей императрице (матери), чтобы обсудить с ней положение, но оба они колебались и к решению не пришли. Тогда они стали гадать на панцире черепахи, на котором появилась большая поперечная трещина. Толкование гласило:
Большая поперечина означает перемены,
Я стану небесным ваном.
И, как сяский Ци, править буду со славой
.
(Пророчество написано рифмованным стихом: ган, ван, гуан. Три строки по 4 иероглифа. Это как приказ Неба!)
Дай-ван сказал: “Я ведь уже ван, как же я еще могу стать ваном?”. Гадатель ответил: “Это небесный ван — Сын Неба”. Гадатель был высшей квалификации и не подвёл спонсоров.
Дай-ван приказал Бо Чжао — младшему брату вдовствующей императрицы съездить и встретиться с Цзян-хоу (Чжоу Бо). Вернувшись, тот доложил: “Верьте им, сомнений никаких нет!” Дай-ван решился занять престол империи (за который его отец бился 7 лет). Затем он, Сун Чан, Чжан У и ещё 6 человек на двух колесницах отправились в Чанъань. И опять весь в сомнениях - доехав до Гаолина, Дай-ван остановился на отдых, послав Сун Чана вперед в Чанъань выяснить обстановку.
Но всё прошло прекрасно - встретили, упали на колени, поднесли императорскую печать и регалии власти.
И в полном соответствии с китайскими церемониями Дай-ван признал себя недостойным служить в этом храме предков. "Прошу обратиться к Чу-вану с просьбой найти достойного. Я принять престол не смею”. (Чу-ван по имени Лю Цзяо — младший брат Гао-цзу и дядя Лю Хэна). Все сановники падали ниц и настойчиво просили его согласиться. Дай-ван, обратившись лицом к западу, отказался три раза, обернувшись лицом к югу, отказался еще дважды*. После чего изъявил согласие стать императором.
*Когда хозяин принимал гостя, ему полагалось садиться лицом к западу, когда правитель принимал подданных или вассалов, ему полагалось садиться лицом к югу. Дай-ван, для вида несколько раз отказываясь от трона, вел себя сначала как хозяин дома с гостями, а потом уже как будущий сюзерен с вассалами. Когда он повернулся к югу - в этом уже выражалось его согласие занять трон.
После этого он, уже император Вэнь-ди, объявил амнистию, даровал главам семей по одному рангу знатности, а женам на каждые сто семей быков и вина, "пусть все пируют и гуляют пять дней”.
- 15 ноября император пожаловал Лю Цзэ, прежде носившему титул Ланъе-вана, титул Янь-вана. 16 ноября император поднялся по парадной лестнице к трону. Все земли, ранее входившие во владения Ци и Чу и захваченные членами рода Люй, были возвращены этим владениям.
Потом последовали награды "переворотчикам": "жалую главе военного ведомства Бо десять тысяч дворов и пять тысяч цзиней золотом. Первому советнику Чэнь Пину и военачальнику Гуань Ину жалую каждому по три тысячи дворов и по две тысячи цзиней золотом. Чжусюй-хоу Лю Чжану, Сянпин-хоу Туну и Дунму-хоу Лю Син-цзюю каждому по две тысячи дворов и по тысяче цзиней золотом. Начальнику посольского приказа Лю Цзэ жалуют титул Янсинь-хоу и тысячу цзиней золотом” (цифры пожалований золотом, исчисляемые тоннами, вызывают, как и ранее, сомнения, а каждый двор платил по 200 монет в год).
Правление Вэнь-ди отличается политической стабильностью, он прославился исключительной гуманностью. Постепенно ослаблял строгие законы и отменял тяжёлые наказания, снижал налоги или освобождал от налогов большие категории лиц. Во время его правления происходил расцвет земледения и страна находилась в довольствии и богатстве.
В 165 до н. э. император ввёл экзамены для чиновников.
Его правление было высоко оценено историками, считалось также образцовым конфуцианским правлением. Император под влиянием своей жены Доу увлекался даосизмом, однако во время его правления процветало также конфуцианство.
Праздник фонарей - согласно легенде берёт своё начало с дня коронации Вэнь-ди. В день коронации он приказал зажечь красочные уличные фонари и вообще веселиться. Это переросло в традицию. В 104 году до н. э. праздник фонарей становится государственным. В этот день едят «юаньсяо» (суп со сладкими клёцками), устраивают фольклорные представления: танец Янгэ, львиный танец и хождение на ходулях и т. д.
Ти-ин

В Ранней Хань существовало три вида телесных наказаний в зависимости от степени тяжести преступления: виновному наносили татуировку на лицо, отрезали нос, уши или руки-ноги.
И вот Вэнь-ди решил упразднить жестокий метод наказания виновных. Его растрогала самоотверженность девушки, вступившейся за отца. Для Китая это было нехарактерно и так этот случай поразил её современников (и его последствия), что девушка осталась в истории, а эта сентиментальная история достойна внимания.
Ти-ин была младшей из пяти дочерей известного врача Чуньюй И. В свое время он занимал должность* управляющего общественными амбарами в царстве Ци, поэтому и получил прозвище «Цан-гун» («Повелитель амбаров»). Наряду с государственной службой он также учился целительству у знаменитого врачевателя. Чуньюй И впоследствии оставил службу, чтобы полностью посвятить себя медицине, и через некоторое время как врачеватель приобрел широкую известность среди местных жителей.
*Тайцанлин, или тайцанчжан - начальник складов с государственными запасами зерна, создаваемыми на случай особых обстоятельств.
Однажды к Чуньюй И обратилась жена очень влиятельного и богатого человека, страдавшая запущенной формой болезни. Чуньюй И сказал, что его умений недостаточно, чтобы лечить такие заболевания. Однако семья больной настаивала на своем, Чуньюй И предписал ей принимать некий отвар. Лечение не принесло положительных результатов, и женщина вскоре умерла.
На Чуньюй И подали жалобу в местный суд, утверждая, что причиной смерти женщины послужил выписанный врачом рецепт. Судебные чиновники встали на сторону богатого. Так как Чуньюй И ранее занимал высокую государственную должность, то было принято решение отправить его под конвоем в столицу, чтобы там исполнить приговор — подвергнуть Чуньюй И телесному наказанию.
Сыма Цянь:
У начальника государевых амбаров сыновей не было, имелось лишь пять дочерей. Когда тайцангуна уже должны были отправлять под стражей, он, упрекая своих дочерей, воскликнул: "Родилось столько детей, но нет сыновей, и в моем затруднительном положении нет от вас пользы!*". Младшая дочь Ти-ин убивалась и плакала от горя и последовала за отцом в Чанъань. Там она представила императору письмо, в котором говорилось: "Когда мой отец служил чиновником, все во владении Ци прославляли его бескорыстие и справедливость, но сейчас за нарушение закона он должен быть наказан. Я глубоко страдаю, понимая, что умерший никогда не вернется к жизни, а наказанный не сможет вновь служить, и хотя бы он и хотел исправить ошибки и зажить по-новому, но возможности к этому для него закрыты. Прошу забрать меня и превратить в казенную рабыню, чтобы тем откупиться от наказания, данного отцу, и предоставить ему возможность начать сызнова". О письме доложили Сыну Неба.
* Сын мог договориться о какой-то компенсации и снисхождении, пересмотре дела или замене наказания отца собственной каторгой (что для отца тоже было бы наказанием), а женщины никак не котировались вне своих семейных функций.
Ти-ин добралась до столицы, что уже было подвигом (через весь Китай, тысячи километров!), написала петицию, которая дошла до императора. Император Вэнь был поражен ее мужеством. Он распорядился пересмотреть дело врача и восстановить справедливость. И отменил жестокие телесные наказания осужденных.
История про Ти-ин стала известной в Китае, появилась даже поговорка: «Сыновья — это прекрасно, но как бы мне хотелось воспитать такую дочь, как Ти-ин».

Вэй Бо

Интересен тем, что доказывает своей судьбой, что и человек из низов в Хань мог достичь вершины, причём довольно мирным путём. Его отец умел играть на цитре. Даже играл императору Цинь Ши-хуану. Когда Вэй Бо был еще юным, он стремился встретиться с Цао Цанем - первым советником княжества Ци. Однако семья его была бедной, и он не имел возможности встретиться с Цао Цанем. Тогда он стал постоянно приходить и утром и вечером и скрытно подметать перед воротами дома, где жил первый советник княжества Ци (дворников у него не было?). Его выследили и доставили на допрос к хозяину дома. И Вэй Бо признался, что никаких иных дел, кроме свершившегося факта встречи, он не планировал. Однако выходку советник оценил и сделал его своим шэжэнем (личным секретарем). Однажды, когда Вэй Бо управлял экипажем Цао Цаня, они разговорились о делах. Цао Цань нашел, что Бо умен, и рассказал о нем цискому Дао Хуэй-вану. Тот определил ему содержание в две тысячи даней зерна. И Вэй Бо добрался до власти. Когда Дао Хуэй-ван умер и у власти встал Ай-ван, Вэй Бо продолжал заправлять делами, став более влиятельным, чем первый советник княжества Ци.
Чьеу Ву-де (Намвьет)

Уже объединив Поднебесную, войска Цинь вторглись в район Янъюэ (южная часть древней области Янчжоу), там учредили области Гуйлинь, Наньхай и Сян*. Туда в качестве наказания выслали на поселение осуждённых.
*Области Гуйлинь, Наньхай и Сян были образованы в 214 г. до н.э.; располагались на территории совр. пров. Гуандун и Гуанси-Чжуанского автономного района. Это 3 из 4-х "дополнительных" областей в добавлении к 36 областям (священное число) образованным при создании империи.
Основатель династии, Чьеу Ву-де (личное имя Чьеу Да), был этническим китайцем из царства Чжао (современная провинция Хэбэй). И звали его тогда Чжао То, во времена Цинь служил лином уезда Лунчуань в области Наньхай. Когда началось правление Эр-ши (209 — 207 гг. до н. э.), Жэнь Сяо, вэй Наньхая, умирая от болезни, призвал к себе Чжао То и сказал ему: «Я узнал, что Чэнь Шэ и другие подняли мятеж, Цинь утратило праведный путь, Поднебесная страдает. Сян Юй, Лю Цзи, Чэнь Шэн, У Гуан и другие во всех округах и областях поднимают войска, собирают народ, как тигры, борются за Поднебесную. Срединные государства ввергнуты в смуту, неизвестно, когда наступит покой. Все видные деятели выступили против Цинь и сами стремятся к власти. Наньхай — далёкое захолустье, но я опасаюсь, что разбойничьи отряды, захватывая земли, доберутся и сюда. Я хотел поднять войска, перекрыть недавно проложенную дорогу, чтобы быть готовым к восстанию чжухоу. Но случилось так, что я серьёзно заболел. Конечно, Паньюй* защищён горными кручами и теснинами, протяжённостью нань-хайских земель, раскинувшихся с востока на запад на несколько тысяч ли. Кроме того, немало людей из срединных государств** поддержат нас. Став главой целого округа, можно будет создать независимое княжество. У нас нет старших чиновников, с которыми можно обсуждать эти вопросы, вот почему я призвал Вас».
* старинное название центра Гуандуна, будущий крупнейший город Южного Китая — Гуанчжоу (Кантон); был долгое время столицей Наньюэ
** в смысле - чжунгожэнь (означает собственно «китаец») - этнические китайцы-каторжники, сосланные в это захолустье.

