вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2019 г. (апрель)


  1. Авраам Леб. Будьте добры к инопланетянам (Abraham Loeb, Be Kind to Extraterrestrials) (на англ.) «Scientific American. Space & Physics», том 2, №7 (апрель - май), 2019 г., стр. 30-31 в pdf - 876 кб
    «Должны ли мы позволить себе терраформировать планеты, чтобы сделать их пригодными для жизни, и засеять объекты в космосе жизнью, какой мы ее знаем, или мы должны оставить природу на произвол судьбы, нетронутую и чистую? С одной стороны, это было бы благоразумно, чтобы не держать все яйца в одной корзине, мы могли бы решить распространить земную жизнь на другие миры, чтобы уменьшить риск её уничтожения катастрофами на Земле. Но в то же время можно опасаться, что таким образом мы можем высвободить непредвиденные силы, которые изменят естественные экосистемы таким образом, что это может выйти из-под контроля. (...) Такое влияние может напоминать эффект испанского вторжения в Южную и Центральную Америку, которое уничтожило богатую культуру местного населения, такого как майя. По этой причине НАСА вводит строгие правила стерилизации космических аппаратов, чтобы избежать заражения космических целей земными микробами. (...) если инопланетные цивилизации уже занимались такой деятельностью, то природа была заражена искусственным умыслом и нет никакой возможности найти ее чистой и примитивной. Любые артефакты можно было бы рассматривать как завершение расширенной экспозиции всего масштаба природы без необходимости отделять биологическое от технологического. Но нельзя отрицать, что было бы более поэтично найти природу нетронутой. (...) важно помнить, что ничто, сделанное людьми, не имеет значения в большой схеме вселенной. Люди имеют доступ к чрезвычайно ограниченной части космических резервуаров энергии и массы, а также к потенциальным местам для жизни; в наблюдаемом объеме Вселенной находится 1020 пригодных для жизни планет земного типа, поэтому человеческому следу на космической арене суждено остаться незначительным. Возможно, нам следует ограничить свои космические амбиции в свете этой точки зрения. (...) Космическая скромность оставила бы нам единственное желание влиться в природу, впитаться в ее красоту как зрители, а не реформаторы, и подавить эгоистичные планы колонизации космоса».
  2. Адам Манн. Скрытая история Млечного Пути, раскрытая обширными звездными картами (Adam Mann, Hidden History of the Milky Way Revealed by Extensive Star Maps) (на англ.) «Scientific American. Space & Physics», том 2, №7 (апрель - май), 2019 г., стр. 15-18 в pdf - 1,37 Мб
    «Поток данных был запущен с Gaia [в 2018 году], миссии Европейского космического агентства (ЕКА), которая в течение пяти лет составляла карту Млечного Пути. Астроном из Гронингенского университета [Амина Хельми] и ее команда спешили, чтобы понять строение галактики до того, как другие добралуться туда.(...) Команда обнаружила набор из 30 000 звезд-отступников. В отличие от других объектов в основном теле Млечного Пути, которые вращаются в форме относительно плоского диска, эти нонконформисты двигались назад, по орбитам, которые уносили их за пределы галактической плоскости. В течение нескольких недель команда выяснила, что светящаяся орда указывает на давно скрытую и особенно бурную главу в истории Млечного Пути: столкновение между молодой галактики и колоссальным компаньоном. (...) Это последняя известная крупная катастрофа, которую пережила галактика до того, как приняла знакомую спиральную форму, видимую сегодня. Сигнал той древней катастрофы скрывался из вида в течение миллиардов лет, и только благодаря набору данных Gaia астрономы наконец смогли его обнаружить. (...) Такие монументальные открытия становятся почти обычным явлением благодаря Gaia. Миссия направлена на каталогизацию более одного миллиарда местных звезд с указанием их яркости, температуры, возраста, местоположения и скорости. (...) до Gaia ученым не хватало высокоточных измерений расстояния до многих звезд, а также того, что известно как собственное движение, или движение звезды по небу. Используя эту важную информацию, исследователи могут - как это сделали Хельми и ее коллеги - искать группы объектов, путешествующих вместе по скоординированным траекториям, которые указывают на общую историю. (...) С момента выпуска данных Gaia в апреле 2018 года были опубликованы сотни статей. Они рисуют картину Млечного Пути, которая намного более динамична и сложна, чем предполагалось ранее. (...) К середине 20-го века они [астрономы] нарисовали общую картину, определив, что звезды Млечного Пути распределены в центральной выпуклости, обернуты змеевидными звездными рукавами и окружены тонкой сферической гало. (...) размытие из-за турбулентной атмосферы Земли ограничивает точность определения расстояний до звезд. (...) Миссия Gaia стоимостью около 740 миллионов евро (844 миллиона долларов США), одобренная в 2000 году и запущенная 13 лет спустя, была призвана восполнить эти пробелы. Обращаясь вокруг Солнца немного дальше, чем Земля, космический аппарат снимает одни и те же звезды с разных позиций на своей орбите. Это позволяет астрономам измерять расстояние с помощью величины, известной как звездный параллакс - бесконечно малые сдвиги в видимом положении объекта на небе, которые сопровождают изменение перспективы. (...) Комбинация двух измерений [собственное движение и скорость по направлению к спутнику или от него], а также расстояния, рассчитанные с помощью Gaia, обеспечивают полное трехмерное движение звезд. (...) Знание того, где находится каждая звезда и куда она движется, позволяет исследователям быстро выявить скрытую историю Млечного Пути. Так было с древним столкновением, которое исследовали Хельми и ее коллеги. В их работе доказательства того, что группа звезд, которые они заметили, имеют общее происхождение, были подкреплены данными наземного Слоановского цифрового обзора неба (SDSS) в Нью-Мексико, которые показали, что все члены ансамбля имели схожий химический состав. (...) Скорость, с которой такие ранее трудные идеи могут быть сделаны с использованием данных Gaia, поразила исследователей. Астроном Кэтрин Джонстон из Колумбийского университета вспоминает дискуссию по поводу статьи, опубликованной на следующий день после апрельского выпуска данных, показывающей, как все движения около шести миллионов звезд вблизи Солнца выстроены в своеобразную спиралевидную структуру, похожую на раковину улитки. (...) Gaia заставляет исследователей еще раз взглянуть на некоторые канонические предположения, которые используются для упрощения моделей, говорит астрофизик Адриан Прайс-Уилан из Принстонского университета. «Мы знали, что эти предположения ошибочны», - добавляет он. «Gaia показала нам, насколько они ошибались». Картирование светящихся объектов Млечного Пути может также пролить свет на темную материю, которая может составлять до 90 процентов массы галактики. (...) информации с Gaia о местных звездных орбитах будет достаточно, чтобы проследить общую массу и форму гало темной материи в ближайшие два-четыре года. (...) Окончательное наследие Gaia еще не написано, но все указывает на то, что оно будет существенным».
