вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2020 г (ноябрь)


  1. Дэн Фальк. Как Галилей соединил науку и искусство (Dan Falk, How Galileo blended science and art) (на англ.) «Astronomy», том 48, №11, 2020 г., стр. 24-31 - 5,46 Мб
    «Галилео Галилей (1564–1642) часто называют основателем современной физики, возможно, даже отцом самой современной науки. Но этот популярный образ игнорирует одну важную грань его личности эпохи Возрождения: Галилей-художник (...) Помимо того, что он был опытным наблюдателем и острым мыслителем, он был талантливым художником, обученным передовым методам перспективы, впервые примененным его товарищами-итальянскими художниками. (...) Осенью 1609 года и зимой 1610 года он нацелил свой инструмент [телескоп] в ночное небо и сделал серию ошеломляющих открытий. С помощью своего телескопа он заметил, что Луна имеет неправильную поверхность, усыпанную горами, кратерами и плоскими равнинами; что Млечный Путь состоит из тысячи звезд, слишком тусклых, чтобы их можно было увидеть невооруженным глазом; и что Юпитер сопровождают четыре «звезды», которые, по-видимому, вращаются вокруг великой планеты. Все это подробно описано в Sidereus Nuncius (Звездный вестник), которую Галилей опубликовал в марте 1610 года. (...) Физика также привлекла внимание Галилея. На протяжении всей своей жизни он изучал движение - особенно ускоренное движение - экспериментируя с падающими телами и катя объекты по наклонным плоскостям. (...) Все эти факты рисуют традиционную картину «Галилея-ученого». Но он также был опытным художником, частично опираясь на знания, которые он приобрел в Accademia delle Arti del Disegno (Флорентийская академия дизайна), где художники, скульпторы и архитекторы собирались, чтобы обсудить тонкости своей профессии. Считается, что Галилей учился там в 1585 году и был избран в его состав в 1613 году. (...) Эти специализированные знания окупились, когда Галилей впервые направил свой телескоп на Луну, хотя сначала он изо всех сил пытался интерпретировать то, что видел. (...) Итак, он набросал то, что увидел, и попытался понять это. «Он, должно быть, использовал уловки перспективы, которым научился много лет назад», - говорит [Эйлин] Ривз [профессор сравнительной литературы в Принстонском университете]. Для Галилея «рисование было средством открытия, формой мышления». (...) Эти инновации [открытие перспективы в эпоху Возрождения], безусловно, помогли художникам сделать мир вокруг них более ярким, но некоторые ученые утверждают, что они также могли помочь проложить путь самой научной революции. (...) только такой опытный человек, как Галилей, мог видеть, что горы на Луне были такими же, как горы здесь, на Земле - как только он понял перспективу, с которой они были видны. Изображение лунной поверхности, выполненное Галилеем в серии гравюр, является одним из ярких моментов творчества Сидерея Нунция. Вместо идеальной Луны, которую воображали древние, мы видим неровную, рябую Луну, которую мы знаем сегодня. Гравировкам в книге предшествовала серия рисунков, сделанных с использованием техники, в которой коричневые чернила разбавлены водой, так что мазки кисти почти не видны, часто позволяя увидеть лежащую под ними бумагу или холст. (...) Рисунки мытья - это больше, чем просто инструкции для гравера - они сами по себе произведения искусства, - говорит Роберта Олсон, искусствовед и хранитель рисунков Нью-Йоркского исторического общества. Она описывает эти рисунки как «иллюзионистские этюды», которые «художественно превосходны». (...) Интересно, что опубликованные рисунки, которые появляются в Sidereus Nuncius, сильно отличаются от рисунков мытья. (...) Историки предполагают, что Галилей дал свои рисунки граверу в качестве руководства, но также поощрял его использовать свою художественную лицензию, преувеличивая некоторые особенности, чтобы поддержать сопроводительный текст. Другим явлением, которое бросало вызов Галилею как художнику и ученому, было земное сияние (...) Галилей в конце концов пришел к выводу, что это явление возникает в свете, отраженном от нашей собственной планеты, и, опять же, его интерпретация, возможно, опиралась на его художественные знания. Принципы отраженного света были уже