И он вручил Чжао То документ, возлагающий на него обязанности вэя Наньхая. Когда Сяо умер, То сразу же разослал письменные предписания начальникам застав в Хэнпу, Яншане и Хуанци: «Разбойничьи отряды вот-вот появятся, срочно перекройте дороги, соберите войска и держите оборону!»*
* Застава Хэнпу располагалась на стыке совр. провинций Гуандун и Цзянси. Застава Яншань располагалась в северо-западной части совр. пров. Гуандун между совр. городами Ляньсянь и Яншань на реке Ляньцзян (истор. название Хуаншуй или Хуйшуй). Застава Хуанци — в северной части совр. пров. Гуандун на реке Бэйцзян (истор. название Чжэньшуй) ниже совр. города Индэ и чуть выше места впадения в неё реки Ляньцзян. Заставы запирали горные проходы. Как видно, от повстанцев здесь не ждали добра даже каторжники.
Чжао То постепенно устранил всех старших чиновников, поставленных Цинь, заменив их исключительно членами своего клана, а когда Цинь была уничтожена, Чжао То силой объединил области Гуйлинь и Сян и, самовольно заняв престол, объявил себя наньюэским У-ваном. Гао-ди (Лю Бан) отдавал все свои силы битве за власть и северной границе. Он простил То его независимость.
В 196 г. до н.э. император послал Лу Цзя (выходец из царства Чу, философ, прославленный оратор и дипломат) возвести То на престол в качестве вана Наньюэ, вручить ему половинку верительной бирки, установить с ним посольские отношения. Надеялись, что То объединит всех юэ (вьетов), сохранит там мир и не станет угрозой на южных границах. Так, чисто формально, Наньюэ стала вассалом Хань. Но сохраняла большую автономию. Пограничное китайское владение - Чанша.
Во время правления императрицы Гао-хоу (187 — 180 гг. до н.э) некоторые высшие чиновники предложили запретить торговлю металлическими изделиями через заставы Наньюэ. Вьетнамцы с большой охотой покупали металлические китайские сосуды. А в Хань экономическая политика была направлена на всемерный подъём сельского хозяйства, торговля же тормозилась, особенно с заграницей (императору с этого перепадало мало, а варвары на границах укреплялись). И вот в 185 г. до н.э был издан указ о запрете продаж в Наньюэ металлических изделий, а скот разрешалось продавать только самцов. Из чего видно, что Наньюэ не считали "своим" княжеством. Хотя и называли (часто) по-китайски - Наньхай.
183 г. до н.э. - Чжао То пришёл в ярость: «Это, несомненно, происки вана Чанша, который желает, опираясь на Срединное государство, напасть и уничтожить Наньюэ, стать и здесь ваном. Таковы его корыстные устремления».
После этого он присвоил себе почётный титул наньюэского У-ди (императора) и направил войска напасть на пограничные селения Чанша; они одержали победу в нескольких уездах и вернулись. В 181 г. до н.э. императрица послала военачальника Лунлюй-хоу Чжоу Цзао напасть на Наньюэ. Но из-за сильной жары и влажности солдаты начали болеть и умирать (по иной версии их покосила холера), войска были не в состоянии преодолеть горные перевалы.
В 180 г. до н.э. Гао-хоу скончалась, военные действия немедленно прекратились. Но Чжао То вошёл во вкус побед - стал угрожать войсками своим соседям. Армия Чьеу Да, созданная для битвы с ханьцами, была свободна для нападения на северовьетнамское королевство Аулак. Его завоевали в 179-180 до н. э. Чьеу Да разделил свои земли на два региона: Кыутян и Зяоти. Зяоти расположено на большей части территории современного северного Вьетнама. Каждый регион посылал своих представителей в правительство, таким образом снималось напряжение и создавалось ощущение децентрализации.
Используя деньги и товары, на востоке Чьеу Да подчинил себе Миньюэ (вьет. Манвьет — государственное образование юэ, живших на территории совр. пров. Фуцзянь). Его власть распространилась с востока на запад более чем на десять тысяч ли (5500 км!). С тех пор Чжао То стал ездить в императорском экипаже с жёлтым верхом и с прикреплённым слева бунчуком, свои приказы называл эдиктами, стремясь сравняться с правителем Срединного государства.
В 179 г. до н.э. на престол Китая взошёл Сяо Вэнь-ди. Узнав, что могилы родичей Чжао То расположены в Чжэньдине, император учредил там поселение для ухода за ними и для того, чтобы в соответствующее время года осуществлялись жертвоприношения. Он также призвал ко двору его двоюродных братьев и назначил их на почётные должности, делал им щедрые подарки, выказывал своё расположение. Призвали Лу Цзя, назначили его тайчжундафу и отправили послом, чтобы выразить осуждение Чжао То за самовольное восшествие на престол в качестве императора и за то, что он ни разу не прислал послов с докладом.
Лу Цзя прибыл и дал изрядный нагоняй самовольному императору. Чжао То встретил его сидя. Нет, разумеется императору и даже вану не пристало вскакивать с трона, как какому-нибудь европейцу. "Сидел" означает, что сидел он не на пятках, опираясь на колени, согласно ритуалу, а как варвар, на попе, да ещё и вытянув вперёд ноги, что было уже просто оскорблением (Лю Бан тоже порой этим грешил, что в подробностях зафиксировали летописцы, ужасаясь содеянному). А ещё на встрече Чьеу носил причёску народа юэ: забрал волосы в пучок.
Лу Цзя сильно стращал мощью империи, укоряя в нарушении всего, что можно нарушить:
«Ты китаец, и твои предки похоронены в Чжэньдине, стране Чжао, но ты идёшь против природы, данной тебе небесами при рождении, недевая это платье, неужели ты в своей крошечной стране Юэ решил соперничать с Сыном Неба?.. Тебе следует вернуться в пригород и кланяться мне при встрече, кланяться северу, говоря о себе как о «существе»». После того, как Лю начал угрожать атакой Хань, Чьеу встал и извинился.
Чжао То сильно извинялся за своё одичание среди варваров и за свои победы в Чанша, за титул, за разгром соседей, называя себя верноподданным и старцем*. Он оправдывался тем, что чаншаский ван сочинял на него наветы, а Гао-хоу истребила всю родню, порушила и сожгла могилы его предков. "Добавлю к этому, что мы, мань и и, расположились на бедных и влажных землях юга, а на востоке миньюэсцы, собравшись, провозгласили вана; и на западе, в этой Стране Голых, оулосцы (аулакцы) и то провозгласили вана. Я же, Ваш престарелый подданный, по неразумию стал именоваться императором, чтобы доставить себе удовольствие.". Короче, повинился, пожелав навечно стать фаньчэнем и подносить дань. Термин фаньчэнь («подданный из дальних владений», «вассал») подразумевал статус правителя самостоятельного иноземного государственного образования, лишь номинально признающего власть императора, в отличие от правителя одной из внутренних областей империи. Статус фаньчэня подтверждается и условием выплаты регулярной дани, а не обязательными подарками, которые ежегодно подносили лично - зависимые правители внутренних областей. Иными словами, То добился признания государственности, хоть и на правах вассала. В Хань шу в письме императора Вэнь-ди к Чжао То последний именуется ваном, а Наньюэ - соседней страной.
* Старец - тоже титул, непременно сопровождаемый атрибутами и ритуалами: "«Когда дафу исполняется 70 лет, он оставляет службу. Если не уходит в отставку, то ему непременно вручают чайный столик и посох. В передвижениях берёт с собой супругу, отправляясь в дальний путь, едет на удобной повозке. Себя называет "старцем". Если в своём княжестве, то называет себя по имени»
После этого Чжао То издал указ по стране об упразднении империи, об отказе от титула, особой колесницы и бончука. А всё прочее осталось.
Однако извинения не помешали Чжао То задержать посла на несколько месяцев. Чьеу наслаждался его обществом. "Во всём Юэ не с кем поговорить, - говорил царь - А с твоим приездом я слышу то, чего никогда не слышал! Дело, конечно, не в беседах. Чьеу показал послу, что он действительно хозяин государства, что всё у него под контролем, армия сильна и способна на многое. Лу Цзя признал, что Чьеу - владетель страны. Было принято соглашение о том, что торговля между Намвьетом и Хань будет отныне разрешена.
Прошло ещё 23 года, в Китае сменился император, а старец Чжао То всё правил, называл себя подданным императора, направлял людей ко двору на весенние и осенние приёмы. Однако в своём Наньюэ он незаконно именовал себя прежним титулом. Направляя к нему послов, Сын Неба именовал его ваном, а двор направлял ему повеления как к остальным чжухоу. Чжао То умер в 137 г. до н.э. Пробыл на престоле семьдесят один год, прожил 121 год (хотя называют и "всего" 100).
Он пережил своих детей и наньюэским ваном стал внук Чжао То по имени Чжао Ху.
В современном Вьетнаме Чьеу Да обычно вспоминают как персонажа «Легенды о волшебном арбалете». Согласно ей, сын Чьеу Да по имени Чьеу Чонг Тхюи женился на Ми Тяу, дочери короля Аулака Ан Зыонг-выонга. Тхюи воспользовался Ми Тяу, чтобы украсть секрет волшебного арбалета, принадлежавшего Ан Зыонг-выонгу.
Отношение к Чьеу Да среди китайских историков однозначное - временный сепаратист, в лихие дни создавший китайское государство на юге, мудро правивший и мирно вернувшийся с обновлённым владением в лоно Поднебесной. А вот у вьетнамских историков этот персонаж точно такой же, как у России Рюрик. Для одних - созидатель государства, легко принимающий местные обычаи, старающийся сгладить национальные различия, собственно и создавший Вьетнам, с которым даже Хань пришлось считаться. А для других - наглый завоеватель, погубивший истинно вьетнамское государство Аулак. Ну - абсолютно идентичный спор, какой бушевал полтора столетия назад в России - норманисты против славянофилов. То ли от Рюрика вести историю, то ли от Владимира, то ли от Кия.
Всё же я больше на стороне китайских историков. Да и вообще - по самым последним данным (сентябрь 2018 г) генетики тоже порадовали китайцев, установив, что Юго-Западная Азия заселялась людьми современного типа из Китая - 3 тысячи лет назад Бирма (не привыкну к названию Мьянма), 2 тысячи лет назад - Вьетнам, тысячу лет назад - Таиланд.
Когда Чьеу Да наводил меж Янцзы и Красной (Хонгха) китайские порядки, вьеты, не имея своей письменности, уже имели свою письменную историю. Правда небольшую, в полстолетия. А бесписьменную... ну очень большую.
Вьетнамские историки никак не уступают китайским. И ведут хронологию аж от 2879 года до нашей эры. Да, тогда было основано государство Ванланг. Напомню, что насквозь мифический первый правитель Поднебесной Фу Си правил с 2852 по 2737 год до н. э. - 115 лет. То есть годился в сыновья Хунг Лану, основавшему Ванланг. И чтоб окончательно устранить из конкурентов даже фараонов, было установлено, что это ТРЕТИЙ выонг (правитель). А правили выонги, естественно, еще дольше чем китайский Фу Си (за 25 веков - 18 поколений). Я бы сказал так: вьетнамская мифо-история ещё занятнее, чем китайская. Ибо создана, чтобы её переплюнуть. Удалось. Теперь даже во вьетнамских школьных учебниках написано, что Киньзыонг-выонг, правитель вьетов, первый из хунгвыонгов, основатель династии Хонг-банг на земле, был царём у вьетов, когда ещё и дед Хеопса не родился. Это настойчиво вбивается в головы молодому поколению, хотя по опросам, 40% молодёжи даже не знают, кто такой хунгвыонг.
Личное имя Киньзыонг-выонга — Лок Тук. Тронное имя Киньзыонг-выонга явно происходит от названия местности Киньзыонг, находящейся (вот досада!) на территории современного Китая. И вообще Киньзыонг впервые упомянут в легенде о дочери повелителя драконов в китайском сборнике «Танские новеллы» (средние века).
И был он правителем страны Ситькуи («красный демон»). Слово «Ситькуи» однократно упомянуто в Полном собрании исторических записок Дайвьета (XV век). Никто так и не смог определить, что это и где.
Разумеется, у него тоже был отец - император Де Минь, прадед — бог земледелия и медицины Шэнь-нун, мать — богиня Ву Тьен Ну, дочь Донгдинь-куана. Тут уже начинается нестыковка, ибо прадед Шэнь-нун (он же Второй император китайской мифологии Яньди) правил после Первого китайского императора - Фу Си (тоже мифического), а значит был старше на пару веков, якобы, самого древнего из мифоправителей - Киньзыонг-выонга.
Киньзыонг-выонг - отец Лак Лонг Куана («Государь-Дракон лаков»). Его титульное имя — Хунг Хьен-выонг - культурный герой вьетнамских мифов, сын и единственный наследник мифического Киньзыонг-выонга, правителя Ситькуи. Предполагаемая дата начала его правления — 2839 до н. э. (современник Фу Си, Первого императора)
Лак Лонг Куан — полудракон по матери, его дед — дракон озера Дунтин; отцом тому приходился огненный владыка Шэнь-нун (Яньди). Лак Лонг Куан был женат на своей двоюродной сестре, горной фее Ау Ко, дочери короля птиц Де Лая. Ау Ко в браке с Лак Лонг Куаном породила мешок, он лопнул, и в нём оказалось сто яиц, из каждого яйца вышло по сыну — прародителю ста легендарных вьетских родов.
Лак Лонг Куан обучил народы ста родов возделывать рис и разводить шелковичных червей, а также явился основоположником законов. Лак Лонг Куан борется с врагами, превращаясь в разных чудовищ. Естественно, он победил, но почему-то пришлось бежать. И состоялся едва ли не первый мифологический развод! Да, Лак Лонг Куан и Ау Ко не ужились (она в небе, он в воде), разошлись, дракон взял 50 сыновей и увёл к морю, а фея с остальными 50 ушла в горы. Первый из 50 сыновей дракона Хунг Лан, став третьим правителем хунгвыонгом, наследовал Лак Лонг Куану и создал из 15 лаквьетских племен государство Ванланг.
Мифология, конечно, интересна, но всё же следует учесть, что имена и события без письменности стираются в памяти довольно быстро. И, если китайская письменность появилась в XIII в до н.э (а то и лет на 300 раньше), то вьетнамская - в XIII в н.э. До этого писали на китайском. Но - не очень много и не столь давно. Более реальна история Вьетнама такая:
Когда на территории Китая уже процветали земледельческие государства, племена вьетов, пришедшие с запада, из Шу (Сычуани), обосновались в низовьях Янцзы. Откуда начали экспансию на юг. Вьеты - австроазиатский народ, на который сильно влияла китайская культура. Но весь Индокитай тогда принадлежал племенам тямов (чамов), австронезийскому народу, пришедшему с моря, испытавшего влияние индийской цивилизации. Прекрасные мореходы. Их изделия находят на Тайване и Филиппинах. В отличие от вьетов, которые были спецы по бронзе, тямы делали железо и стекло (для бус). Во II веке у них уже была своя письменность (у вьетнамцев - в 1258 году, кажется, самая древняя). Битва этих двух культур длилась почти 2 тысячелетия. Вьетнамцы победили. Сейчас тямов во Вьетнаме - 0,1% населения. А в VIII веке это была империя...
Историки утверждают, что история "развода" Лак Лонг Куана и Ау Ко основана на народной памяти разделения лаквьетов и мыонгов. Одни стали жителями побережья и в устье Хонгхи стали выращивать рис, горные вьеты больше занимались охотой и иными зерновыми.
Прообразом дракона были крокодилы, населявшие низовья Красной реки, они были тотемом местных жителей.

план крепости Колоа Ванланг, якобы, первое государство вьетов на территории современного Вьетнама, легендарная дата основания которого относится к 2524 году до н. э. Дата, конечно, весьма смешная. Более реально - это большая деревня со своим управляющим, VII в. до н.э. Ничего более древнего тут не обнаружили. Даже приличных строений. Жители зачастую жили в пещерах и дуплах деревьев. В порядке вещей был матриархат. В отличие от более продвинутых тямов, тут даже религии практически не было. Китайцы вообще ничего не знали ни о каких государствах вокруг и Поднебесную считали единственной цивилизацией в мире. Возможно, что ок. 600 г. до н.э появился и город - Фонгтяу, столица, собственно место, где Ау Ко произвела на свет свои 100 яиц. Сейчас там развалины, причём очень ничтожные. Государства без письменности не бывает. Поэтому этот Ванланг был, я думаю, союзом племён, не более. Откуда появились имена 18 правителей-хунгвыонгов (начиная с первого - дракона, неизвестно). Жителей Ванланга называли лаквьетами.
Но ок. 300 г. до н.э. племена вьетов на севере начали объединяться и наступать на юг. В 258 г. до н.э. один из вождей горных племён аувьетов, Тхук Фан, взял столицу Ванланга, основал государство Аулак и стал правителем. Он взял храмовое имя Ан Зыонг-выонг. Спустившиеся с гор аувьеты и лаквьеты объединились и смешались.
Столицей государства стала крепость Колоа, основанная на берегу реки Хоангзянг, притоке Хонгхи. Фундамент крепости укреплён камнями. У подножия Колоа обнаружены более древние укрепления, на которых она была построена Она имела девятиярусный извилистый крепостной вал, сохранившаяся его часть имеет длину более 16 км, между концентрическими валами были прорыты судоходные рвы.