  3. Тод Р. Лауэр. Момент, когда мы впервые увидели Ultima Thule вблизи (Tod R. Lauer, The Moment We First Saw Ultima Thule Up Close) (на англ.) «Scientific American. Space & Physics», том 2, №6 (февраль - март), 2019 г., стр. 32-35 в pdf - 1,23 Мб
    «Обстановка представляет собой простой конференц-зал в первый день Нового 2019 года в здании 200 в кампусе Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса (APL), которая управляет New Horizons. Комната поддерживает аналитическую деятельность группы геофизических и геологических исследований New Horizons, одно из трех подразделений общей научной группы, созданной для исследования Ultima Thule [теперь называемой Arrokoth]. Другие научные подразделения размещаются в аналогичных комнатах в другом месте здания 200. В других зданиях APL размещаются две навигационные группы, операционная группа, разнообразный набор инженеров по приборам и космическим кораблям, а также разнообразный управленческий и вспомогательный персонал, который позволяет более чем 100 людям объединить свои усилия для общего дела. Алан Стерн является главным исследователем и отвечает за миссию в целом. Чтобы эта встреча состоялась, потребовались все мы. (...) Однако в конце концов, опыт встречи всегда личный (...) подразумевают то, что я видел с точки зрения небольшой части команды, с которой мне довелось быть в то время. Появление первого изображения Ultima Thule в высоком разрешении в физическом плане может быть более приземленным. В эмоциональном плане это не могло быть более электрическим. (...) Стюарт Роббинс, наконец, кричит: «Есть!» и мы немедленно обступаем его рабочее место в задней части нашей аналитической комнаты. (...) Ни черта не вижу! Сомневаюсь, что многие из нас могут. У нас есть огромный дисплей в передней части комнаты, поэтому возникает вопрос: как быстро Стюарт сможет вспомнить, как ввести команду для подключения к нему? Мы получаем изображение на экране, и все сходят с ума. Это Марк Бьюи делает круг почета, вверху [фотография № 2]. Марк был первым, кто открыл для себя Ultima Thule, и с огромным мастерством, сосредоточенностью, решимостью, кровью, потом (и слезами, если уж на то пошло) провел четырехлетнюю кампанию, завербовав товарищей по команде (и других), чтобы бросить все, что они имели у объекта, к его точному пути в пространстве. Вденьте нить в иголку, летя в галактику со скоростью — давайте посмотрим — всего в 42 раза превышающей скорость звука. До сих пор не было космического корабля, который нуждался бы в такой точной навигации. (...) Быстрое начальное чтение Ultima Thule - это задача, стоящая перед нами. Каждый вносит свой вклад. (...) Но сначала у Джона Спенсера есть соло. (...) Джон провел команду через определение всей последовательности наблюдений для Ultima Thule. Три года назад, через несколько месяцев после того, как мы пролетели мимо Плутона, мы запустили двигатели New Horizons, чтобы взять курс на Ultima Thule. Джон встал на собрании команды в ноябре 2015 года, чтобы задать вопрос: «Ну, хорошо! Итак, что мы будем делать, когда доберемся туда?» Последовали бесчисленные телеконы [телефонные конференции], встречи, презентации в PowerPoint, симуляции, консультации. (...) Навигация выглядит идеально - мы должны получить все, что просили. Он поет над комнатой. На концерте публика аплодирует и кричит — и мы тоже. Марк обнимает Джона, или Джон обнимает Марка. Это сработало. Все заработало [фото №4]. (...) Вот Ultima Thule! Можете ли вы «прочитать» это изображение [фото №6]? (...) Я не учусь на планетолога. Как внегалактический астроном, я могу читать галактики, звездные скопления, что там у вас есть, но это выходит за рамки моего опыта. Но тогда это выходит за пределы опыта любого другого, и в этом суть открытия. Я знаю, что Ultima Thule не похожа ни на что из того, что мы видели раньше. Он хоть какой-то особенный? Мы надеемся, что нет! Мы никогда раньше не были так далеко. Весь пояс Койпера был неизвестен до начала девяностых. Мы надеемся, что Ultima Thule не странная, а скорее типичная обитательница странного нового места».