хорошо знакомы художникам. (...) Художники долгое время применяли логику Альберти [Леон Баттиста Альберти (1404–1472) создал два богато иллюстрированных трактата, в которых он разъяснил важность реализма и трехмерности] для изображения земных объектов, но Галилей, возможно, первым применил его к небу. (...) Галилей всегда чертил, зарисовывал и рисовал. «Я думаю, ему было трудно думать без рисования», - говорит Ривз. (...) Художников также вдохновили астрономические открытия Галилея. Наиболее известен художник Лодовико Карди, более известный как Чиголи (1559-1613). Самым важным заказом Чиголи стал момент, когда его попросили расписать часовню Папы Павла V в базилике Санта-Мария-Маджоре в Риме. (...) Библейская сцена, которую он изображает, основанная на книге Откровение, показывает Деву Марию как Царицу Небесную, стоящую на Луне, в разноцветной мантии и со скипетром в правой руке. (...) Самая яркая особенность фрески - лунная поверхность, явно испещренная кратероподобными деталями. Ученые пришли к выводу, что изображение Луны Чиголи напрямую связано с одним из лунных изображений, опубликованных в Sidereus Nuncius, на котором Луна видна в фазе первой четверти. Но также возможно, что Сиголи проводил свои собственные наблюдения, возможно, глядя в один из телескопов Галилея. (...) Хотя Галилея привезли к инквизиции примерно 20 лет спустя в 1633 году - отчасти из-за его громкой поддержки коперниканской астрономии - католические власти, похоже, не особо обеспокоены смелым изображением Луны Чиголи. Ясно, что Галилей был намного больше, чем целеустремленный ученый; скорее, он был эрудитом с художественными наклонностями, заслуживающими большего внимания. Эти художественные навыки помогли ему безмерно, когда он изо всех сил пытался осмыслить достопримечательности, открываемые его телескопом, и сообщить об этих достопримечательностях массовой аудитории».
  2. Клаус Браш, Лео Аэртс. Наблюдения спутников Юпитера (Klaus Brasch, Leo Aerts, Observations of Jupiter's moons) (на англ.) «Astronomy», том 48, №11, 2020 г., стр. 46-49 - 2,25 Мб
    «Четыре больших спутника Юпитера, обнаруженные в 1610 году Галилео Галилеем, были просмотрены большим количеством людей, чем любые другие спутники планет, кроме Луны. (...) Если видимость (атмосферная устойчивость) хорошая, то 6-дюймовый [15 см] или больше телескоп при большом увеличении откроет крошечные, но отчетливые диски всех четырех галилеевых спутников. Более того, при действительно стабильном видении с помощью телескопа среднего размера опытные наблюдатели могут иногда замечать неуловимые отметины на Ганимеде, самом большом спутнике Юпитера. ...) В 1900 году астрономы Эндрю Э. Дуглас и Уильям Х. Пикеринг опубликовали обширную монографию в Annals of Lowell Observatory, Volume II, в которой подробно описывались наблюдения Юпитера и его спутников, сделанные в 1894 и 1895 годах. (...) Их целью было оценить эллиптичность, периоды вращения и особенности поверхности того, что они назвали спутником I (Ио), II (Европа), III (Ганимед) и IV (Каллисто). Имена, первоначально присвоенные современником Галилея Симоном Мариусом, не стали официальными до 20 века. (...) Пикеринг был довольно эксцентричным человеком; Среди других необычных теорий он считал, что спутники Юпитера не являются твердыми телами, а представляют собой скопления пыли и метеоритных обломков с низкой плотностью. Это, несомненно, окрасило его впечатления о том, что они выглядели в телескоп эллиптическими (...). Другие наблюдатели впоследствии показали, что предполагаемая эллиптичность лун, о которой сообщил Пикеринг, была иллюзорной, вероятно, из-за контраста или астигматических эффектов. (...) В обсерватории Лик, недалеко от Сан-Хосе, Калифорния, известный астроном Эдвард Э. Барнард использовал самый большой телескоп в мире, 36-дюймовый [90-сантиметровый] рефрактор Кларка, чтобы провести аналогичные наблюдения Ганимеда и Каллисто с 1893 по 1895 год. (...) Наблюдения Лоуэлла показывают преимущественно полосатые и пересекающиеся полосы на всех четырех спутниках, а также предоставляют подробные описания каждого из них. Ганимед резюмируется следующим образом: «(...) Северный пояс (...) показывает, что вращение детали совпадает с вращением