Экономика основана на земледелии. Аулакцы исповедовали культ Солнца, поклонялись духам гор, рек, духам плодородия и силам природы. Территория страны была разделена на несколько частей, управлявшихся знатью. Кроме этого, в Аулаке существовал класс домашних рабов, попавших в долговую зависимость или ставших рабами за совершённое преступление.


Храм Ан Зыонг-выонга в Колоа близ Ханоя

Согласно легендам, правление Тхук Фана продолжалось с 258 по 208 год до н. э. В этот период племена горных жителей аувьетов и равнинных лаквьетов объединились, получившийся народ стал именоваться вьетами. Существование Ан Зыонг-выонга как исторической личности оспаривается некоторыми историками. Согласно Полному собранию исторических записок Дайвьета, Ан Зыонг-выонг был князем из царства Тхук, т. е.княжества Шу, т.е. из Сычуаньской котловины, завоёванной китайцами на западе.
Победа Тхук Фана над последним хунгвыонгом Хунг Зуэ овеяна преданиями. Имеется как минимум три версии произошедшего.
1) Многократные нападения Хунг Зуэ отбивал легко. Расслабившись, Хунг Зуэ стал пьянствовать, и один раз, напившись, не смог проснуться и пропустил начало нападения. Когда его смогли разбудить, он испугался и прыгнул в колодец, где и погиб. Белая горячка, не иначе. И Ванланг сразу капитулировал.
2) Тхук Фан просто победил Хунг Зуэ, убил его и всех его родственников
3) Хунг Зуэ ударился в религию (неизвестно какую) и некое божество приказало отдать бразды правления Тхук Фану, что Хунг Зуэ и сделал.
И был при власти Тхук Фан в Аулаке полсотни лет пока его не сверг Чжао То, присоединив Аулак к Наньюэ без особых трудов. При этом он в разговоре с ханьским послом называл Аулак довольно презрительно: в этой Стране Голых, оулосцы (аулакцы) и то провозгласили вана. Не следует, конечно, понимать про голых буквально. Вероятно, там порой ходили с непокрытой головой (ужасно неприлично).
Имеется интересная легенда о волшебном арбалете. Якобы человек по имени Као Ло изготовил волшебный арбалет, который поражал одним выстрелом 300 человек, и передал его Ан Зыонг-выонгу. А властитель Намвьета Чжао То попросил руки Ми Тяу, дочери Ан Зыонг-выонга, якобы для заключения брака со своим сыном Чонгом Тхюи. Этот жених-шпион, попав в царские покои, заменил волшебный спусковой крючок арбалета на копию, после чего Чжао То напал на Колоа и разгромил вьетов. В пылу битвы Ан Зыонг-выонгу явилась Золотая Черепаха, сказавшая ему, что спасёт его, если он убьёт свою дочь, виновницу случившегося. Ан Зыонг-выонг, конечно, так и поступил, после чего Черепаха утащила его на дно. Китайские источники не упоминают волшебный спусковой крючок, сообщая, что Чонг Тхюи просто поломал арбалет. В действительности сын Чьеу Да женился на Ми Тяу и жил в Аулаке несколько лет, до вторжения армии Намвьета. Аулак завоевали в 179-180 до н. э.
Даже для Ан Зыонг-выонга 78 лет правления многовато. Есть версии, что китайцы завоевали Аулак ещё в 207 г. до н.э., а в 180 г. до н.э дособирали лишь земли сепаратистов.
Пара слов об тоже, якобы, вьетнамском государстве - Миньюэ.


Это небольшое (по азиатским меркам, с Германию величиной) государство было создано членами королевской династии царства Юэ, бежавшими после разорения Юэ царствами Чу и Ци в 334 году до н. э. на побережье, к северо-востоку от Намвьета. Тоже - народ в основном вьеты и южные китайцы, правители - варвары, принявшие китайскую культуру и китайцы, принявшие местные обычаи. Миньюэ было частично завоёвано династией Хань в конце II века до н. э., однако расположение за горным хребтом так и провоцировало автономию и сепаратизм. Позже Миньюэ завоевал Чьеу Да (со 183 по 135 год присоединено к Намвьету), снова отделилось, а в 110 году до н. э. Хань присоединила Миньюэ. И стала та китайской.
- Намвьет завоевал Аулак, поломав "волшебный арбалет".
Был такой. На военное дело повлиял, как пулемёт "Максим" в Европе. Страшное оружие. Вьетнамцы утверждают, что изобрели его во Вьетнаме и даже называют имя создателя. А уж потом арбалет попал к китайцам. Многочисленные рассказчики обогатили легенду яркими подробностями - промышленный шпионаж, диверсии, внедрение жениха-агента, смазывание бронзовых наконечников стрел смертельным ядом, подмена волшебного курка арбалета неволшебным...
Для утверждения о вьетнамском происхождении арбалета нет никаких фактов. Однако первый арбалет раскопали на юге Китая, в 50-х годах прошлого века, в бывшем Чу. Но в гробнице Шу Хуанди нашли десятка два набора бронзовых комплектующих (дерево сгнило). Разброс дат создания - весьма обширен. Называют V-IV-III в.до н.э. Многозарядные приписываются китайскому полководцу Чжугэ Ляну (181-234). Считается, что он по крайней мере его усовершенствовал, сделав не только самозарядным, а прямо залповым - на 2-3 стрелы разом. Есть и отрицающие давность, дескать, не раньше XII-XIII веков.
Но я думаю, что многозарядки были уже IV в. до н. э. Они не умерли даже когда заговорили пушки. И даже пулемёты. Последнее массовое применение этих стрелялок (чо-ко-ну) было зафиксировано во время военных действий японо-китайской войны (1894-1895). А на вооружении и в XX веке имелись.



чо-ко-ну, применявшийся ещё в IV веке до н.э. Благодаря магазинной конструкции он мог выпускать до 10 стрел за 15 секунд

магазин был прост:



стрелы под своим весом опускались до ложа

Арбалет стрелял в 5 раз быстрее самого умелого лучника! Не столь давно устроили соревнование реплики древнекитайского арбалета и самозарядной винтовки - и арбалет не уступил в скорострельности. Были, конечно и недостатки - пришлось отказаться от оперения стрел, снизилась точность. Но не скорострельность была главным козырем арбалета! Стрелять из лука -большое искусство - этому учатся с детства - многие годы. Археологи безошибочно определяют лучников - у них даже кости деформированы. Арбалет не требует вообще никакой учёбы. Можно было брать в армию любого, кто способен сделать рукой усилие в 20 кг и взвести рычаг. Вероятно, обучение могло проходить так:



Курс молодого бойца. "Наставляешь эту штуку на неприятеля и дёргаешь за этот крючок!"

В конце II века правители запретили изготавливать арбалеты частным мастерам. Арбалет даже был внесен в список товаров, которые вообще запрещалось производить. Арбалеты той эпохи были произведением искусства. Китайские мастера делали ложи арбалетов из дерева и покрывали их узорами и лаком. Дерево выбирали настолько твердое, чтобы оно не деформировалось под давлением дуги. Дуга же была не цельная, а составная. В состав входили рог, дерево, сухожилия. И без металла не обойтись. Существовали довольно сложные конструкции, куда входило до 19 бронзовых деталей. Определили, что было там и клеймение деталей и изготавливались детали в разных местах.
Конструкций было создано множество. От лёгких, способных только ранить (стрелы смазывали ядом), до супертяжёлых, стационарных, пробивающих всадника с конём. И способов натяжения тетивы было немало. И рукой и ногой и лёжа на спине, двумя ногами, даже вдвоём, втроём:


Войско тогда наступало плотной толпой и промахнуться было сложно. Арбалетчики в этой толпе есть, но арбалеты тут однозарядные.