  4. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2019 г №3 (апрель) в pdf - 3,73 Мб
  5. полностью (на англ.) «Ad Astra» 2019 г. №2 (весна) в pdf - 17,0 Мб
  6. Элизабет Пирсон. Crew Dragon (Elizabeth Pearson, Crew Dragon) (на англ.) «BBC Science Focus», №334 (апрель), 2019 г., стр. 25 в pdf - 1,01 Мб
    «Что такое Crew Dragon? The Crew Dragon - первое транспортное средство SpaceX, предназначенное для людей. Его конструкция основана на грузовом модуле Dragon, который SpaceX использует для доставки грузов на Международную космическую станцию (МКС). В марте [2019 г.] он был запущен через свои первые летные испытания на орбите, что на шаг ближе к тому, чтобы НАСА одобрило его для полетов человека. Во время эксплуатации Crew Dragon - вместе со Starliner конкурента Boeing - будет действовать как такси, доставляя астронавтов на орбиту и с нее (...) После отмены космического корабля "Шаттл" в 2011 году НАСА полагалось на российские капсулы "Союз", чтобы добраться до МКС. Помимо политических последствий того, что США полностью зависят от России, использование единой транспортной системы является ненадежным. Это было подчеркнуто в конце 2018 года, когда ряд проблем привел к тому, что все космические корабли Союз были остановлены на несколько месяцев. (...) Что может пойти не так? (...) Самыми сложными частями любой космической миссии являются запуск и вход в атмосферу, когда космический корабль проходит через атмосферу на огромной скорости, подвергая экипаж экстремальным ускорениям, температурам и давлениям. (...) Возможно, что процедура стыковки может пойти не так, что приведет к врезанию космического корабля в МКС или повреждению стыковочного кольца, или что в модуле может возникнуть утечка воздуха. Однако перед отлетом с Земли космический корабль прошел тщательные испытания, и НАСА никогда не допустило бы его к МКС, если бы считало, что существует реальный риск того и другого. (...) Как прошло? Испытание прошло успешно. Корабль был запущен 2 марта 2019 года с Pad-39A (...) Для этого первого испытания космический корабль был фактически Драконом без экипажа, поскольку единственными пассажирами были манекен, покрытый датчиками (...) Без человека с пилотами на борту космический корабль работал полностью в автоматическом режиме и 3 марта состыковался с МКС. В течение четырех дней космонавты проводили испытания, подтверждающие его безопасность. Космический корабль отстыковался 8 марта и спустился в Атлантическом океане, где его подобрал спасательный корабль SpaceX. Что дальше? (...) Во-первых, они [SpaceX и Boeing] должны будут продемонстрировать, что они могут безопасно прервать запуск в последнюю минуту в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Тогда настанет время для самого большого испытания: первых полетов человека. Первоначально космический корабль будет пилотировать два опытных исследователя космоса, которые будут выполнять миссию, аналогичную той, что SpaceX выполнила в марте. (...) Цель программы [НАСА] по развитию коммерческих экипажей - не просто создать новый метод доставки людей в космос, но и передать эстафету космических путешествий из рук правительства в частный сектор. Какова конечная цель SpaceX? SpaceX стремится сделать космические полеты доступными не только для государственных учреждений и очень богатых людей. Конечная цель - сделать Crew Dragon полностью многоразовым, что резко снизит стоимость. (...) Космический корабль вскоре может переправить огромное количество людей на низкую околоземную орбиту. Однако Илон Маск часто говорил, что его цели гораздо дальше, чем просто орбита - он хочет доставить человечество на Марс. Хотя Crew Dragon не может совершить это путешествие самостоятельно, это первый шаг на пути в 55 миллионов километров".
  7. Джейсон Гудьер. «Комедианты могут быть ключом к безопасному попаданию людей на Марс» (Jason Goodyer, Comedians may hold the key to getting humans safely to Mars) (на англ.) «BBC Science Focus», №334 (апрель), 2019 г., стр. 30-31 в pdf - 1,65 Мб
    Интервью с Джеффом Джонсоном, профессором антропологии Университета Флориды, который изучал различные подходы к построению команды конкурирующих полярных исследователей Роальда Амундсена и Роберта Фалькона Скотта. - «[Вопрос] Команда Амундсена добралась до Южного полюса и обратно, в то время как [команда] Скотта погибла на обратном пути. Чем различались их подходы к групповой динамике? [Ответ] Ну, Роальд Амундсен фактически подвергал людей испытаниям, прежде чем они приступили к работе чтобы убедиться, что они будут выполнять приказы и, в частности, бросят ли они вызов кому-либо из них. (...) Но был также Адольф Линдстрём, повар; он был ключевой фигурой. Если вы читаете дневник Амундсена, он пишет, что Линдстрем был в основном самым важным человеком в экспедиции. [Вопрос] Почему? [Ответ] Линдстрем был комиком. На самом деле он не был на Южном полюсе (...) Им пришлось ждать зимой и это очень напряженное время, когда люди бездельничают, им нечего делать. Линдстрем сыграл важную роль в поддержании мира в группе, когда были напряженные моменты. [Вопрос] Что отличает таких людей, как Линдстрем, от всех нас? [Ответ] Такие люди, как Линдстрём, обладают высоким социальным интеллектом. (...) в напряженные моменты Линдстрём делал что-нибудь забавное, чтобы рассмешить всех, что снимало напряжение. (...) [Вопрос] Если мы пытаемся выбрать этот тип человека для миссии на Марс, какие качества мы будем искать? [Ответ] Есть люди, которые обладают определенными врожденными способностями, которые надо распознать и включить, когда собираете группы, которые будут изолированы, например, отправляющиеся в космос. Мы обнаружили, что есть несколько важных ролей, но одна из них - это тот, у кого есть юмор. Это очень важно. (...) Это могут быть комедианты, рассказчики, они могут быть миротворцами (...) с течением времени мы получаем эти новые свойства [групп], особенно с этими неформальными ролями, которые трудно предсказать, особенно в условиях кризиса. (...) Это те вещи, которые делают группы более адаптируемыми и помогают им лучше функционировать, и я не думаю, что им уделялось достаточно внимания».