вокруг Юпитера в течение 15 минут. (...)» Другие астрономы позже показали, что главные спутники Юпитера находятся в приливном направлении. заблокированы и вращаются синхронно со своей планетой, как наша Луна. (...) В отличие от Дугласа и Пикеринга, рисунки Барнарда, изображающие Ганимеда и Каллисто, демонстрируют гораздо более расплывчатые черты: «Несмотря на то, что они достаточно заметны, они были настолько расплывчаты по форме, что ни разу нельзя было однозначно сказать, что это одно и то же маркировка находилась под наблюдением ». (...) [Барнард:] Согласно рисункам и заявлениям мистера Дугласа, он обнаруживает, что эти спутники покрыты серией тонких темных линий, максимальная ширина которых оценивается в менее 0,1 дюйма или 200 миль [320 км]. По внешнему виду, судя по рисункам, эти отметки очень похожи на те, что наблюдались в той же обсерватории на Марсе, Венере и Меркурии ». (...) соперничество и разногласия между двумя обсерваториями (...) были наиболее явными в отношении предполагаемых марсианских каналов и подобных объектов, изображенных Персивалем Лоуэллом и другими. (...) Более века спустя, какой вывод мы можем сделать относительно того, кто был прав и что на самом деле можно наблюдать в деталях спутников Юпитера с помощью наземных телескопов? Оба автора этой статьи [статьи] заметили нечеткие детали на Ганимеде через 14-дюймовый [35-сантиметровый] телескоп Шмидта-Кассегрена в редких случаях отличного видения. (...) Эти результаты снова вызывают вопросы относительно надежности визуальных отчетов. Чтобы ответить на них, мы провели параллельное сравнение визуальных наблюдений из нескольких источников, с современными цифровыми изображениями галилеевых спутников. Принимая во внимание стилистические различия между наблюдателями, а также инструментальные и атмосферные различия, кажется очевидным, что визуальные отчеты об особенностях самого большого спутника Юпитера, Ганимеда, должны приниматься с учетом значительного скептицизма. (...) все записи Барнарда, О’Миары и Крукшенка [чьи наблюдения были упомянуты ранее] требуют осторожности в сопроводительных примечаниях: «чрезвычайно сложно»; «вероятно ненадежно»; «казалось реальным, но ...»; и так далее. С другой стороны, сегодня, благодаря огромным достижениям в области цифровых изображений и обработки, астрономы-любители с помощью телескопов среднего размера могут делать выдающиеся изображения Юпитера и его спутников, невиданные всего десять лет назад. Это действительно золотой век любительской астрономии».
  3. Кэт Хофакер. Космический исследователь (Cat Hofacker, Cosmic explorer) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №10 (ноябрь), 2020 г., стр. 10-15 в pdf - 339 кб
    Интервью с Джоном Мэзером, астрофизиком Центра космических полетов имени Годдарда НАСА, с 1974 г.; старший научный сотрудник космического телескопа Джеймса Уэбба с 1995 г.: «[Вопрос от Кота Хофакера] Вы начали строить планы на день запуска? [Ответ Джона Мезера] Вскоре после запуска ученые будут сидеть в диспетчерских с инженерами и компьютерными мастерами, чтобы убедиться, что мы делаем правильные вещи для процесса ввода в эксплуатацию: сначала разворачиваем телескоп, затем фокусируем его, а затем настраиваем все инструменты. Мы уже проводим репетиции и подробные обзоры того, что именно мы собираемся делать каждую минуту каждого дня в течение первых шести месяцев после запуска. У нас есть цифровой симулятор обсерватории, и мы отправляем ему команды, чтобы притвориться, что вы делаете настоящие дела, притвориться, что что-то случилось, и знаете ли вы, как реагировать? [Вопрос] Какую большую загадку мы пытаемся разгадать? [Ответ] Загадок несколько. Все они попадают в категорию, по крайней мере для меня, как мы попали сюда после Большого взрыва? Какова последовательность событий что привело от расширяющейся вселенной, полной горячего вещества, к расширению и местам разворота? С Уэббом мы будем смотреть дальше в космос и дальше назад во времени. (...) Мы также будем искать места, где есть признаки планет. (...) [Вопрос] Вы часто формулируете эти научные цели как экзистенциальные вопросы: откуда мы пришли и одни ли мы? Так как же воплотить эти философские вопросы в технических характеристиках