В XII веке в Европе на некоторое время арбалеты запрещали продавать, по той причине, что Папа Римский арбалет предал проклятию, сообщив, что арбалеты являются «богопротивным оружием».
Пожалуй, это второе в истории запрещение ОМП (после греков, запретивших лук). В Китае же часто запрещали иметь оружие простолюдинам, на воене же все средства были хороши. Уже в то время применили химическое оружие.
195 г. до н.э. - Когда Лю Бан стал императором, он взял в наложницы женщину из рода Ци, уроженку Динтао, которую очень любил. От нее родился Жу-и, который получил титул чжаоского Инь-вана.
Наложница Ци пользовалась любовью императора и часто сопровождала его в поездках в земли к востоку от застав. Она дни и ночи проливала слезы, добиваясь, чтобы ее сын стал наследником. А императрица Люй была уже старовата и обычно оставалась в столице, поэтому редко виделась с императором - тот непрерывно гасил восстания и отбивал вторжения. При этом ночуя с этой самой из рода Ци (её имя так и осталось неизвестным, наверно, запрещено, поэтому так и называют - Ци)
Лю Бан понял, что его сын Лю Ин слабохарактерный, правитель из него никакой, он не раз порывался сделать наследником Жу-и, хотя тот был намного младше и не от жены. И каждый раз сановники напоминали, как гибли династии, не соблюдавшие правила престолонаследия. Да и жена, несколько лет провёдшая в плену, родившая сына и дочь, такого не заслужила. И Лю Бан, скрепя сердце, отказывался от решения, наследником остался Лю Ин. Люй-хоу по характеру была твердой и решительной, многие высшие сановники были казнены стараниями императрицы ещё при жизни императора (даже его боевые друзья). У неё было два старших брата, оба они стали военачальниками. Старший брат Чжоу Люй-хоу погиб (его звали Люй Цзэ. Погиб он, вероятно, в 199 г. до н. э. во время похода против Хань Синя-2), его сын Люй Тай получил титул Ли-хоу, а сын Чань — титул Цзяо-хоу. Другой старший брат императрицы Люй Ши-чжи, носил титул Цзяньчэн-хоу. Это были первые, но не последние из рода Люй (императрицы), начавшие вытеснение рода Лю (умершего императора). Разгорелась клановая война.
Лю Бан (Гао-цзу) скончался 1 июня 195 г. до н.э., и его наследник, приняв его титул, стал императором. Сяо-хуй - посмертное имя, по которому его поминают историки, прижизненный титул - Хуэй-ди.
Было ему примерно 15 лет. К этому времени Лю Бан имел 8 сыновей: Фэй был старшим братом императора Сяо-хуя, но от другой матери. Фэй носил титул Ци-вана*; остальные сыновья были младше; Жу-и, сын наложницы из рода Ци, носил титул Чжао-вана; Хэн, сын женщины из рода Бо, — титул Дай-вана; другие были сыновьями разных наложниц императора — Хуй, носивший титул Лян-вана, Ю, носивший титул Хуайян-вана, Чан, носивший титул Хуайнань-вана, и Цзянь, носивший титул Янь-вана. Младший брат Лю Бана, Цзяо, носил титул Чу-вана, а Пи, сын старшего брата Лю Бана, — титул У-вана. Из тех, кто не принадлежал к роду Лю, только сын заслуженного чиновника У Жуя — правителя уезда Поян — У Чэнь имел титул Чанша-вана. Т.е. 8 из 9 областей управлялись князьями из рода Лю, сыновьями и братьями Лю Бана.
* напомню, что титул "ван" означает князя, всесильного правителя огромного княжества - Ци. Другие владения, где был свой ван были скромнее, но тоже - огромными территориями с десятками городов. Титул хоу не столь конкретен. Это тоже князь, но владевший каким-нибудь уездом, городком, а то и деревней, он подчинялся вану области, который подчинялся императору.
Больше всего императрица Люй ненавидела наложницу Ци и ее сына, носившего титул Чжао-вана, поэтому она приказала заточить Ци во внутренних помещениях дворца и вызвала Чжао-вана в столицу. Гонцы трижды возвращались без него, так как первый советник владения Чжао - Чжоу Чан, носивший титул Цзяньпин-хоу, говорил посланным: “Гао-ди (Лю Бан) поручил мне заботы о Чжао-ване, так как Чжао-ван еще молод. Я слышал, что вдовствующая императрица ненавидит госпожу Ци и вызывает Чжао-вана к себе с намерением казнить их обоих, поэтому я не смею отправить вана туда. Кроме того, ван болен и не может исполнить повеление императрицы”. Тогда Люй вызвала самого Чжао. Когда советник Чжао по вызову прибыл в Чанъань, опять вызвали Чжао-вана, теперь ему пришлось ехать - некому было защитить.
Что его ждёт, понимали все. Но случилось неожиданное. Император Сяо-хуй (ему было лет 14-15, лично встретил Чжао-вана в Башане (пригороде столицы), вместе с ним прибыл во дворец и все время жил, ел и пил вместе с ним. Младшего (сводного) брата (ему было 10 лет) он не отпускал от себя и убить его императрице не удавалось. В двенадцатой луне первого года правления (декабрь 195 г. — январь 194 г.) Сяо-хуй затемно отправился на охоту, пострелять фазанов. Чжао-ван был еще мал и не мог встать так рано. И его тут же отравили. На рассвете Сяо-хуй вернулся, но Чжао-ван был уже мертв.
Ваном Чжао был назначен Ю, другой сын Лю Бана (Хуайян-ван).
Затем вдовствующая императрица приказала отрубить ноги и руки наложнице Ци, вырвать ей глаза, прижечь уши, дать снадобье, вызывающее немоту (сожгли голосовые связки), поместить ее в яму, полную нечистот, и называть “человек-свинья”*. Через несколько дней императрица сама призвала Сяо-хуй-ди посмотреть на “человека-свинью”. Увидев жертву, Сяо-хуй спросил, кто это, и, узнав, что перед ним госпожа Ци, громко зарыдал. Вскоре он заболел нервной болезнью и более года не мог встать с постели. Император послал к вдовствующей императрице человека сказать так: “Вы совершили нечеловеческий поступок. Я, как ваш сын, императрица, никогда не смогу более управлять Поднебесной”. С этого времени Сяо-хуй стал бражничать, предаваясь разврату и веселью, совсем не занимался делами управления, и от этого заболел.
*Некоторые переводят как "недостойная любовница". Скорее всего, её просто держали в подвале, где были и выгребные ямы
194 г. до н.э. - чуский Юань-ван и циский Дао-хуй-ван (брат и сын Лю Бана - Фэй) прибыли ко двору представиться императору. В десятой луне (ноябрь—декабрь 194 г. до н.э.) Сяо-хуй пировал вместе с Ци-ваном в присутствии вдовствующей императрицы. Сяо-хуй, относясь к Ци-вану как к старшему брату, посадил его на почетное место, по принятым в семье обычаям. Люй-хоу немедленно пришла в ярость. Она приказала наполнить две чары отравленным вином, поставив их перед братьями. Затем она велела Ци-вану подняться и произнести тост. Вероятно, отравить обоих не входило в планы, а налить яд только в одну чашу не получалось. Но Ци-ван должен был выпить первым. Ци-ван встал, тогда Сяо-хуй тоже встал и схватил чару, намереваясь выпить вместе с братом. Вдовствующая императрица испугалась, вскочила и опрокинула чару Сяо-хуя. Удивленный Ци-ван не решился больше пить и, притворившись пьяным, ушел.
Расспросив придворных и узнав, что в чаре был яд, Ци-ван перепугался. Он считал, что теперь ему из Чанъани живым не выбраться. Его секретарь по имени Ши, сказал Ци-вану: “Если бы вы, ван, поднесли вдовствующей императрице одну из областей (для дочери), ... наверняка избежали бы беспокойства”. Тогда Ци-ван предложил в дар трону область Чэнъян. Императрица Люй обрадовалась и разрешила сделать этот подарок дочери. Ци-вану было разрешено вернуться в свое владение.
192 г. до н.э. - началось строительство стены . Над сооружением стены вокруг Чанъани трудились 140 тыс. человек.
- Шаньюй сюнну Модэ посватался к китайской императрице Люй Хоу. Это был такой казус, что сановники предложили немедленно начать войну за столь тяжкое оскорбление. Но китайцы платили сюнну невеликую дань, были избавлены от вторжений и нарушать такое благолепие не решились. Императрица ответила главе кочевников, как равному, сославшись на то, что стара для подобного события. Переписку засекретили на тысячу лет.
191 г. до н.э. - Китайцы покоряют Западный край и усуней. Вообще это громко сказано. Китайские войска действительно торили путь для купцов, осваивающих очень доходный Шёлковый путь через Таримскую впадину и далее на запад, но ни о каких сражениях не известно.
190 г. до н.э. - Стена вокруг Чанъани была завершена в 9-й луне. По свидетельству источников, имела в окружности до 63 ли, т. е. около 30 км. Двенадцать больших ворот, защищенных башнями, соединяли во всех направлениях столицу с периферией страны. Все владетельные князья собрались в столице и в десятой луне принесли свои поздравления во дворце.
188 г. до н.э. - 26 сентября 188 г. император Сяо-хуй скончался. Было ему всего 22-23 года. Нервная болезнь, разврат и пьянство очень быстро свели его в могилу.
Была объявлена общая амнистия по Поднебесной. В девятой луне, в день синь-чоу (19 октября 188 г.) состоялись похороны императора. Похоронен он в Аньлине. Объявили траур.
Длительный разрыв во времени между физической смертью и датами захоронения монархов и князей определялся традицией и ритуалом. В Ли цзи сказано: "Сына Неба в течение семи дней после кончины обряжают и кладут в гроб, в течение семи месяцев его хоронят". При этом принимались меры, предохраняющие тело от разложения: гроб тщательно шпаклевался, в рот покойнику клали специальные травы, натирали тело и т. д.
Вдовствующая императрица рыдала, но слезы из ее глаз не текли. Якобы, Чжан Пи-цян, 15-летний сын Лю-хоу (Чжан Ляна, советника Лю Бана) предложил попросить императрицу пожаловать Люй Таю, Люй Чаню и Люй Лу посты военачальников, чтобы они возглавили северные и южные армии, и ввести всех из рода Люй во дворец, чтобы, находясь там, они управляли делами. Это успокоит императрицу. И так было сделано. С этого времени и началась власть рода Люй (императрица начала вводить в управление своих родственников). Конечно, 15-летний паж вряд ли мог быть даже передатчиком чужих слов, но надо же было объяснить столь резкий поворот в судьбе империи.
- Наследник престола занял трон, был объявлен императором и посетил храм Гао-цзу.
Жена* Хуэй-ди не имела сыновей, но притворилась беременной и отняла ребёнка у какой-то второразрядной наложницы (саму наложницу убили). Этого сына, Лю Гуна Люй-хоу и провозгласила императором (известен как Шао-ди Гун). Был он тоже ребёнком, но уже не младенцем. И все про эту фальшивку знали. Очевидно, из-за этого имя нового императора ни у Сыма Цяня, ни в других ханьских источниках не называется.
* Старшая дочь Люй-хоу (Лу-юань) была женой Чжан Ао, носившего титул Сюаньпин-хоу, а дочь Чжан Ао стала супругой императора Сяо Хуэй-ди, т.е. была племянницей сестры императора.
На первом году его правления все указы и декреты стали исходить от вдовствующей императрицы. Сыма Цянь считает, что все 15 лет страной управляла регентша Люй-хоу, но другие историки считают, что "настоящее" регентство началось в 188 г. до н.э.
Люй-хоу откровенно намеревалась поставить ванами всех из рода Люй. Она спросила мнение правого советника Ван Лина. Но тот сказал: "В свое время Гао-цзу, принеся белую лошадь в жертву, дал вместе с нами клятву: "Если ваном станет человек не из рода Лю, Поднебесная сообща нападет на него". Ныне вы хотите сделать ванами всех из рода Люй, это же нарушение клятвы".
Тогда она спросила мнение левого советника Чэнь Пина и Цзяо-хоу Чжоу-бо. И те её поддержали (есть власть - можно переделывать законы и отменять клятвы). Ван Лин, укоряя Чэнь Пина и Цзян-хоу, сказал: “Разве вы не присутствовали в прошлом среди тех, кто с Гао-ди помазал губы кровью жертвенных животных и принес клятву (остатки древних ритуалов, кровью мазали уголки губ при клятве). А ныне, после кончины Гао-ди, когда вдовствующая императрица стала правительницей и намерена поставить ванами людей из рода Люй, вы все следуете ее незаконным желаниям и нарушаете клятвенный договор. С какими глазами вы встретитесь с Гао-ди там, под землей?” (духи умерших китайцев обитали в подземном мире, который был копией земного)
Но те возразили: именно они охраняют род Лю. Смысл их ответа - необходимо позаботиться о будущем империи, о сохранении власти Хань на длительный период. Умные сановники предпочли не вступать в конфликт с властной и сильной Люй-хоу, проводившей достаточно разумную политику, а пойти навстречу ее желаниям. При этом они стремились не только сохранить свои жизни, но и власть царского дома, предвидя, вероятно, временный характер господства клана Люй (императрица умрёт и всё вернётся)
- В одиннадцатой луне (декабрь 188 г. — январь 187 г.) вдовствующая императрица, желая сместить Ван Лина, пожаловала ему звание тайфу — наставника государя и лишила прав правого советника. Ван Лин под предлогом болезни сложил с себя все обязанности и вернулся домой. После этого императрица сделала левого советника Чэнь Пина правым советником*, а Шэнь И-цзи, носившего титул Пиян-хоу, поставила левым советником. Левый советник не занимался управлением делами, ему повелели лишь наблюдать за дворцом, подобно начальнику охраны внутренних дворцовых ворот. Шэнь И-цзи приобрел расположение вдовствующей императрицы (был её любовником), его стали часто привлекать к решению государственных дел, и получилось так, что высшие сановники только через него добивались решения всех вопросов. Затем Люй-хоу почтила отца Ли-хоу (Люй Тая) посмертным титулом Дао-у-вана, думая таким образом постепенно сделать ванами представителей рода Люй.
* Забавно то, что в Дао, у кочевников и в некоторых провинциях Китая главной была левая сторона, но в этот период (с тысчонку лет) в столице главной была правая, ... а потом стала левая.
187 г. до н.э. - В четвертой луне (май-июнь) Люй-хоу, решив наградить титулами хоу людей из рода Люй, прежде всего пожаловала титул Бочэн-хоу заслуженному чиновнику У-цзэ, занимавшему должность начальника охраны внутренних дворцовых ворот.
Умерла принцесса Лу-юань, ей был пожалован посмертный титул Лу-юань тайхоу — вдовствующая императрица Лу-юань (её муж Чжан Ао умер чуть раньше, носил титул Сюаньпин-хоу). Её сыну Яню дали титул Лу-вана.
- Ещё несколько людей из рода Люй были поставлены на высшие посты, в частности, стали управлять налоговым ведомством.
- Люй-хоу наградила титулами детей умершего императора Сяо-хуй-ди, живших в задней половине дворца: сына Цяна сделала Хуайян-ваном; сына Бу-и сделала Чаншань-ваном; сына Шаня сделала Сянчэн-хоу; сына Чао сделала Чжи-хоу; сына У сделала Хугуань-хоу. Люй Тай (сын брата императрицы) стал Люй-ваном.
Аж 5 детей от наложниц её 22-летнего сына. О детях покойного императора сказано, что они - хоу-гун цзы - "дети из заднего дворца", т. е. из женской половины дворца, гарема императора. Были ли они сыновьями покойного императора или нет, неизвестно. Видимо, именно по этой причине Сыма Гуан употребляет более осторожное выражение: со мин Сяо-хуй цзы - "именуемые сыновьями императора". Систематически вытесняя сторонников и родичей рода Лю, императрица заменяла их членами семьи Люй и подставными сыновьями наложниц.
- Умер Люй Ши-чжи (старший брат Люй-хоу). Посмертно получил титул Кан-вана. Его сын-наследник был обвинен в преступлении и лишен титула, поэтому у власти поставили Люй Лу — его младшего брата, дав ему титул Хулин-хоу, чтобы он продолжал род Кан-хоу.
186 г. до н.э. - скончался Чаншань-ван Бу-и (ребёнок, якобы, сян Сяо-хуя). Его младшего брата Шаня, носившего титул Сянчэн-хоу, объявили Чаншань-ваном, сменив ему имя на И — “Справедливый”.
- В одиннадцатой луне (декабрь) скончался Люй-ван по имени Тай. Ему был дан посмертный титул Су-вана. Ваном стал его сын — наследник Цзя.
184 г. до н.э. - Люй-хоу пожаловала сестре Люй Сюй титул Линьгуан-хоу; пожаловала Люй То титул Шу-хоу, Люй Фэню — титул Люйчэн-хоу, а также возвела в ранг хоу пять первых советников ванов. (Люй Сюй младшая сестра императрицы Люй-хоу. Случаи дарования женщине титула и ранга хоу были редкими в исторической практике Китая. Люй То был сыном Люй Ина. Люй Гэн-ши управлял землями района Тэн, а землями в Чжуйци правил другой отпрыск рода Люй - Люй Шэн).
- между тем ребёнок-император подрос и узнал, что он не родной сын императрицы. Не зная, что надо держать язык за зубами, он заявил: “Как могла императрица убить мою мать и назвать меня сыном? Я еще не стал взрослым, но когда я вырасту, то сразу же произведу перемены”. Взрослым он не стал. Императрица запрятала его в задних покоях дворца, заявив, что император опасно болен и никому из приближенных его видеть нельзя.
“...Ныне из-за длительной, непрекращающейся болезни разум императора омрачен и расстроен, он не в состоянии преемствовать власть и приносить жертвы в храме предков. Ему нельзя больше поручать Поднебесную, его следует сменить”. И никто не возражал.
Император был тихо низложен и тайно убит.
- 15 июня Чаншань-ван И был поставлен императором, ему сменили имя на Хун — “Великий”. Был он тоже ребёнком. Счет годам его правления даже не велся, так как делами Поднебесной правила вдовствующая императрица. Чао, носивший титул Чжи-хоу, был возведен в титул Чаншань-вана. Была установлена должность тайвэя — главы военного ведомства, на эту должность был назначен Чжоу Бо, носивший титул Цзян-хоу.
183 г. до н.э. - в восьмой луне (август-сентябрь) скончался Хуайян-ван Цян (ребёнок), его младший брат У, носивший титул Хугуань-хоу, был поставлен Хуайян-ваном. Дети, якобы сыновья Сяо-хуя, умирают один за другим, заменяются младшими братьями, родство их с императором ещё более сомнительно.
- в десятой луне (ноябрь—декабрь) вдовствующая императрица заявила, что Люй-ван Цзя ведет себя на своих землях заносчиво и своенравно. Она низложила его и возвела в титул Люй-вана Люй-чаня — младшего брата Су-вана по имени Тай.
- Летом в Поднебесной была объявлена амнистия.
- война с Намвьетом.
Намвьет и Вьетнам - это одно и то же. В 1804 году вьетнамский император совершил уникальную рокировку названия. Намвьет (Южный Вьет) был переименован во Вьетнам (Вьет Южный), что, во-первых, показало преемственность в истории, а, во-вторых, размежевало с Китаем окончательно - в историческом и территориальном смысле.
Первые вьетнамско-китайские государства с зыбкими границами (Аулак, Миньюэ, Наньюэ) в устьях Хуанхэ и более южных рек создавали китайские чиновники, бежавшие от наказаний из Поднебесной. И строили государство по китайским образцам. При этом усиленно пытались спаять китайцев и вьетнамцев в один народ. Не удалось. Китайская культура оказала сокрушительное влияние на весь Дальний Восток, да и территория Китая расширилась весьма и весьма, но китаизировать низкорослый народец за южными горами даже за 1000 лет подчинения не удалось.
О самом конфликте и о южном соседе Поднебесной - тут.
181 г. до н.э. - в первой луне (февраль-март) Люй-хоу призвала к себе Чжао-вана Ю (сын Лю Бана). Ю был женат на девушке из рода Люй, но он ее не любил, а любил одну из наложниц. Это вызвало ревность у его жены из рода Люй, она в гневе покинула мужа и стала оговаривать его перед вдовствующей императрицей, ложно обвиняя в преступных намерениях и угрозах в адрес рода Люй.
Люй-хоу разгневалась и вызвала Чжао-вана к себе. Когда Чжао-ван прибыл, императрица приказала поместить его в подворье и не принимала его. Она дала приказ страже окружить и стеречь Чжао-вана и не давать ему пищи. Когда кто-то из приближенных тайком передал Чжао-вану еду, он был немедленно схвачен и наказан. Голодавший Чжао-ван сложил песню, которая дошла до нас:
Люйцы ныне вершат делами,
В грозной опасности род наш Лю.
Они угрожают всем ванам и хоу,
Мне навязали силой жену.
Супруга же ревностью объята,
Винит в преступлениях, чернит меня.
Клеветница смуту в страну вносит,
Государыня разгадать ее не смогла.
Разве не стало слуг моих верных?
Зачем я покинул землю свою,
Лучше б убил себя в поле широком,
Небо раскрыло б мою правоту.
Поздно, увы, сожалеть уж об этом!
Лучше бы раньше убил я себя.
Князь я, а с голоду тут помираю,
Кто же пожалеет об этом тогда?
Род этот люйцев законы порушил.
Небо! Прошу отомстить за меня!