  8. Кимберли М. С. Картье. Глухие ученики чувствуют вибрации Вселенной в новой мастерской (Kimberly M. S. Cartier, Deaf Students Feel the Universe’s Vibrations in New Workshop) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №4, 2019 г., стр. 12-13 в pdf - 424 кб
    «Новая мастерская принесла вибрации вселенной для глухих учеников, группу, которую часто упускают из виду в неформальной информационно-пропагандистской деятельности. Астрономы и учителя в школе для глухих детей стали партнерами для разработки деятельности, которая превратила космические явления в вибрации, которые ученики могли чувствовать и могли соединить с визуальными эффектами и научным описанием. (...) Согласно недавним опросам, более 5% населения мира являются глухими или слабослышащими, но это сообщество представляет только около 1% недавно присужденных научных и инженерных докторских степеней. (...) [Марио] Де Лео-Винклер [астроном и директор Национальной системы исследователей Мексики] и другие астрономы в Университете Калифорнии, Риверсайд решил организовать свою собственную информационно-пропагандистскую деятельность в партнерстве с Калифорнийской школой для глухих, Риверсайд (CSDR). Команда решила сосредоточиться на разработке деятельности, которая использует чувство осязания для передачи информации. (...) Исследователи собрали записи Земли и астрономические явления, которые производят различные звуки или изменяются со временем. Для данных, которые были вне диапазона человеческого слуха - около 20-20 000 герц - они использовали алгоритм для смещения звуков в этот диапазон. Для наборов неавтоматических данных исследователи использовали технику, называемую ультразвуком, для преобразования данных в звуки и вибрации, которые могут испытывать учащиеся. Преподаватели CSDR (...) также разработали интерпретации американского языка жестов (ASL) для незнакомых терминов астрономии в сопроводительном повествовании. Команда провела семинар в многосенсорной звуковой лаборатории в CSDR. Лаборатория преобразует звук в другие среды, такие как вибрации и свет, которые могут испытывать глухие люди. (...) Студенты сначала изучили некоторую вводную астрономию в своих классах, прежде чем участвовать в семинаре. (...) Докладчики объяснили, что все во вселенной производит энергию, и эта энергия может быть преобразована в звуки или вибрации, которые они могут чувствовать. Семинар привел студентов в путешествие от Земли к краям Солнечной системы и за ее пределами с 19 различными вибрациями. Некоторые из вибраций, которые они испытали, включают полярные сияния Земли, вибрации Солнца и радиоизлучения Сатурна, зарегистрированные космическим кораблем Кассини. (...) Команда проанализировала ответы на опрос и опубликовала результаты в феврале [2019 г.] в Journal of Science Education and Technology».
    Презентационные слайды
    https://astro.ucr.edu/wp-content/uploads/2018/10/SOUNDS-OF-THE-UNIVERSE-compressed.pdf
    Список ресурсов
    https://astro.ucr.edu/wp-content/uploads/2018/10/vibrating-universe-resources.pdf
    Kimberli M. S. Kart'ye, glukhiye ucheniki chuvstvuyut vibratsii Vselennoy v novoy masterskoy «Eos. Novosti nauki o Zemle i kosmose », tom 100, №4, 2019 g., str. 12-13
  9. Розмари Морроу и др., Ученые приглашены к сотрудничеству в миссии по наблюдению за океаном (Rosemary Morrow et al., Scientists Invited to Collaborate in Ocean Observing Mission) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 100, №4, 2019 г., стр. 20-24 в pdf - 858 кб
    «Уровень моря - это уровень моря, независимо от того, куда вы направляетесь, не так ли? Не обязательно. Гравитационное притяжение Луны, океанические течения, таяние ледников и множество других факторов колеблют и деформируют поверхности океанов мира. Уровни воды в озерах, рек, водохранилищах и других внутренних водоемах также постоянно меняются в ответ на наводнения, засухи и использование человеком воды. Спутниковая миссия "Поверхностные воды и топография океана" (SWOT), которая должна быть запущена в 2021 году, будет составлять карту высоты поверхности воды на Земле с разрешением, которое раньше было невозможно. (...) SWOT планирует нанести на карту весь земной шар между 78° северной и южной широтой в течение 3 лет. (...) первые 90 дней миссии будет осуществляться в фазе «быстрой выборки» с повторным посещением каждой области один раз в день. Мы приглашаем членов международного научного сообщества океана принять участие в этой уникальной фазе быстрой выборки. (...) Мы не сможем видеть вихри меньшего размера диаметром менее 75 км потому что их сигнал теряется в шуме. Эти неразрешенные вихри шириной 75 километров имеют спектральную длину волны 150 километров; это определяет минимальную пространственную длину волны, которую мы можем разрешить сегодня. SWOT будет полагаться на спутниковый альтиметр, который будет использовать радиолокационную интерферометрию для проведения измерений с высоким разрешением (~ 2 километра) сразу на двух участках воды шириной 50 километров (...) Это новое измерение SWOT расширит разрешение топографии поверхности океана до длины волны от 15 до 45 километров, обнаружение небольших вихрей диаметром 7–20 километров в зависимости от состояния поверхности океана. (...) Цель SWOT - дать новое представление об океанских процессах в масштабах 15–150 километров с длиной волны, которые имеют типичные временные масштабы от нескольких часов до недель (...) Эти мелкомасштабные процессы важны на этапах генерации и рассеяния мезомасштабных вихрей океана [промежуточного размера], и они обеспечивают как поглотители, так и источники для кинетической энергии океана в более крупных масштабах. (...) Основная задача и возможность, предоставляемая мелкомасштабными наблюдениями SWOT на высоте морской поверхности (SSH), заключается в изучении взаимодействия этих сбалансированных движений океана (обусловленных вращением Земли, влиянием ветра и плавучести) с внутренними приливами и внутренние гравитационные волны, которые волнуют и распространяют воду под поверхностью океана. В то время как большая часть внутреннего прилива