телескопа? [Ответ] (...) Долгое время мы думали, что наш телескоп будет 8 метров в поперечнике, а потом сказали: «Это слишком сложно; как насчет 6,5 метров? И теперь, когда мы почти закончили, я думаю, мы были сумасшедшими, когда думали, что сможем иметь там 8 метров. Это очень сложно, чтобы поместить 6,5-метровый телескоп в верхнюю часть ракеты Ariane 5. (...) [Вопрос] Сможете ли вы достичь всего, чего хотите, с помощью этого телескопа за пять лет, или вы думаете, что в конечном итоге это продлится дольше? [Ответ] Мы будем работать, пока у нас есть топливо для работы. (...) У нас есть топливо как минимум на 10 лет, а если повезет, то намного больше. (...) [Вопрос] После 25 лет концепций, исследований и строительства, если бы кто-нибудь пришел к вам сегодня и попросил инфракрасный телескоп с теми же целями, вы бы поступили иначе? [Ответ] Это определенно было немного дольше, чем мы все планировали. (...) Вы собираетесь рисовать наброски очень быстро, но на самом деле вы не можете пройти через процесс создания чего-то, что, как вы уверены, будет работать. (...) Это своего рода урок из жизни: если вы не протестируете, это не сработает. И не стоит рисковать, когда существуют сотни и тысячи различных способов, по которым что-то может пойти не так. Если вы не проверите их все, один из них достанет вас. Программа тестирования, которую мы делаем, на 100% важна, и она длится вечно. (...) Все детали были бы другими, если бы вы начали с нуля, но общая идея [инфракрасного телескопа] должна быть примерно такой же. (...) [Вопрос] Как вы думаете, какое влияние Уэбб окажет на будущие обсерватории? [Ответ] (...) Если мы не найдем большого сюрприза, я буду разочарован, но, знаете, я думаю, что телескоп настолько невероятно мощный, что трудно представить, что у Вселенной нет никаких сюрпризов для нас. Мы подсчитали, что если бы вы были шмелем, парящим на расстоянии луны, мы могли бы видеть солнечный свет, который вы бы отражали, и тепло, которое вы бы излучали. [Вопрос] Вас вообще беспокоит то, что из-за того, что затраты Уэбба со временем сильно выросли - почти до 10 миллиардов долларов с первоначально оцененного 1 миллиарда долларов, - будущие обсерватории будут более ограниченными по стоимости и, возможно, масштабу? [Ответ] Ага. У людей есть взлеты и падения по поводу этих вещей. (...) сколько инженеров и техников нужно, чтобы построить что-то, что действительно будет работать? Много. Поэтому я надеюсь, что наше следующее поколение будет столь же амбициозным и скажет: «Это настолько важно, что стоит денег». (...) [Вопрос] Это похоже на то, как описывается влияние эры Аполлона. Как вы лично почувствовали это влияние? [Ответ] (...) таким образом нация могла сказать, что мы собираемся инвестировать в науку и технику. Итак, теперь мы являемся мировыми лидерами во многих областях, которые спонсировались этими людьми [эпохи Аполлона]. Так что это повлияло на мое будущее. Я пошел в школу, чтобы стать ученым, потому что мы победили Советский Союз. (...) Я просто подумал, что квантовая механика, теория относительности, это самая крутая вещь; Я просто должен это понять. Это все еще странно и загадочно, и у людей нет интуиции на этот счет. Я подумал, что если я смогу что-то вроде работы над этими темами, это будет круто. [Вопрос] Уэбб оглядывается на 200 миллионов лет назад после Большого взрыва; Можем мы заглянуть дальше? [Ответ] (...) У космического микроволнового излучения (...) есть еще одна неизмеримая территория. Это называется поляризацией. Часть поляризации этого излучения должна исходить от самого Большого взрыва. Так что это все, что вы можете продвинуться в этом направлении, и если вы когда-либо это поймете, вы подойдете как можно ближе к наблюдению того, что физики называют объединением сил. Это один из их святых Граалей: увидеть, как соединяются силы физики. В основе этого лежит квантовая гравитация. И мы не знаем, что это такое. Так что это одна большая загадка. Затем все шаги о том, как привести раннюю Вселенную к жизни. Это тоже увлекательно, и астрономы будут работать со своей стороны». - Джон Мазер получил половину Нобелевской премии по физике в 2006 году за свою работу над спутником для исследования космического фона (COBE).