21 февраля Чжао-ван скончался в заточении от голода и был похоронен как простолюдин на общем кладбище в Чанъани (быть похороненным не на кладбище своего рода или своей семьи считалось в древности большим позором, особенно для знатного лица). 4 марта произошло затмение солнца, померк дневной свет. Люй-хоу была расстроена затмением, на сердце у нее было неспокойно, и она сказала приближенным: “Это из-за меня” (это единственное затмение, упомянутое Сыма Цянем за период царствования Люй-хоу. Оно должно было показать недовольство небесных сил господством рода Люй и предречь скорую гибель Люй-хоу и ее сородичей).
- Во второй луне (март-апрель) Лян-ван по имени Хуй (сын Лю Бана) назначен Чжао-ваном. Люй-ван Чань был поставлен Лян-ваном, но он не выехал в свое владение, а был назначен наставником государя. Императрица поставила сына императора (Сяо-хуя) Тая, носившего титул Пин-чан-хоу, Люй-ваном. Были изменены названия владений: Лян стало называться Люй, а владение Люй — Цзичуань. У Люй Сюй, младшей сестры вдовствующей императрицы, была дочь, которую выдали замуж за Лю Цзэ, носившего титул Инлин-хоу. Лю Цзэ занимал должность старшего военачальника. Ставя ванами членов рода Люй, вдовствующая императрица опасалась, что после ее кончины военачальник Лю Цзэ будет опасен роду Люй, поэтому она пожаловала Лю Цзэ титул Ланъе-вана, чтобы этим подкупить его. Лян-ван по имени Хуй, переведенный управлять Чжао, был недоволен этим назначением. Вдовствующая императрица отдала в жены Чжао-вану дочь Люй Чаня. Все сопровождавшие жену вана чиновники принадлежали к роду Люй, они захватили в Чжао управление в свои руки, тайно следили за Чжао-ваном, так что он не мог действовать по своему усмотрению. У вана была любимая наложница, но жена вана приказала отравить ее. В память о ней ван сочинил песню, приказав музыкантам петь ее. Он сильно тосковал и в шестой луне покончил с собой. Узнав об этом, вдовствующая императрица сочла, что Чжао-ван из-за наложницы нарушил правила служения храму предков и лишила его детей прав наследования. Таким путем Люй-хоу прямо или косвенно устранила трех сыновей Лю Бана: Жу-и, Ю и Хуя, последовательно носивших титул Чжао-вана.
Осенью Люй-хоу послала гонца объявить Дай-вану о своем желании перевести его управлять владением Чжао. Дайский ван Лю Хэн стал отказываться, желая остаться, чтобы защищать границы Дай. Ваном Чжао назначен Люй Лу.
- В девятой луне скончался Цзянь (сын Лю Бана), носивший титул яньского Лин-вана. У него был сын от наложницы. Люй Хоу приказала убить его. Так что наследников не осталось и владение ликвидировали.
- в десятой луне (ноябрь—декабрь) сын люйского Су-вана Люй Тун был объявлен Янь-ваном (Яньский Лин-ван был сыном Лю Бана, поэтому после его смерти императрица сначала объявила о ликвидации владения Янь, чтобы отобрать эту вотчину у родичей Лю Бана, а затем через месяц восстановила владение, назначив туда члена своего рода Люй Туна)
180 г. до н.э. - В третьей луне (апрель-май) Люй-хоу, возвращаясь после очистительных жертв — фу, проезжала через Чжидао, там она увидела какое-то существо, похожее на серую собаку, которое вдруг ткнулось носом под мышку императрицы и так же неожиданно вновь исчезло. Гадание по этому случаю сказало, что это было наваждение, ниспосланное покойным Жу-и. И сразу императрица заболела, под мышкой у нее появилась рана.
В седьмой луне, когда болезнь императрицы Гао-хоу обострилась, она назначила чжаоского вана Люй Лу старшим военачальником, поставив его во главе северной армии, а Люй-вана Чаня поставила во главе южной армии*. Предостерегая Люй Чаня и Люй Лу, Люй сказала им: “Когда Гао-ди установил порядок в Поднебесной, он заключил с высшими сановниками соглашение, гласившее: “Если ваном станет не член рода Лю, Поднебесная должна сообща напасть на него”. Ныне ванами стали члены рода Люй, с чем не хотят смириться высшие сановники. После того как я умру, боюсь, что, поскольку император еще мал, высшие сановники поднимут мятежи. Вы должны, опираясь на войска, охранять дворцы. Будьте осторожны и не участвуйте в похоронной процессии, чтобы не попасть под власть других”.
* комментаторы пришли к заключению, что речь идет о двух гарнизонах или группах войск, охранявших столицу и двор от возможного нападения извне. Так называемая северная армия охраняла дворец Чанлэгун, находившийся к северо-востоку от столицы, а южная армия охраняла комплекс дворцов Вэйянгун - к юго-западу от столицы. Государи и их наследники жили то в одном, то в другом дворце.
18 августа* императрица Гао-хоу скончалась. В оставленном эдикте она жаловала всем владетельным князьям и ванам по тысяче золотых. Всем военачальникам, советникам, лехоу, ланам и мелким чиновникам золото было пожаловано в соответствии с их рангом. В Поднебесной была объявлена общая амнистия. Люй-ван Чань стал первым советником, а его дочь Люй Лу была объявлена императрицей. После того как похоронили императрицу, Гао-хоу, левый первый советник Шэнь И-цзи стал тайфу — наставником государя.
*Дата смерти Люй-хоу вызывала споры. Дня, названного у Сыма Цяня, не было в этом месяце. Так что разброс дат смерти - плюс-минус месяц.
Чжоусюй-хоу был сыном циского Дао-хуй-вана Фэя и, следовательно, внуком Лю Бана. Лю Чжан, носивший титул Чжусюй-хоу, был энергичным и сильным человеком. Его младший брат Син-цзюй носил титул Дунму-хоу. Оба они были младшими братьями правителя владения Ци — Ай-вана и жили в Чанъани, служа в дворцовой гвардии (это как бы большой почёт, но одновременно такой гвардеец является заложником). Род Люй захватил в свои руки слишком много власти. Император был ребёнком. Якобы там созревал заговор против императора с целью полного захвата власти. Но и род Лю ещё был силён, ещё были сильны советники Лю Бана Цзян-хоу Чжоу Бо, Гуань Ин и другие. Род Лю ещё не укоренился, попытка захвата власти была бы авантюрой, а бездействие - вообще фатальным действием при наличии столь многих обиженных сильных врагов. Версия заговора возможна, но сомнительна. Однако точно - никаких переговоров о разделе власти не велось. Роды императора и императрицы стали смертельными врагами.
Жена Лю Чжана была из рода Люй, узнала про их "заговор". Она пошла против рода, приняла сторону мужа и семьи, опасаясь репрессий и побудила мужа втайне послать гонца рассказать об этом его старшему брату, цискому Ай-вану, побуждая его двинуть войска на запад, казнить членов рода Люй и самому стать у власти. Лю Чжан вместе с сановниками намеревался оказать ему поддержку изнутри. Ай-ван, вместе со своим дядей со стороны матери Сы Цзюнем, ланчжунлином (начальником охраны внутренних дворцовых ворот) Чжу У, чжунвэем Вэй Бо, тайно хотел уже двинуть свои войска. Но 12 сентября Чжао Пин, первый советник в Ци, узнав про это, поднял солдат и окружил дворец вана. Вэй Бо обманул Чжао Пина (тот не знал, что Вэй Бо заодно с Ай-ваном). Чжао Пин поверил Вэй Бо и поручил ему, встав во главе войск, блокировать дворец вана. Но, возглавив войска, Вэй Бо окружил резиденцию первого советника. Чжао Пин воскликнул: «О! Верно говорят даосы: "Если надо решать, а не решаешь, - это грозит бедой". Воистину так!» И покончил с собой.
После этого Ай-ван назначил Сы Цзюня своим первым советником, Вэй Бо - командующим войсками, Чжу У - нэйши, и поднял все свои войска, находившиеся в княжестве. Он послал Чжу У на восток к Ланъе-вану. И этого обманули, сообщив, что идут давить смуту в столицу, но Ай-ван слишком юн, без такого опытного полководца не решается, пригласили великого вана приехать в Линьцзы, ознакомиться с обстановкой и вместе двинуть на столицу. И Ланъе-ван [Лю Цзэ] поверил этим словам и поспешил на встречу с циским ваном. В Линьцзы он был задержан, а Чжу У полностью занял владение Ланъе, присоединить его к Ци и взял под свою команду его войска.
Ланъе-ван Лю Цзэ, обнаружив обман, но, не имея возможности вернуться в свое владение, предложил цискому вану отправить его в столицу, где он поддержит (после уничтожения рода Люй) кандидатуру Ай-вана на место императора. Циский ван снабдил его повозкой и всем необходимым и проводил Ланъе-вана на запад. А тем временем циское войско двинулось на запад, напав на область Цзинань, входящую в число владений клана Люй.
Вслед за этим Ци-ван направил всем чжухоу и ванам послание, в котором говорилось:
“Император Гао-ди умиротворил и утвердил Поднебесную, поставил своих сыновей и младших братьев ванами. Дао-хуй-ван стал править в Ци. Когда Дао-хуй-ван скончался, император Сяо-хуй приказал Чжан Ляну, носившему титул Лю-хоу, поставить меня ваном в Ци. После кончины Сяо-хуй-ди императрица Гао-хоу стала управлять делами, но, будучи в преклонном возрасте, всячески потворствовала членам рода Люй, самочинно низложила императора и поставила на его место другого, кроме того, убила одного за другим трёх ванов в Чжао. Она уничтожила владения Лян, Чжао и Янь, чтобы поставить там у власти членов рода Люй; разделила владение Ци на четыре части. Когда же верные слуги престола выступали с увещеваниями, императрица, разум которой помутился, не слушала их. Ныне императрица Гао-хоу скончалась, император еще в юном возрасте и не в состоянии управлять Поднебесной, поэтому он всецело полагается на высших сановников и владетельных князей. Однако члены рода Люй самовольно захватили высокие посты и должности, собрали у себя войска; пользуясь властью, они жестоко притесняют лехоу и верных чиновников, издают от имени императора указы, чтобы управлять Поднебесной. Все это представляет опасность для храмов наших предков. Я возглавил войска, чтобы войти в столицу и казнить тех, которые не должны быть больше ванами”.
Когда при дворе Хань узнали об этом, первый советник Люй Чань и другие сановники отправили Гуань Ина во главе войск напасть на Ай-вана. Прибыв в Инъян, Гуань Ин тщательно обдумал положение и пришёл к выводу, что ему не с руки укреплять род Люй. Он вступил в переговоры с Ай-ваном, условившись - ждём развития событий (мятежа Люй) и караем сообща мятежников. Ай-ван отвел войска в Инъян и стал ожидать.
Люй Лу и Люй Чань хотели бы поднять мятеж в землях Гуаньчжуна против династии Лю, но в своих землях они боялись Цзян-хоу и Чжусюй-хоу, а за пределами своих земель опасались войск Ци и Чу. Они подозревали и измену Гуань Ина, а поэтому тоже ждали развития событий.
Малолетние правители - Тай (Цзичуань-ван), У (Хуайян-ван), Чао (Чаншань-ван), Лу-юань-ван не уезжали в свои владения, а проживали в Чанъани. Чжао-ван Лу и Лян-ван Чань, возглавлявшие войска и находившиеся при северной и южной армиях, оба принадлежали к роду Люй.
Началась подковёрная борьба, причём род Люй отнюдь не наступал, а мечтал уцелеть. Эпизод: Люй Лу однажды проезжал мимо дома своей тетки Люй Сюй. Разгневанная Люй Сюй сказала ему: “Если ты, военачальник, бросишь войска, то роду Люй не останется места для жизни”. После этого она собрала все свои драгоценности и дорогие вещи и выбросила за дверь, сказав при этом: “Не буду беречь их для других!”.
Левый первый советник Шэнь И-цзи был смещен со своего поста. 26 сентября рано утром Цао Ку (сын Цао Шэня), имевший титул Пинъян-хоу в исполнявший обязанности главного цензора, встретился с первым советником императора Люй Чанем для обсуждения дел. Начальник охраны внутренних дворцовых ворот Цзя Шоу, вернувшись из поездки во владение Ци в качестве посла, рассказал Люй Чаню о том, что Гуань Ин заключил союз с владениями Ци и Чу и намерен уничтожить весь род Люй, а также настаивал на том, чтобы Чань спешно отправился во дворец.
Переворот начался.
Пинъян-хоу (явно один из заговорщиков) начал торопить других подельников. Глава военного ведомства Чжоу Бо хотел проникнуть в лагерь северной армии, но войти туда не смог (нет документа!). Тогда Сянпин-хоу по имени Тун, ведавший верительными знаками и бирками, приказал чиновнику, имевшему верительный знак, обманом ввести главу военного ведомства в лагерь северной армии. А Чжоу Бо приказал передать Люй Лу следующее: “Император приказал главе военного ведомства Чжоу Бо принять командование над северной армией и желает, чтобы вы отправились в свое владение Чжао. Поскорее верните печать военачальника и уезжайте, в противном случае произойдет большая беда”. Люй Лу, полагая, что Ли Куан [Ли Цзи]* (свой человек) не обманывает его, сразу же снял пояс с печатью и отдал их начальнику посольского приказа Лю Цзе, а свои войска передал под командование главе Чжоу Бо. Тот, взяв печать военачальника, вошел в ворота лагеря и отдал войскам такой приказ: “Кто из вас за род Люй, обнажите правую руку; кто из вас за род Лю, обнажите левую руку”. Все воины закатали левые рукава, встав на сторону рода Лю. Люй Лу уже уехал, сняв с себя печать старшего военачальника, и, таким образом, глава военного ведомства Чжоу Бо стал командовать всей северной армией.
*сын соратника Пэй-гуна Ли Шана, помог противникам рода Люй захватить гарнизон северной армии. Позднее получил титул, но в конце концов провинился и был снят
Однако оставалась еще южная армия. Пинъян-хоу рассказал первому советнику Чэнь Пину о замыслах Люй Чаня (якобы заговоре). Чэнь Пин вызвал Чжусюй-хоу, чтобы тот помог главе военного ведомства. Чжусюй-хоу стал следить за воротами лагеря, а Пинъян-хоу приказал начальнику дворцовой стражи не пускать советника императора Люй Чаня входить в ворота дворца. Люй Чань, не зная о том, что Люй Лу уже сдал северную армию, отправился во дворец Вэйянгун (с намерением поднять мятеж), но его не впустили в покои дворца, и он стал прохаживаться около них взад и вперед (чего-то ожидая? и, наверное, с отрядом). Пинъян-хоу [Цао Ку], опасавшийся, что ему не одолеть Люй Чаня, поспешил доложить главе военного ведомства Чжоу Бо о положении дел. Чжоу Бо тоже боялся, что не сумеет одолеть род Люй, и не осмеливался открыто призвать к его уничтожению. Он послал во дворец Чжусюй-хоу, сказав: “Поспешите во дворец для защиты императора”. Чжусюй-хоу попросил дать ему солдат, и тайвэй дал ему более тысячи воинов. Когда наступило время дневной трапезы, Лю Чжан напал на Чаня, но Люй Чань бежал. Лю Чжан, преследуя Люй Чаня, убил его в отхожем месте для чиновников приказа по охране дворцовых ворот. Император, якобы, приказал чиновнику по поручениям пойти отблагодарить Лю Чжана за его действия. Лю Чжан же попытался отобрать у него верительный знак (без него во дворец не войти!), но чиновник не соглашался отдать его, тогда Лю Чжан схватил самого церемониймейстера с его знаком, силой посадил на колесницу и повёз во дворец. Используя верительный знак императора (отобрал знак или тащил чиновника за шкирку?), Чжусюй-хоу вошел в дворцовые покои и отрубил голову Люй Гэн-ши — начальнику дворцовой стражи во дворце Чанлэгун. Затем Лю Чжан примчался в лагерь северной армии и доложил о содеянном Чжоу Бо. Глава военного ведомства встал и, поклонившись, поздравил Лю Чжана с победой. После этого он разослал отряды своих людей, которые ловили мужчин и женщин из рода Люй и, невзирая на возраст, предавали их смерти. Да, вот так, простенько, без затей и судов, перебили всех выдвиженцев, их родственников, включая грудных детей.