является предсказуемой, внутренняя волновая среда - нет. (...) Учитывая ширину полосы измерения, SWOT потребуется 21 день, чтобы нанести на карту всю поверхность Земли на широтах ниже 78°. (...) Из-за охвата полосы обзора число повторных наблюдений в данном месте на 21-дневной повторяющейся орбите изменяется в зависимости от широты: от двух повторов на экваторе до двух-четырех на средних широтах до более шести в высоких широтах. Эта довольно грубая временная выборка представляет собой проблему для изучения мелкомасштабных быстрых процессов в океане, которые имеют временные масштабы, сопоставимые или меньшие, чем интервалы выборки. Чтобы мельком увидеть эти краткосрочные процессы, первые 90 дней научной миссии SWOT будут проходить в фазе быстрой выборки, которая будет пересматривать определенные области один раз в день. (...) Скорость измерений SWOT представляет собой проблему для исследователей, пытающихся сравнить результаты миссии с измерениями на месте с поверхности: SWOT преодолеет расстояние в 150 километров за 20 секунд, обеспечивая почти мгновенный снимок SSH на площади 120 х 150 километров. (...) Чтобы охарактеризовать поле давления и скорости океана в четырех измерениях (три пространственных измерения и время), нам понадобится больше объектов на месте. (...) Поскольку результаты измерений SWOT и мелкомасштабные сигналы океанов различаются географически и сезонно, наше понимание изменчивости океанов в масштабах от 15 до 150 километров будет очень полезным при наблюдениях на местах, проведенных в разных местах в течение 90-х годов. (...) Мы призываем международное научное сообщество океанов присоединиться к нам в этой уникальной возможности путем развертывания активов in situ в различных регионах, охватываемых орбитой быстрой выборки SWOT. (...) Результаты на месте будут способствовать первоначальной калибровке и валидации наблюдений миссии».
  10. Престон Лернер. Вертолетные мечты Марса (Preston Lerner, A Helicopter Dreams of Mars) (на англ.) «Air & Space», том 34, №1 (апрель / май 2019), 2019 г., стр. 36-41 в pdf - 4,59 Мб
    «Видео [описанное ранее] продемонстрировало, что теоретически вертолет может оставаться в воздухе на Марсе - в атмосфере, в 100 раз более тонкой, чем Земля, - и помогло убедить НАСА начать разработку первого ЛА, который будет отправлен на другую планету». ...) Несмотря на то, что этот полноразмерный аппарат весит менее 1,8 кг, в нем есть все необходимое для самостоятельного полета на Марсе. Через несколько месяцев он будет прикреплен к поддону низа [листу металла, который покрывает и защищает всю или часть нижней части] шестиколесного ровера в рамках подготовки к миссии «Марс 2020». Если все пойдет хорошо, вертолет будет развернут на поверхности Марса в 2021 году, где в течение 30 дней он будет будет совершать пять исторических полетов. (...) Гравитация на Красной планете составляет примерно 38 процентов от того, что есть здесь на Земле, но тонкая атмосфера представляла то, что многие умные люди считали ограничивающим фактором. Конечно, это означает меньше подъемной силы. (...) В отличие от самолета с неподвижным крылом, его лопасти [вертолета] создают собственный воздушный поток для создания подъемной силы. (...) В теории, по крайней мере. Но с практической точки зрения никто не знал, можно ли вращать лопасти достаточно быстро, чтобы поддерживать двигатели корпуса фюзеляжа, авионику и средства управления полетом, не говоря уже о камерах, радиоприемниках и антеннах - словом, все компоненты, необходимые для создания аппарата, полезного на Марсе. (...) С самого начала перед инженерами стояла двойная задача: разработать вертолет, который мог бы летать на Марсе, а также пережить «семь минут террора» при посадке на Красную планету, прикрепленный к нижней части однотонного ровера. Из соображений упаковки длина лопастей не должна превышать 1,2 метра (четыре фута). (...) [Испытательный] аппарат был установлен на вертикальной направляющей в 25-футовой [7,6 м] вакуумной камере JPL [Лаборатория реактивного движения] (...) с вращающимися лопастями со скоростью 8000 об/мин (чтобы компенсировать малую плотность), дрон произвел достаточно подъемной силы, чтобы подняться с земли. Это побудило JPL инвестировать немного больше денег, чтобы увидеть, насколько хорошо модель может летать без рельса, чтобы держать его на прямом направлении. (...) На основании испытаний транспортных средств в масштабе одной трети НАСА в январе 2015 года согласилось финансировать разработку полноразмерной итерации, которая стала называться средством «снижения риска». (...) каждое дизайнерское решение создавало новую проблему. Например, лопасти были сделаны из легкого углеродного волокна, чтобы они могли вращаться как можно быстрее. Но они должны были быть усилены, когда оказалось, что тонкой атмосфере на Марсе не хватает естественных демпфирующих качеств, которые уменьшают вибрации и катастрофические резонансы здесь на Земле. (...) Полностью автономный полет с уменьшением риска прошел без помех. (...) Новый раунд финансирования позволил профинансировать пару моделей инженерного проектирования (EDM), которые послужили бы шаблоном для настоящего марсианского вертолета - если, собственно, НАСА решило его построить. (...) 9 января 2018 года EDM-1 доставлен в космический симулятор в JPL. (...) Испытательный полет был хлопаньем [сленг для уверенной вещи или чего-то, что может быть легко достигнуто; первоначально: тип баскетбольного удара, при котором игрок с силой толкает мяч в корзину]. (...) команда получила (...) желанный опыт в качестве демонстратора технологий в миссии Mars 2020. (...) Основная цель - просто продемонстрировать осуществимость концепции. (...) Батареи ограничивают время полета до 90 секунд, и энергии достаточно для запуска только один раз в день. (...) Самый амбициозный рейс в расписании требует, чтобы транспортное средство пролетело 150 футов [150 м], прежде чем вернуться на стартовую площадку. А после этого? TBD [подлежит определению]. (...) команда уже окрестила вертолет Венди. Венди? Почему Венди? (...) [=] «мы еще не умерли».