  4. Дебра Вернер, Кэт Хофакер. 5 вещей, необходимых для процветания в космосе (Debra Werner, Cat Hofacker, 5 necessities for thriving in space) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №10 (ноябрь), 2020 г., стр. 22-27 в pdf - 402 кб
    «Расширение цивилизации за пределами Земли потребует невероятных достижений [во многих областях]. (...) Дебра Вернер и Кэт Хофакер искали предпринимателя в каждой из этих областей, чтобы указать путь к решениям». - [1] «Коммуникации» [Мина Митри, соучредитель и генеральный директор (главный исполнительный директор) Kepler Communications в Торонто:] «одной из самых больших проблем будет предоставление коммуникационных устройств и инфраструктуры, совместимых с небольшими, низкими - дорогостоящая машинная архитектура многих первых пользователей космической связи. Я начал Kepler Communications с тремя другими инженерами в 2015 году, чтобы создать коммерческую замену TDRSS [спутниковая система слежения и ретрансляции данных, инициатива правительства]. (...) В Kepler мы изучаем концепции лунной связи, потому что все лунные инициативы имеют место. (...) Исторически сложилось так, что большинство коммуникационных концепций осуществлялось сетью дальнего космоса или напрямую к Земле с потребление данных, которое неизбежно будет происходить из-за более широкого использования космоса, потребует создания внутрикосмических сетей для поддержки широкого спектра требований пользователей. Самой большой проблемой для лунной связи будет радиация (...) Лунные спутники потребуют большей радиационной защиты аппаратного и программного обеспечения. (...) Мы бы запрограммировали спутники по голосованию по тому, какой канал имеет правильное решение. Это позволило бы нам преодолеть некоторые из этих радиационных проблем». - [2]«Производство продуктов питания» [Роберт Рихтер, директор по экологическим системам в Sierra Nevada Corp. (SNC) в Колорадо:]« Наличие на борту достаточного количества еды будет одно из самых больших препятствий на пути к существованию людей за пределами планеты в течение длительных периодов времени. (...) Отсутствие гравитации представляет собой самую большую проблему для производства продуктов питания в космосе. Это точка равновесия, заключающаяся в обеспечении корней нужного количества и смеси воды и питательного раствора, чтобы каждое растение действительно процветало. В 2012 году бывшая компания Orbitec, ныне полностью интегрированная как SNC, разработала систему производства овощей, или Veggie, как простой способ добиться этого. (...) В настоящее время на МКС есть две вегетарианские установки, выращивающие небольшие объемы продукции. Следующим шагом будет крупномасштабное производство продуктов питания (...) Если бы я мог прогнозировать, я бы сказал, что следующей ступенькой будет больше белков растительного происхождения, имитирующих мясо. И если вы достигнете массовых масштабов производства, некоторые из этих заводов могут в конечном итоге стать гибридной системой жизнеобеспечения, обеспечивая дополнительный кислород». - [3]«Производство» [Джона Веллингера, президента и генерального директора Techshot в Индиане:]» Одна из захватывающих возможностей для Techshot - это биопроизводство в космосе. У нас есть биопринтированные человеческие сердечные клетки и мениск в нашем 3D BioFabrication Facility или BFF, расположенном на борту Международной космической