27 сентября был схвачен и казнен Люй Лу, а тётку Люй Сюй забили до смерти палками. Глава военного ведомства послал людей убить Люй Туна, носившего титул Янь-вана, и низложил Лу-вана Яня. 28 сентября наставник императора Шэнь И-цзи был восстановлен в должности левого первого советника. 4 октября Цзичуань-ван [Тай] был переведен управлять землями Лян, а сыну чжаоского Ю-вана по имени Суй даровали титул Чжао-вана. Лю Чжан, носивший титул Чжусюй-хоу, был послан к Ай-вану сообщить о казни всех членов рода Люй и передать приказ о прекращении военных действий. Войска Гуань Ина в Инъяне также прекратили военные действия и вернулись обратно.
Высшие сановники, собравшись вместе, решили: “Малолетний император, а также Лян-ван, Хуайян-ван и Чаншань-ван не настоящие сыновья императора Сяо-хуй-ди. Императрица Люй-хоу, прибегая к уловкам, брала чужих сыновей, убивала их матерей и воспитывала их в задней половине дворца. Она заставляла императора Хуй-ди признавать их своими сыновьями и объявлять их наследниками и ванами, чтобы таким образом укрепить род Люй. Ныне все члены рода Люй уже уничтожены, но если утвердится поставленный ими на престоле, то, когда он вырастет и станет управлять делами, нам не сдобровать. Лучше выбрать мудрейшего из ванов и поставить его императором”.
Изначально предлагали циского Ай-вана, законного внука Лю Бана от старшего сына. Но Ланъе-ван припомнил обиду (и некоторые высшие сановники поддержали), он сказал: «Сы Цзюнь, дядя по матери циского вана, является дурным и жестоким человеком; он словно тигр, надевший головной убор. Если поставить государем Ци-вана, вновь появится род, подобный роду Люй”.
Некоторые предлагали поставить государем Хуайнань-вана [Лю Чана], но он был мал, да и семья матери имела плохую репутацию. Тогда предложили Дай-вана (Лю Хэна). Род его матери — вдовствующей императрицы Бо — уважаем и безупречен. Более того, если поставить государем старшего, это будет благоприятствовать делам, а коль скоро о его сыновней почтительности и гуманности известно в Поднебесной, он подходит”. Высшие сановники тайно послали гонца призвать Дай-вана в столицу.
Почему тайно и почему тот отказывался - понятно. Переворот совершили князья из Ци, сделавшие буквально 100% дела. И их роду обещали императорский пост. И вот - отказали из-за надуманной причины. Но Ци была на другом конце империи, это обнадёживало.
Дай-ван отказался. Когда вызов был послан еще раз, он всё же выехал. 14 ноября Дай-ван прибыл в Чанъань и остановился в подворье владения Дай. Все высшие сановники явились к нему на прием, поднесли ему печать Сына Неба и почтительно просили стать императором. Дай-ван несколько раз отказывался от престола (китайские церемонии), но сановники настойчиво упрашивали его, и он в конце концов согласился.
Син-цзюй (Дунму-хоу), сказал: “В расправе с родом Люй у меня нет заслуг, прошу дать мне возможность очистить дворец”. После этого он совместно с главным конюшим — тайпу Тэн-гуном, вошел во дворец. Он подошел к малолетнему императору и сказал: “Вы, Ваше величество, не принадлежите к роду Лю и не должны оставаться на престоле”. Затем он взглядом приказал страже императора, стоявшей вокруг с алебардами, опустить оружие и убираться вон. Несколько человек не согласились отвести оружие, но старший евнух Чжан Цзэ повторил приказ и те убрали свои алебарды. Тэн-гун вызвал царскую колесницу*, посадил на нее малолетнего императора и выехал из дворца. Император спросил: “Куда вы намерены меня повезти?”. Тэн-гун ответил: “Едем к месту вашего проживания” — и поместил его в помещении налогового приказа. После этого Тэн-гун приготовил парадную колесницу Сына Неба, встретил Дай-вана в его подворье и доложил: “Дворец со всей тщательностью очищен”. В тот же вечер Дай-ван въехал во дворец Вэйянгун. Десять чиновников по поручениям — ечжэ стояли с алебардами у главных ворот дворца, охраняя их. Они не пустили императора. Чжоу Бо пришёл и объяснил, что власть поменялась. Следом Дай-ван вступил во дворец и стал править делами государства.
*Фацзя - императорская колесница, в которую в период расцвета Хань впрягалось 36 лошадей
Той же ночью сановники, разделившись на группы, убили детей-ванов - Лян-вана, Хуайян-вана, Чаншань-вана и малолетнего императора Хуна в их подворьях.
В это время Гуань Ин находился в Инъяне. Он узнал о том, что Вэй Бо подговаривает циского вана восстать (что не удивительно). Поскольку с кланом Люй было уже покончено, а циские войска остановлены, то Гуань Ин послал гонца призвать Вэй Бо к порядку. Недовольство циского вана, не избранного императором, удалось ослабить, новой междоусобицы избежали. Когда циский ван распустил войска и вернулся в свое владение, Дай-ван взошел на престол и стал императором Сяо Вэнь-ди.
179 г. до н.э. - в двенадцатой луне (январь - февраль) император потребовал смягчения наказаний. Отменялось обращение в государственных рабов невиновных - детей и жён наказанного.
В первой луне (февраль — март) управители и чиновники попросили назначить наследника, но император отказал. Он предлагал в наследники У-вана (Лю Пи, сын Лю Чжана — старшего брата Вэнь-ди, приходился ему двоюродным братом) или Хуайнань-вана (сводного брата). Однако сановники настаивали на соблюдении линии "от отца к сыну", как постановил Лю Бан. У императора было трое сыновей от первой жены, но они умерли еще до этого. Поэтому наследником был объявлен Лю Ци (будущий император Цзин-ди).
В третьей луне (апрель — май) управители и чиновники стали просить о возведении в сан императрицы. Вдовствующая императрица Бо сказала: “... следует провозгласить императрицей мать наследника”. Императрица происходила из рода Доу*. По случаю возведения ее в сан императрицы император даровал некоторое количество полотна, шелка, риса и мяса живущим в Поднебесной вдовам и вдовцам, сиротам и одиноким, кто беден и испытывает затруднения в жизни, а также всем старикам, которым более восьмидесяти лет, и сиротам, которым менее девяти лет.
*она была наложницей. Ее возведение в сан императрицы определялось тем, что она мать будущего императора, а кроме того, владетельные князья почти все принадлежали к роду Лю и их дочери не могли стать женами императора, ибо еще соблюдалась определенная экзогамия — браки внутри одного рода или фамилии запрещались.
Сун Чану, который уговаривал Сяо Вэнь-ди стать императором, уже был пожалован пост командующего императорской гвардией, потом титул Чжуанъу-хоу. Вообще награды, титулы и пожалования сыпались весьма обильно.
Кто-то укорил правого первого советника Чжоу Бо в обогащении и хвастовством заслугами. Тогда Бо, сославшись на болезнь, ушел в отставку. Левый первый советник Чэнь Пин стал единственным первым советником. Но в десятой луне (ноябрь — декабрь) он умер и Чжоу Бо вновь назначили первым советником. Затем император приказал всем князьям, ошивающимся в столице, отправляться в свои владения.
На начальном году правления Сяо Вэнь-ди все области, отрезанные при императрице Гао-хоу от земель Ци, - Чэнъян, Ланъе, Цзинань - были вновь отданы под власть правителя Ци, а Ланъе-ван был переведен и стал правителем Янь. И Чжусюй-хоу, и Дунмоу-хоу дополнительно было пожаловано по две тысячи дворов. Так что от циских князей откупились. В том же году умер циский Ай-ван, и к власти пришел его старший сын - наследник Цзэ, который стал Вэнь-ваном.
178 г. до н.э. - февраль - император объявил: “Земледелие — это основа Поднебесной. При вспашке жертвенного государева поля Мы лично возглавим пахоту, чтобы снабдить в достатке храм Наших предков зерном для жертвоприношений”.
Цзи тянь (цзе тянь или ди цзи) — “жертвенное государево поле” - ещё один ритуал китайцев — участок, на котором взращивались злаки для жертвоприношений в храме предков правящего дома. На этом поле император (ван) весной должен был символически открыть пахоту, затем то же самое проделывали его ближайшие помощники. Такое поле располагалось в окрестностях столицы, в одном из парков или при храме. После символического обряда — начала пахоты — крестьяне или государственные рабы обрабатывали все поле (в чжоуское время считалось, что государево поле для жертв должно иметь тысячу му). Происходило так: “Возглавляя трех гунов, девять цинов, чжухоу и сановников, император самолично участвовал во вспашке государева жертвенного поля. Сын Неба вспахивал три борозды, гуны — пять борозд, а цины и чжухоу — девять”. Ритуал этот сохранялся весь период средневековья.
- апрель - управители просили императора поставить его сыновей владетельными князьями-чжухоу и ванами. Но император вспомнил и о мучениках своей мачехи: младший сын чжаоского Ю-вана Лю Пи-цян был объявлен Хэцзянь-ваном. В области Цзицзюнь владения Ци был поставлен правителем Чжусюй-хоу Чжан с титулом Чэнъян-вана, Дунму-хоу был объявлен Цзибэй-ваном. Сын императора У поставлен Дай-ваном, сын Шэнь — Тайюань-ваном, а сын Цзи — Лян-ваном.
Далее император объявил "свободу слова" - даже за ругань властей наказание отменялось.
- В девятой луне (сентябрь — октябрь) начальникам областей и советникам всех владений впервые были вручены медные тигровые бирки — ху-фу и бамбуковые верительные ши-фу*.
*Бирка ху-фу представляла собой отливку фигуры тигра со сложенными лапами и чаще связывалась с военными приказами и действиями. На спине животного в два столбца наносилась надпись, исполненная древним стилем чжуань. Разделенная по оси на две части, бирка служила для связи со столицей. Одна ее половина оставалась в императорском дворце, другая вручалась доверенному лицу. При складывании половин и их совпадении так, чтобы можно было прочитать надпись, подтверждалась подлинность приложенного приказа. Вероятно, бронзовые и бамбуковые бирки, как более простые и дешевые, пришли на смену древним верительным знакам, выделывавшимся из яшмы — гуй и чжан.
- В декабре Гуань Ин, носивший титул Ининь-хоу, назначен первым советником. В связи с этим должность главы военного ведомства упразднена, а его обязанности переданы первому советнику.
177 г. до н.э. - май-июнь - скончался Лю Чжан, носивший титул Чэнъян-вана.
- Лю Чан, носивший титул Хуайнань-вана, вместе со своим приближенным Вэй Цзином убил Шэнь И-цзи, носившего титул Пиян-хоу (любовника умершей императрицы, бывшего левого советника).
- в пятой луне (июнь — июль) сюнну вторглись в область Бэйди, расположились к югу от реки Хуанхэ и занялись грабежами. Ордос, расположенный на плато внутри изгиба Хуанхэ на севере, изобиловал лугами и озерами, прекрасные условия для кочевого скотоводства. Император послал первого советника Ининь-хоу Гуань Ина с войском в 85 тыс. человек напасть на сюнну, и сюнну ушли. Конные лучники, находившиеся в распоряжении столичного воеводы, были переданы командующему императорской гвардией и расположены в Чанъани (цайгуань - конники с тяжёлыми луками, натягивали тетиву ногой).
- 12 августа император выехал из дворца Ганьцюань в Гаону. Население Чжунду в уезде Цзиньян было освобождено от налогов на три года (раньше тут была его резиденция). В Тайюани император оставался и развлекался более десяти дней. Тогда Син-цзюй, носивший титул Цзибэй-вана, узнав, что император выехал в земли Дай и намерен двинуться дальше и напасть на хусцев, поднял восстание и послал войска на запад с целью неожиданного нападения на Инъян*. Тогда император повелел отозвать войска, подчиненные первому советнику, назначил Чэнь У, носившего титул Цзипу-хоу, старшим военачальником, послав его во главе ста тысяч солдат против восставших.
* Восстание Лю Син-цзюя — единственный крупный мятеж при Вэнь-ди. Син-цзюй считал себя обиженным. Активный участник расправы с родом Люй, он получил лишь небольшое владение. Кроме того, он ратовал за возведение на престол Лю Сяна, а не Лю Хэна. Когда узнали, что Чжусюй-хоу и Дунмоу-хоу первоначально стремились поставить на престол циского вана, их заслуги были признаны недостаточными. Отсутствие Вэнь-ди в столице и уход армии показались ему удобным моментом для восстания
1 сентября император вернулся из области Тайюань в Чанъань. Он издал эдикт о помиловании тех, кто быстро сдастся. В восьмой луне (сентябрь — октябрь) армия Цзибэй-вана была разбита, а ван взят в плен (В Хань шу и Цзы чжи тун-цзянь говорится о самоубийстве Лю Синь-цзюя). Все чиновники и люди из народа, кто восставал вместе с ваном в Цзибэе, были помилованы. Из земель Лю Син-цзюя образовали область, прямо подчиненную Хань.
175 г. до н.э. - новые льготы клану Лю.
- разрешение свободной отливки монет, что вызвало серьезный кризис. Цзя И, осуждая эти меры, писал: “Люди бросают сохи и мотыги, льют металл. Фальшивых денег становится с каждым днем больше, а хлеба не становится больше…”.
Кстати, о монетах.
Меня давно интересовало 2 вопроса:
Почему в китайских монетах квадратная дыра?
Как давно в Китае появились монеты? Неужто они уступили приоритет на это какой-то Лидии?
Первый вопрос проще. Дыры в древних китайских монетах были всегда, потому что карманы и кошельки у китайцев отсутствовали. И нередкие утверждения, что в стране наступил такой рай, что "потерянный кошелёк лежал на дороге, пока хозяин не поднимет" - лишь перевод, адаптированный к европейскому стилю жизни. Деньги нанизывали на красную верёвочку и одевали на шею, как ожерелье. Не все отверстия были поначалу квадратными. Даже не круглыми и не в центре. Есть такая версия: когда-то денежной единицей служили бронзовые ножи. Но все старались иметь нож "по себе", какой хотелось. Поэтому стали продавать просто заготовки, которые покупатель подгонял по своему желанию. И они незаметно трансформировались просто в подобие монет. А у ножа были наборные ручки из бронзовых колец, которые насаживались на квадратный стержень, идущий от лезвия. Очень удобно - нож легко подгонялся по руке. В дни моей молодости таких ножей с наборными ручками из цветной пластмассы было немало. Высоцкий - свидетель:
Они воткнутся в легкие
От никотина черные
По рукоятки легкие трехцветные наборные...