    [Wendy = _we_'re _n_ot _d_ead _y_et]
  11. Роберт Х. Шефер, Кошмары лунной посадки (Robert H. Schaefer, Lunar Landing Nightmares) (на англ.) «Air & Space», том 34, №1 (апрель / май 2019), 2019 г., стр. 70, 72 в pdf - 2,13 Мб
    «В июле 1966 года я стал членом группы Lunar Module Crew Systems в Grumman Aircraft Engineering Corporation, в Бетпейге, на Лонг-Айленде. Во время нашей еженедельной встречи с персоналом инженер время от времени выявлял единичную неисправность, которая могла привести к событию, которое ни системы резервного копирования Лунного модуля (LM), ни космонавты не могли противостоять и уцелеть. (...) Я был призван помочь устранить два таких кошмара. Первый оказался довольно простым. (...) Мы также рассмотрели потенциальную ситуацию, когда LM остановился на поверхности в наклонном положении, например, на склоне небольшого холма. Когда командир миссии совершал приземление, он будет постоянно регулировать ориентацию машины, чтобы удерживать LM ровно в крене, тангаже и рыскании. Командир контролировал положение машины с помощью своего трехосного ручного контроллера. Сигналы от ручного контроллера, который выглядел во многом как джойстик, были направлены в Первичную систему навигации и управления LM (PGNS). Затем PGNS рассчитал комбинацию реактивных струй системы управления, которые должны быть запущены, а также количество тяги, необходимой для достижения желаемой позиции. (...) После приземления командир отпускает ручной контроллер, чтобы он возвращался в свое центральное или нейтральное положение, что установило бы новый трехосный эталон для PGNS. В сценарии приземления, который мы анализировали, поскольку LM остановился на наклонной поверхности, PGNS почувствовал бы, что транспортное средство не выровнено - и будет продолжать пытаться выровнять его, запуская РД коррекции космического корабля. (...) Была сформирована междисциплинарная инженерная группа, чтобы определить правильную последовательность останова, чтобы «обезопасить» все системы аппарата. Разработанная нами (...) процедура была включена в летное руководство астронавта под названием «Процедура остановки после посадки на Луну». (...) Во время Миссии Аполлона (МТ) 102: 45: 40 пилот ЛМ Базз Олдрин сообщил: «Есть контакт». В МТ 102: 45: 43 Олдрин проинструктировал Нила Армстронга: «Хорошо, остановка двигателя». В МТ 102: 45: 45 Олдрин сказал: «(Attitude Control Assembly, Контроль высоты) - убрать стопор». Секунду спустя Армстронг ответил: «стопор убран». Этот ключевой шаг предоставил PGNS новый набор трехосных опорных точек, чтобы РД не было ошибочно приказано включаться. Продолжая следовать нашей процедуре выключения, в МТ 102: 45: 47 Олдрин проинструктировал Армстронга: «РЕЖИМ УПРАВЛЕНИЯ - оба ВЫКЛ. Двигатели командного модуля остановлены - ВЫКЛ. Спустя секунду, Армстронг сообщил: «Режим двигателя выключен». ЛМ теперь был в безопасности. После короткой паузы Армстронг сделал свое потрясающее заявление: «Хьюстон, База Спокойствия здесь. Орел сел. (...) Когда мы писали процедуру отключения после посадки на Луну, мы написали самые первые слова, произнесенные с поверхности Луны. Они не были такими поэтичными или запоминающимися, как соблюдение Армстронгом маленького шага, за которым последовал гигантский прыжок, но они помогли Армстронгу и Олдрину добраться домой».
    Смысл статьи - первыми словами после приземления не были знаменитые слова "Хьюстон, это База Спокойствия. Орел сел" ( 'Houston, Tranquility Base here. The Eagle has landed.'). А чисто техническое подтверждение команд отключения двигателей.