станции внутри Национальной лаборатории США. Наши краткосрочные цели - производство тканей и биофармацевтических препаратов для людей на Земле. В долгосрочной перспективе эта технология может помочь врачам восстановить ткани, поврежденные радиацией в космосе. (...) Мы собираем клетки космического путешественника перед запуском (или, возможно, при рождении для кого-то, рожденного в космосе), чтобы хранить в радиационно-стойких корпусах. Techshot Cell Factory будет умножать клетки и производить сырьё для 3D-биопечати в BFF. На данный момент наша самая большая проблема - доставить ткани и клетки на космическую станцию и обратно. (...) Мы работаем над лабораторией изготовления мультиматериалов под названием FabLab, 3D-принтером для пластика, металла, керамики и электроники. Производство металлов и электроники - критически важная технология для долгосрочных исследовательских миссий. (...) Задача состоит в том, чтобы иметь правильное сырье для изготовления самых разнообразных электронных компонентов. (...) Вы должны выбрать сырье, которое, по вашему мнению, наиболее вероятно будет использовано в исследовательской миссии »- [4]«Горное дело» [Даниэль Фабер, соучредитель и генеральный директор Orbit Fab в Калифорнии:] «Два года назад я основал Orbit Fab вместе с Джереми Шилом, чтобы строить в космосе заправочные станции для заправки спутников и продления их жизни. Мы могли видеть потребность в топливе на орбите. Первоначально мы будем удовлетворять спрос на топливо, которое мы поднимаем с Земли. (...) если кто-то сможет доставить нам топливо даже немного дешевле, доставив его с астероида или луны, мы возьмем это топливо и раздадим его. (...) Мы провели настольное предварительное исследование операции по добыче астероидов, включая добычу, переработку, производство и транспортировку. Что касается трудностей, то оценка способности к рытью является самой сложной. (...) черные астероиды обладают определенными свойствами, а более блестящие - другими. Нам нужны эти корреляции, чтобы знать, какие породы легко добывать ». [5]«Транспорт»[Джоэл Серсель, основатель и генеральный директор Trans Astronautica Corp. в Калифорнии:] «Самая большая проблема в построении будущего за пределами мира - как сотни, тысячи, а затем миллионы людей, живущих и работающих в космосе, будут учиться собирать и использовать внеземные ресурсы для обеспечения полностью повторно используемых космических кораблей. (...) Я основал TransAstra несколько лет назад, чтобы провести фундаментальные исследования и разработать технологию сбора воды, метана и других ресурсов с астероидов и полярных льдов Луны. (...) TransAstra разрабатывает технологии и системы для сбора этих льдов [на астероидах и полюсах Луны], чтобы их можно было превратить в ракетное топливо и продавать в космосе для снабжения НАСА, правительственных и частных космических кораблей. (...) Как только у нас появятся многоразовые транспортные средства и мы сможем добывать топливо на месте, путешествия в космос могут стать настолько доступными, что большие научные базы и отели на Луне станут экономически выгодными. После этого мы будем строить поселки и города в космосе, снабжаемом астероидами. Здесь, в «ТрансАстре», мы также планируем использовать воду непосредственно в качестве топлива. (...) мы также изобрели, протестировали и подали заявки на патенты на другие ключевые инновации".