Когда имитации ножей окончательно стали функционировать, как деньги, лезвие исчезло, зато рукоятка превратилась в кошелёк - бронзовые кольца служили разменной монетой. Но это давно. А потом, когда монеты стали чеканить монопольно в императорских мастерских, форма - круг с квадратной дырой в центре - стала сакральной. Круг - это небо, квадрат - земля, 4 стороны света (интересно - у всех народов и всегда 4 стороны света).
С древностью вопрос сложнее. Монеты, известные нам кругляки (тогда ещё не шибко круглые) стали чеканить из электра ок. 687 г. до н.э. в Лидии при царе Ардисе.
Но ведь и до них существовали денежные мерные штуковины - бруски золота, серебра, стандартизованные слитки олова или железные прутья, как (позже) в Спарте. А в Китае вначале были раковины каури. Редкость, красота, прочность, стандарт, доставлялись с Индийского океана с большими трудами. Вот такие:


Считается, что широкое распространение в Китае получили в XXIV в. до н.э. после волны каких-то мигрантов.
Иероглифы - "богатство, покупка, продажа, воровство" - произошли от иероглифа "раковина каури"
В XX .до н.э. в ход пошло золото на вес, а с XIV в. до н.э. ракушки каури стали восприниматься как средство накопления богатства.
И было великое разнообразие денежных единиц (стандартизованных местным правителем!) - отливали из бронзы стандартные слитки в виде ножей, лопат, мотыг, бруски золота, кирпичи соли, куски шёлка, овцы, меры чая, мешки риса, куски бирюзы и нефрита, жемчуг. Государство активно вмешивалось в самопальное денежное творчество. Шелк как средство обмена, был буквально узаконен в 1091 году до нашей эры.
К концу VII в. до н.э хождение "бронзового инвентаря" практически сходит на нет. Начали использоваться брикеты соли. В 670-655 годах до нашей эры были приняты законы о весе металлических средств для обмена. А в 655 году уже появилась централизованная маркировка монет. Т.е.одновременно с Лидией. Монеты уже появились, правда, не золотые, как в Лидии, оттого сохранились плохо, к тому же на них не было ни профиля царя (вообще никогда не было), ни даты (появилась через пару тысячелетий). Так что приоритета у Китая тут, видимо, нет. Если в античном мире монетотворчество развернулось быстро и широко, то в Китае монеты не были признаны всеми сразу. В шестисотых годах до нашей эры металлические изделия, отлитые в форме ракушек каури, получили широкое распространение.


Это, несомненно, предки денег, но это же не любимые нумизматами кружочки!
Правительство продолжало постепенно совершенствовать свою практику регулирования денежного обращения. В 460 году до нашей эры были разработаны три градации для денег: золото, драгоценные камни и монеты.
А первые китайские монеты были и не с квадратным отверстием:

Лишь к концу V века до н.э. маленькие круглые монеты с квадратными отверстиями в центре стали распространятся. Эти монеты найдены даже в Африке и Австралии.