  12. Джон Ван Наарден, Дэн Линдси. Спасти GOES-17 (John Van Naarden, Dan Lindsey, Saving GOES-17) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 10-17 в pdf - 1,53 Мб
    «Через два месяца после того, как NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований] запустило в прошлом году свой новейший геостационарный метеорологический спутник, оперативная группа NOAA столкнулась с серьезной проблемой, связанной с тепловой системой своей основной полезной нагрузки - усовершенствованным базовым тепловизором (ABI), который Харрис построил на своей фирме в Индиане. Проблема, обнаруженная во время испытаний после запуска, была достаточно серьезной, так что она угрожала завершить миссию GOES-17 [Геостационарный операционный спутник окружающей среды] еще до её начала. Для части дня и на ключевых каналах ABI не мог собирать инфракрасные изображения, которые помогают сообщать метеорологическим моделям и прогнозистам, когда назревает суровая погода. Спустя почти 10 месяцев и много бессонных ночей мы с гордостью отмечаем, что 12 февраля [2019 г.] NOAA объявило, что GOES-17 вступил в действие, чтобы занять GOES-Западнаую точку над экватором. (...) Несмотря на то, что тепловая система работает только на 5% своей мощности, мы ожидаем, что ABI предоставит 97% запланированных данных, и лучше, чем первоначальные оценки, когда мы обнаружили проблему год назад. (...) Переход от сканирования к прогнозированию продуктов менее чем за 30 секунд, GOES обеспечивает беспрецедентную ситуационную осведомленность об ураганах, торнадо и природных пожарах в реальном времени. ABI отличается от устаревших геостационарных формирователей изображения своей способностью собирать в три раза больше спектральных данных с помощью 16 каналов (цветов) видимых и длинноволновых инфракрасных изображений, необходимых для прогнозирования погоды, мониторинга вулканического пепла, мониторинга низких облаков / тумана и мониторинга качества воздуха. (...) Основные тепловые компоненты ABI включают в себя криоохладитель (плюс резервная копия), который должен поддерживать детекторы ABI при очень низких температурах, необходимых для инфракрасных наблюдений. Детекторы видимого и ближнего инфракрасного диапазона работают при температуре минус 68 градусов Цельсия (170 градусов Кельвина), а инфракрасные датчики работают при температуре минус 178 градусов Цельсия (60 К). (...) Первые признаки проблемы появились через несколько часов после того, как запустили петлевые тепловые трубки. (...) Мы знали, что в течение нескольких часов мы должны были что-то сделать сразу, чтобы спасти ABI от перегрева и, возможно, понести постоянный ущерб. (...) Сохранение ABI от чрезмерного нагрева означало отсутствие холодных детекторов, что также означало отсутствие инфракрасных изображений - воздействие на 13 из 16 каналов тепловизора около полуночи. Мы могли делать видимые изображения, но потеряли весь спектр возможностей, необходимых прогнозистам и пользователям GOES. Мы предотвратили повреждение ABI, но работа только начиналась. (...) после месяца неудачных попыток мы поняли, что никогда не сможем восстановить работоспособность петлевой тепловой трубки. (...) У команды было одно преимущество, работавшее в ее пользу на пути к улучшению: гибкий дизайн ABI. (...) [После описания нескольких мер, предпринятых командой для улучшения ситуации, авторы продолжают:] Несмотря на все успехи, которые мы имели, поддерживая температуру каждый день, этого было недостаточно. Детекторы не были рассчитаны на работу при температуре минус 157°С, и они, безусловно, не будут хорошо работать при нашей ожидаемой годовой пиковой температуре минус 129°С. Чтобы повысить производительность при этих повышенных температурах, мы полагались на гибкую конфигурируемость, разработанную для работы детектора ABI. (...) Наш опыт за прошедший год был тем, что мы никогда не могли себе представить. Благодаря усилиям множества людей, GOES-17 станет таким метеорологическим спутником, который обещал стать. Мы нашли способ, без использования радиатора, оптимизировать производительность ABI и восстанавливать часы потерянной работы каждый день. (...) Наш успех был бы невозможен без присущей гибкости современных конструкций ABI и космического аппарата. Мы использовали эту гибкость для определения многостороннего операционного подхода, который позволил GOES-17 стать на путь к успеху и, в конечном счете, занять место спутника GOES-West. Это всё с 36 000 километров."
  13. Кит Баттон. Ракетное топливо, напечатанное в 3D (Keith Button, 3D-printed rocket fuel) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 18-21 в pdf - 876 кб
    «Йост ван Линген, физик-химик из голландской научно-исследовательской группы TNO в Гааге (...) возглавляет проект 3D-печати на твердом топливе для TNO (Организации прикладных научных исследований Нидерландов). Привлекательность 3D-печати заключается в том, что она дает более точный контроль над соотношением ингредиентов в топливе. Это соотношение имеет решающее значение, поскольку оно является одним из факторов, определяющих, как быстро цилиндр твердого топлива будет гореть внутри корпуса ракеты. (...) Сегодня эти цилиндры изготавливаются либо путем литья, для которого может потребоваться несколько недель времени отверждения, либо путем экструзии пасты через головку с более коротким временем отверждения. Легковоспламеняющийся/взрывоопасный материал, обычно перхлорат аммония, смешивают с топливо как сахароподобный порошок для кондитерских изделий, в то время как топливо все еще находится в жидком состоянии. Чем больше зерен этого порошка в кубическом сантиметре, тем быстрее он будет гореть. Этим традиционным методом конструкторам трудно изменять скорость горения и поэтому движущую силу твердотопливной ракеты, когда она горит. (...) При 3D-печати процентное содержание этого энергетического материала может быть сконцентрировано в определенных точках цилиндра и уменьшено в других. Это делается путем контроля соотношения ингредиентов в каждом пикселе или точке в цилиндре, поскольку 3D-принтер создает его слой за один раз (...) Сегодня скорость записи почти полностью зависит от формы ёмкости. (...) С цилиндром с 3D-печатью (...) мощность может изменяться из-за различных концентраций энергетического материала в разных местах. (...) Преимущества твердого топлива с 3D-печатью могут убедить малые спутниковые РН перейти с ракет на жидком топливе (...) Однако исследователи все еще совершенствуют свой рецепт и процессы. Для мартовского эксперимента [2019] исследователи TNO планировали 3D-печать топлива с использованием смеси двух паст, содержащих различные концентрации энергетических порошков. (...) Соотношение этих двух паст можно варьировать, чтобы изменить концентрацию энергетического материала в конечном продукте (...) Чтобы достичь этого, два шприцевых экструдера смешивают две пасты вместе, когда они выталкиваются через 1-миллиметровое сопло. Соотношение одного к другому определяется величиной давления, оказываемого на один шприц относительно другого. Кольцо в форме пончика вокруг сопла направляет ультрафиолетовое излучение на смесь, когда она осаждается, одним тонким дискообразным слоем за раз, затвердевая. Этот метод 3D-печати называется моделированием расплавленного осаждения, или FDM. (...) Энергетическая группа работала с химиками в группе 3D-печати TNO, чтобы придумать первоначальную смесь, а затем доработать рецепт методом проб и ошибок (...) Их цель - твердое топливо, которое отвечает гибкости и растяжимости отрасли и стандартам прочности, с требуемым распределением пропеллента зерен порошка в данном размере образца, что проверено с помощью сканирующего электронного микроскопа, плюс стабильный срок годности от 20 до 25 лет. (...) Исследователи также должны были учитывать требования безопасности при их разработке для принтера. Эксперты по энергетике из команды TNO напомнили своим коллегам, что для безопасности всех пользователей принтер должен работать в одиночку в железобетонном бункере. (...) Команда TNO разработала программное обеспечение, которое отключало бы питание принтера, если температура или давление превышали пороговое значение, которое могло вызвать взрыв или пожар. Ещё один предохранитель сработал бы, если бы программное обеспечение не работало. (...) Группы специалистов по энергетике и 3D-печати собирались на часовые сессии, чтобы обдумать все возможные вещи, которые могут пойти не так, и как их предотвратить (...) Окончательный проект не выглядел как первоначальный проект, который была создана группой 3D-печати перед совместным анализом с коллегами по энергетической группе».