  5. Лия Крейн, Космическая тайна раскрыта (Leah Crane, Space mystery solved) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3308 (14 ноября), 2020 г., стр. 16 в pdf - 544 кб
    «Впервые мы отследили странный взрыв радиоволн, называемый быстрым радио-всплеском (FRB), обратно к его источнику, что раскрыло главную космическую загадку. Взрыв произошел от магнетара, нейтронной звезды с сильным магнитным полем (...) Вспышки - это невероятно мощные вспышки радиоволн, которые в основном исходят от далеких галактик. С тех пор, как первая была обнаружена в 2007 году, было выдвинуто множество объяснений. (...) В апреле [2020 года ], астрономы впервые обнаружили FRB, исходящий из нашей собственной галактики, что позволило им поближе познакомиться с одним из этих относительно редких явлений. Несколько групп исследователей исследовали область, где он возник, и обнаружили, что вспышка возникла от магнитара под названием SGR 1935 + 2154 [исследование было опубликовано в Nature, 2020]. (...) это первое доказательство того, что они [магнетары] могут генерировать радиоволны при достаточно высоких энергиях, чтобы учесть сигналы. Эта конкретная вспышка, известная как FRB 200428, произошла примерно в 30 000 световых лет от нас (...) Взрыв имел энергию, примерно в три раза превышающую энергию, излучаемую Солнцем каждую секунду. Кроме того, он был намного ярче любых радиоволн, когда-либо наблюдавшихся от магнитара, хотя и не выделял столько энергии, как любой из FRB за пределами нашей галактики. (...) также возможно, что не все быстрые радиовсплески производятся магнетарами. (...) Были намеки на то, что существуют разные виды FRB. Некоторые из них, кажется, повторяются, взрываясь снова и снова, в то время как другие были замечены вспыхивающими только один раз. (...) Этот одиночный всплеск не позволит нам ответить на вопрос, есть ли много типов объектов, которые образуют FRB, но он может помочь нам понять существенные факты одного типа. (...) Как только у нас будет большая выборка FRB и мы сможем лучше понять всю широту их поведения, станет намного легче определить, что и как их создает. Хотя многое еще неизвестно о FRB, это открытие является признаком того, что мы, возможно, скоро сможем собрать остальную часть головоломки».
  6. Донна Лу. На Луну и обратно (Donna Lu, To the moon and back) (на англ.) «New Scientist», том 248, №3310 (28 ноября), 2020 г., стр. 8-9 в pdf - 662 кб
    «Китай запустил свой космический корабль Chang'e 5 [24 ноября 2020 года], первая миссия, предназначенная для возвращения лунных камней на Землю более чем за четыре десятилетия. Зонд Chang'e 5 без экипажа попытается собрать не менее 2 килограммов лунной пыли и обломков из северной области Oceanus Procellarum, ранее не посещавшейся области на ближней стороне Луны. В случае успеха возвращение миссии Chang'e 5 сделает Китай только третьей страной после США и Советского Союза, которая получит образцы с Луны. (...) Китайское национальное космическое управление выбрало большую потенциальную площадку для посадки возле Монс Рюмкер, вулканического образования высотой 1300 метров, - говорит Лун Сяо из Китайского университета геонаук в Ухане ( ...) Chang'e 5 стремится приземлиться к востоку от Монс Рюмкер в районе, который содержит то, что кажется гораздо более молодой породой, возрастом от 1,2 миллиарда до 2 миллиардов лет. «Это будут самые молодые вулканические образцы, которые когда-либо были возвращены с Луны'', - говорит Кэтрин Нейш из Вестера из Университета Канады. «Это чрезвычайно захватывающая миссия». (...) Как только Chang’e 5 приземлится, он будет использовать два метода отбора проб, что является серьезным улучшением по сравнению с Луной-24, говорит Джеймс Хед из Университета Брауна в Провиденсе, Род-Айленд. Сначала спускаемый аппарат просверлит и соберет керн реголита - рыхлый грунт и битые породы - глубиной около 2 метров. Роботизированная рука также зачерпывает неглубокую почву на поверхности. Хотя цель состоит в том, чтобы собрать не менее 2 кг образцов, Chang’e 5 имеет максимальную вместимость образцов около 4 кг. (...) Если миссия Chang’e 5 будет успешной, возвращение новых образцов заполнит большой пробел в нашем понимании того, как развивалась Луна. (...) Образцы также помогут исследователям лучше калибровать возраст поверхностей на Луне на основе плотности ударных кратеров. (...) После того, как образцы будут возвращены на Землю, они будут храниться в Национальной астрономической обсерватории Китая в Пекине. (...) Из-за ограниченного количества лунного материала исследовательские лаборатории, которым успешно предоставлены образцы, могут быть ограничены определенными видами анализа, такими как исследования минералов или изотопов, с использованием неразрушающих методов исследования в первую очередь, - говорит Сяо. (...) «Китайцы очень долго думают об этом и очень стратегически думают о том, чего они хотят достичь, отправившись на Луну и отправившись на Марс», - говорит [Марк] Норман [из Австралийского национального университета в Канберре]."
Статьи в иностраных журналах, газетах 2020 года (декабрь)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2020 года (октябрь)