Монеты были наполнены символическими значениями: квадратное отверстие представляло землю, окружность по центру обозначала небо. Понятия «инь» и «ян» заключались в аверсе и реверсе. Медные (бронзовые) монеты содержали сложные, каллиграфически выполненные изображения, которые первоначально содержали информацию о количестве металла в монете. Чеканка оставалась, в основном, в частных руках вплоть до 221 г. до н.э. В течение некоторого времени монеты по-прежнему заметно отличались в разных регионах, но император уже издал первые законы про платежные средства, запрещая использование драгоценных камней и жемчугов в качестве средств оплаты.
Но лишь в 136 г. до н.э. государство объявило вне закона частную чеканку. Жители Поднебесной теперь обязаны были использовать монеты, санкционированные государством.
Из-за плохой датировки имеется большой разброс мнений. От утверждений -" Круглые металлические монеты как денежное средство были введены в Китае императором Тай Гуном ещё в XI в до н.э" до "появились только в III в. до н.э."
Надо учесть, что в Китае главным всегда был бартер. Монеты часто использовались как амулеты или украшения, их заряжали "магической энергией", надевая шнурок с монетами на какой-нибудь алтарь. (Примерно как не столь давно заряжали потенцией рубли перед экраном телевизора где витийствовал Чумак или Кашпировский)
После этого их носили дети для отвода дурного влияния. На шее ребёнка часто вешали монеты по числу прожитых лет. Каждый год до 15 лет добавляли по одной монете. Считалось, что к этому времени ребёнок должен уже преодолеть тридцать опасных барьеров, которые случались по дороге жизни. Часто и взрослые носили связку из 9 монет.
174 г. до н.э. - доложили, что Хуайнань-ван по имени Чан отменил установления прежних императоров, не подчиняется эдиктам Сына Неба, в его резиденции не соблюдаются надлежащие правила, при своих выездах и въездах он подражает Сыну Неба, самочинно издает законы и указы, замышляет вместе с наследником Цзипу-хоу по имени Ци поднять мятеж, отправил гонцов к племенам юэ в Минь и к сюнну, чтобы они послали войска против Хань. Он создает опасность для храма предков. Все сановники, обсуждавшие донесение, сказали: “Чан должен быть публично казнен на площади”. Однако император не решился применить такую меру против вана, он простил его преступления, лишив только титула вана. Сановники просили поселить Хуайнань-вана Чана в Яньдао или Цюнду, находящихся в области Шу (на территории совр. уезда Инцзин пров. Сычуань), на что император дал согласие. Чан по дороге заболел и умер, не успев доехать до места, о чем император сожалел. Через шестнадцать лет Чану, носившему титул Хуайнань-вана, был пожалован посмертный титул Ли-вана, а трем его сыновьям — титулы Хуайнань-вана, Хэншань-вана и Луцзян-вана.
- Умер правитель сюнну Модэ. Шаньюем сюнну стал Лаошань (174—161 гг. до н.э.). Сюнну продолжают войну с юэчжами и оттесняют их от Ганьсу.
173 г. до н.э. - пожар во дворце.
171 г. до н.э. - засуха
170 г. до н.э. - юэчжи окончательно изгнаны из западной Монголии.
168 г. до н.э. - прорыв дамб на Хуанхэ.
167 г. до н.э. - летом император ликвидировал должность мичжу (жрец при дворе, тайный прорицатель)
- В пятой луне (май — июнь) Чуньюй-гун во владении Ци за совершенное преступление должен был подвергнуться телесному наказанию.
Его младшая дочь Ти-ин написала такое письмо императору, что тот издал эдикт об отмене телесных наказаний.
- Сяо Вэнь-ди отменил оброк и налоги с пахотных земель, указав, что земледелие - главное дело, а торговля - второстепенное. Отмена эта просуществовала менее десяти лет, в 156 г. до н.э. оброк с пахотных земель был восстановлен.
166 г. до н.э. - Покончив с юэчжами и развязав себе руки, Лаошань-шаньюй с 140 тыс. конницы вторгся зимой в Северо-Западный Китай. Начали они с крепости Чжаона (в совр. уезде Пинлян пров. Ганьсу), где убили Сунь Ана - командующего войсками области Бэйди. Сжигая по дороге дворцы императоров и князей, шаньюй подошел к району Чанъани. Сюнну "захватили великое множество народа, скота и имущества" и сожгли летний дворец императора. Конные разъезды сюнну шныряли в 40 километрах от столицы. Это было одно из самых крупных вторжений сюнну в ханьский Китай. Император послал трех военачальников (Чжан Сян-жу, Дун Чи и Луань Бу, др. данн. - Лу Цин, Вэй Су и Чжоу Цзао) стать гарнизонами в областях Лунси, Бэйди и Шанцзюнь. Столичный воевода Чжоу Шэ был назначен командующим императорской гвардией, а начальник охраны внутренних дворцовых ворот Чжан У - командующим колесницами и конницей. Он стал лагерем к северу от реки Вэйшуй, располагая тысячью колесницами и ста тысячами всадников и пехотинцев. Император хотел сам во главе войск выступить против сюнну, сановники убеждали его не делать этого, но он никого не слушал. Только когда вдовствующая императрица настойчиво стала требовать от императора того же, император оставил свое намерение. После этого он назначил Чжан Сян-жу старшим военачальником, Чэн-хоу по имени Чи назначил на должность начальника столичного округа, Луань Бу сделал военачальником и послал их всех напасть на сюнну. Но они уже ушли со всей добычей, не потеряв ни одного человека.
165 г. до н.э. - В Китае при императорском дворе введена практика экзаменов (аттестаций) для чиновников. Это первое письменное свидетельство об государственных экзаменах. Это весьма интересная тема (сотни лет истории!), но всё же развили её и более подробно описали в эпоху Вэй (лет через 400)
- юэчжи ушли на запад, оставляя свои степи победителям - сюнну.
- Усуни появились в бассейне Или и Семиречье. Историки до сих пор спорят, кто они - тюрки или индоевропейцы. Кочевники - однозначно, хотя были и осёдлые, а через столетие даже построили город. Но внешний облик... Пишут, что усуни отличались от других обитателей Западного края: были среднего роста, имели голубые глаза и рыжие волосы. Казахи их считают своими предками.
Конечно, пришли они в Семиречье не по доброй воле (воевали с юэджами, стали союзниками сюнну, потом и с сюнну поссорились, пришлось менять родные края). И пришли они не на пустое место. Там обитали мощные племена саков-тиграхауда. Но на востоке империя Моде мощно расправила над степью власть, вынудив иных кочевников уходить на запад. Волна перемещений дошла и в Семиречье и саки (в китайских источниках эти племена называются племенами сэ) около 175 года до н. э. были вынуждены покинуть бассейн реки Или, двинулись на Фергану и Согдиану. Они ещё натворят бед на западе и растают, а вот усуни смогут вступить в активную политику, пару столетий сильно влияя и на Китай.
- После грандиозного вторжения 166 г. до н.э. в течение четырех лет сюнны повторяли набеги и разорили все пограничные области; особенно пострадал Ляодун. Основной удар был нанесен с запада, из недавно завоеванных сюнну земель, и через области, населенные некитайцами. Военные действия развернулись в Бэйди (Восточное Ганьсу), стране "икюйских жунов", покоренных лишь в III в. до н.э. Напрашивается мысль, что сюнны смогли вторгнуться в центр Китая с помощью местного населения. Сам по себе поход не принес сюнну больших успехов, но он оттянул всю китайскую конницу на запад и позволил им набегом из-за Иньшаня разграбить всю восточную границу.
164 г. до н.э. - государь лично принес жертвы — цзяо в храме пяти императоров на северном берегу реки Вэй, а поскольку эта церемония исполнялась летом, то предпочтение стали отдавать красному цвету (Красный цвет в данном случае символизировал летний расцвет природы).
- император Сяо Вэнь разделил княжество Ци между княжичами - сыновьями Дао Хуэй-вана, поставив их ванами. Цискому Сяо-вану по имени Цзян Люй он присвоил титул Янсюй-хоу и сделал его циским ваном; отдельные области прежней территории Ци полностью передал под управление других сыновей Дао Хуэй-вана: Чжи стал Цзибэй-ваном, Пи Гуан стал Цзинань-ваном, Сянь стал Цзычуань-ваном, Цюн стал Цзяоси-ваном, Синцюй стал Цзяодун-ваном, Чжану отдали Чэнъян. Таким образом, в Ци стали править семь ванов!
163 г. до н.э. - найден яшмовый кубок, на котором было вырезано: “Владыку людей ожидает долголетие”. После этого Сын Неба изменил счет годов правления, начав вновь с первого года, и приказал устроить по всей Поднебесной большое пиршество. В том же году раскрылся обман Синьюань Пина (Императору доложили, что россказни Синьюань Пина об эманациях и других знамениях ложны). Обманутый государь приказал казнить его вместе с родней и тот был казнен вместе с тремя поколениями родственников (наиболее жестокое событие в его правление)
162 г. до н.э. - император Сяо Ван-ди обратился к Лаошань-шаньюю с просьбой о мире; шаньюй послал с ответом данху (невысокий чин), что явилось пренебрежением. Данху привез китайскому императору в подарок двух лошадей, о качестве которых китайский летописец не упоминает. Несмотря на это, Сяо Ван-ди счел за благо не обижаться, принял дар и заключил мир. Для Китая этот мир был тяжелым и позорным: Китай и сюнну признавались двумя равными государствами, причем Китай "из сочувствия к холодному климату своего соседа обязывался ежегодно отправлять на север к сюннскому шаньюю известное количество проса и белого риса, парчи, шелка, хлопчатки и разных других вещей". Это была попросту дань. Перебежчики, согласно договору, не возвращались, но новые переходы возбранялись под страхом смертной казни. Договор показывает несомненный перевес сюнну над Китаем, но о свободной торговле в нем не говорится ни слова. А ведь именно ограничения в торговле были причиной войны - сюнну ни в чём не нуждались, кроме излишнего - шёлковых халатов для жён, вина и риса - для себя, безделушек для развлечения. Это их и погубило, но не так скоро.
161 г. до н.э. - Лаошань-шаньюй умер, оставив своему сыну неразрешенную проблему торговли с Китаем. Шаньюем у сюнну стал Цзюньчэнь (161-126 гг. до н.э.).
Вступив на престол, Цзюньчэнь получил от Хань Вэнь-ди изъявление мира и родства.
159 г. до н.э. - зимой Цзюньчэнь вторгся в области Шанцзюнь (в Шаньси) и Юньчжун (в Ордосе), сюнну ворвались в Китай с севера и с запада двумя армиями по 30 000 воинов в каждой. Они грабили и брали пленных, не задерживаясь подолгу. Пограничная огненная сигнализация своевременно известила о начале набега, но быстро мобилизовать армию китайское правительство не сумело. Китайский двор выслал три армии в Бэйди (Хэбэй), в Гоучжу, в Чжао у реки Фэйкукоу, и ещё трёх генералов определили для охраны Чанъани: с запада в Чилю, в Цзимэнь у Вэйхэ и в Башан. Но когда китайские войска подошли к границе, сюнну были уже далеко в степи.
- Поднебесная пострадала от засухи и саранчи.
Сыма Цянь очень хвалит добродельного императора:
Из-за бедствий император приказал владетельным князьям — чжухоу не являться ко двору с дарами, снял запреты с пользования богатствами гор и озер, уменьшил число дворцовых одеяний и выездов, сократил число собак и лошадей во дворцах, уменьшил количество телохранителей и чиновников при дворе, открыл казенные хранилища зерна, чтобы помочь бедствующему населению, и разрешил народу продавать свои ранги (это можно понимать как разрешение местным старейшинам, низшей знати, главам кланов, а также, вероятно, и более знатным лицам торговать своими рангами и титулами, чтобы справиться с голодом).
Император экономил на всём. Террасу у дворца запретил построить, носил одежду из грубого шелка, своей любимой наложнице Шэнь приказал, чтобы ее платья не волочились по земле. На занавесях и пологах нельзя было вышивать узоры. Всем этим он хотел показать, что простотой и скромностью он являет собой пример Поднебесной. При постройке усыпальницы в Балин сосуды делались из глины, было запрещено применять для украшения золото, серебро, медь и олово, не стали сооружать надмогильный курган. Этим император хотел сберечь средства, чтобы не обременять народ тяготами. На границах призывал только обороняться.
Когда У-ван (Лю Пи), ложно сославшись на болезнь, перестал являться ко двору, Вэнь-ди даровал ему низкий столик и посох (маленький столик на низких ножках, за которым сидели на циновках). Чжан — “посох, трость” с ним при дворе разрешалось появляться только по достижении 80 лет. Когда обнаружилось, что некоторые его сановники, например Чжан У и другие, берут взятки золотом и деньгами, император открыл свою кладовую и пожаловал им золото и деньги, чтобы устыдить их, но не отдал сановников в руки судей. Он всеми силами стремился с помощью, добродетели изменить народ к лучшему, и в землях среди четырех морей царило изобилие и богатство, а в народе процветали установленные нормы поведения и чувство долга.
157 г. до н.э. - 6 июля император скончался во дворце Вэйянгун.
В его посмертном эдикте говорилось: Настоящим приказываем: всем чиновникам и народу Поднебесной, когда эдикт о Нашей кончине дойдет до них, оплакивать Нас три дня, после чего снять траурные одежды. Не следует запрещать женитьб сыновей и замужеств дочерей, принесение жертв, питье вина и употребление мяса.
Принимающие участие в траурной службе по государю не должны обрезать одежд. Ширина траурных повязок на голове и на поясе не должна превышать трех цуней, не следует закрывать материей колесницы и оружие. Не нужно назначать мужчин и женщин из народа плакальщиками у гроба во дворце, в царских покоях. Те, кому надлежит плакать у гроба во дворце, пусть совершают это дважды — утром и вечером, поднимая плач пятнадцать раз, а окончив этот обряд, пусть прекращают плач. Какие-либо иные оплакивания покойного, за исключением плача утром и вечером, надо запретить. Когда Наше тело опустят в землю, пусть большие траурные одежды носятся пятнадцать дней, малые траурные одежды — четырнадцать дней и тонкие траурные одежды — семь дней*, после чего все траурные одежды должны быть сняты. Горы и реки около усыпальницы Балин пусть останутся в прежнем виде, без каких-либо изменений. Отпустите по домам всех наложниц во дворце, от фужэнь до шаоши” (тогда было 7 категорий обитательниц женской половины царского дворца — наложниц императора: фужэнь, мэажэнь, лянжэнь, ба-цзы, ци-цзы, чан-ши, шаоши).
*Эти одежды, различавшиеся по покрою и форме, по материалу, из которого шились, предназначались для строго определенной группы родственников. Для траура в рамках клана или рода, например, насчитывалось пять видов одеяний, каждый со своим сроком ношения. Ранее проходило более ста дней, в течение которых траурная одежда не снималась
16 тысяч солдат, отбывавших службу в близлежащих уездах, и 15 тысяч солдат из столичного округа были посланы для погребения саркофага императора, для рытья могилы и насыпки кургана.
В день и-сы (12 июля) все сановники, простершись ниц, поднесли усопшему императору почетный титул Сяо-вэнь-хуанди. Его наследник вступил на престол в храме Гао-цзу. В день дин-вэй (14 июля) он принял по праву наследования титул хуанди — властителя, императора.
Император Сяо-цзин был средним сыном императора Сяо-вэня. Его матерью была вдовствующая императрица Доу. У Сяо-вэня от прежней жены родились три сына, но потом его любовью стала пользоваться будущая вдовствующая императрица Доу, прежняя императрица умерла, а следом один за другим, умерли и три ее сына, поэтому Сяо-цзин и вступил на престол.
- Сюнну признали автономию усуней.

Астрономия

Земледельческие цивилизации боготворят солнце. И это правильно - источник жизни на планете, не надо обладать великими познаниями, чтобы понять его великую роль. И все земледельческие народы были более-менее солнцепоклонниками. Гелиос, Ра, Ярило, Аматерасу, Тонатиу... В связи с чем говорить о каких-то его изъянах уже было святотатством. Солнечные пятна в принципе увидеть можно невооружённым глазом. И прозрачные и полупрозрачные материалы у всех народов были - кварц, слюда, драгоценные камни, да и стекло уже умели получать. Но разглядывать солнце да ещё и говорить о каких-то пятнах было чуть ли не преступлением. Поэтому про пятна на Солнце в Европе первым заговорил повергатель всяких догм Галилей (увидел не первый, а осмелился сказать - он). XVII век, однако. А в Китае тоже жили сильно зависимые от солнца земледельцы, но что интересно - отношение к светилу было совсем иное. Именно там создали легенды про стрелка И, который расстреливал лишние солнца про Куа Фу, который солнце преследовал и едва не поколотил и ряд иных мифов, где с солнцем обращались небрежно или панибратски. Возможно, китайцы более других страдали от засух и ветров из пустыни? Но, как бы там ни было, солнце в Китае могли позволить себе критиковать и идеальным оно не считалось. И пятна на солнце заметили давно, причем они якобы напоминали какие-то иероглифы, которых надо было немедленно истолковать (в собственную пользу).
То, что китайцы видели пятна на солнце ещё до нашей эры, нет никакого сомнения. Вопрос лишь в том, когда была сделана первая запись наблюдения.
Первые сообщения о пятнах на Солнце относятся...
Таких строк с разными датами в истории астрономии не менее трёх (даже если исключить всех европейцев, претендующих на первенство). А именно:
800 год до н. э. "черные вороны потеряли свои крылья на Солнце. Наиболее правдоподобное объяснение таким сравнениям видится в том, что темные солнечные пятна уже тогда наблюдали в Древнем Китае"
Ну, я бы не назвал это "наиболее правдоподобным объяснением", даже если не переврали при переписке и правильно перевели
165 год до н. э. - "В энциклопедии «Нефритовый океан» говорится, что именно в том году на Солнце появился иероглиф «ван»: пятно выглядело не круглым, а крестообразным, похожим на письменный знак. По мнению китайских астрономов, это первое зарегистрированное солнечное пятно".
Некруглые пятна вполне возможны, особенно если иметь воображение и разную остроту зрения
Но даже если признать и это недостоверным, то
10 мая 28 г. до н. э. - «В третьей луне первого года правления Хэпина взошло желтое Солнце, в центре которого было пятно размером с монету».
И что ещё, кроме гигантского пятна, может быть? Пятна могут быть большими, гораздо больше Земли. Вот, например, вполне рядовые:


После 28 г. до н. э каждое новое пятно заносится в летописи императорского Китая. В этих хрониках, охватывающих период около 1600 лет (до Галилея), содержится свыше 100 упоминаний о солнечных пятнах.
Продолжались размышления и об устройстве Мироздания. Вот что написано про устройство мира в книге даоса Ли Аня, жившего во II в. до н.э.: «В очень древние времена четыре столба были повалены, а девять областей разделены на части. Небо не было сплошным, и Земля не могла удержать его целиком. Бушевал огонь, который никто не гасил, разливалась вода, которую никто не останавливал... Поэтому Нюйгуа расплавила вместе камни пяти цветов и заполнила этим раствором отверстия в лазурном небе».
Итак, звезды представляют собой просто дырки в небе, замазанные светящимся веществом...
Отсюда недалеко до представления, что живём мы в яйце, покрытом непрозрачной скорлупой, вне - со всех сторон свет - звёзды просто дыры, а Солнце, Луна и 5 планет катаются по этой скорлупе изнутри. Но - китайцы не теоретизировали на этот счёт, чтобы понять разную скорость перемещения Семи светил, греки придумали много хрустальных сфер. Китайцы ограничивались наблюдениями и хроникой небесных событий. Зато их наблюдения и записи были очень ценные.
Вот, например, кометы. Аристотелю с его хрустальными сферами, пришлось кометы и метеоры признать атмосферными явлениями - чтобы не повредить эти сферы. Китайцы без проблем считали кометы хвостатыми звёздами ... и не пытались объяснить их природу. Это просто небесные послания, которое Небо посылает Сыну Неба, долг астрономов - зафиксировать и "перевести" сообщение на понятный китайский язык.
Например,
172 г. до н.э. - появление кометы
Записи о затмениях Солнца стали более точными
- 2 января 178 г. до н.э. - затмение солнца.
- 22 декабря 178 г. до н.э. - солнечное затмение. В Чанъани оно наблюдалось в середине дня. При этом уточняется, что солнце находилось в созвездии Доу под 23°, - т. е. в созвездии Водолея. Т.е. и дневное небо тоже было разбито на созвездия.

далее к файлу №5-2-2

назад к файлу №5-2-1l