  14. Дебра Вернер. Контролирующее пространство (Debra Werner, Controlling space) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 22-28 в pdf - 1,79 Мб
    «Самая большая космическая проблема для Пентагона при Трампе заключается в том, как сделать так, чтобы в горячей войне ни Китай, ни Россия, ни какой-либо другой субъект не могли блокировать США в достижении космического пространства путем взлома, ослепления, отключения или уничтожения военных спутников страны». (...) В прошлом месяце исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан создал именно такую организацию, Агентство космического развития, под руководством [Майкла Д.] Гриффина [бывшего директора по технологиям Организации стратегической оборонной инициативы в 1980-х годах], который является теперь заместитель секретаря Пентагона по исследованиям и проектированию. Агентство может столкнуться с бюрократической и законодательной борьбой, учитывая, что первое значительное финансирование будет получено через бюджетный запрос Белого дома 2020 года, и элементы ВВС резко оттеснили эту идею. В то же время, Шанахан пытается открыть офис с перепрограммированным финансированием или перенести с другого счета Министерства обороны. Агентство будет стремиться возродить космические проекты с быстрым оборотом, в том числе «смертоносные» технологии, говорится в записке об учреждении Шанахана, для новых Космических сил, которые создаются, по крайней мере, временно, под ВВС. (...) Большая часть военной космической техники США в настоящее время разрабатывается и управляется Центром космических и ракетных систем ВВС в Калифорнии, и этот лагерь считает, что SMC может адаптироваться и фактически начинает это делать. (...) Если критики правы, Агентство космического развития будет отвлекать ресурсы, не производя никаких новых спутников или сетей, на которые могут положиться войска. Если сторонники правы, новое агентство будет стимулировать инновации и приведет к созданию спутниковых группировок нового поколения, которые будут устойчивы к физическим или кибератакам. (...) Военные планировщики, в том числе некоторые из военно-воздушных сил, пришли к выводу, что подход США, основанный на использовании небольшого количества чрезвычайно способных больших спутников для выполнения таких функций, как предупреждение о ракетах и защищенная связь, был рискованным, поскольку потенциальные противники могли взломать, заклинить или уничтожить спутники. (...) возможный компромисс: если лидеры Пентагона намереваются создать новое агентство, (...) им следует переместить его в Космическое командование, объединенное командование, состоящее из сотрудников всех служб, которое было восстановлено президентским указом в декабре после 17-летнего перерыва. (...) Сторонники Агентства по освоению космоса не намерены встраивать эту организацию в состав Военно-воздушных сил за то, что двигаются слишком медленно, чтобы запускать маленькие спутники, и сопротивляются смелым новым идеям о том, как ими управлять.(...) Возьмите сети связи. На данный момент большинство военных сообщений проходят через гигантские спутники на геостационарной орбите, которые принадлежат либо частным компаниям, либо ВВС, либо ВМФ. Чтобы избежать кибератак, военные могли бы вместо этого создать сеть связи, которая включает в себя коммерческие группировки на низких околоземных и геостационарных орбитах, а также военные спутники. (...) В последние годы инвесторы вкладывают деньги в коммерческие космические технологии. (...) Большая часть новой технологии основана на миниатюрной электронике массового производства, созданной для смартфонов и автомобилей. (...) Государственные космические программы - это совершенно разные вещи. Военные планировщики должны заблаговременно предугадывать свои потребности, потому что могут пройти десятилетия, прежде чем они смогут приобрести другое поколение ракет для предупреждения о ракетах или безопасных спутников связи. (...) Иногда этот процесс приводит к запуску спутников с опозданием на несколько лет и превышению бюджета. Спутники космической инфракрасной системы ВВС, или SBIRS, являются ярким примером. В конце 1990-х годов ВВС предприняли амбициозные усилия по разработке современных инфракрасных датчиков для спутников на геосинхронной и высокоэллиптической орбите для обнаружения и отслеживания баллистических ракет малой и большой дальности. В начале 1996 года проект стоил 4 миллиарда долларов США для пяти спутников. К тому времени, когда первый спутник вышел на орбиту в 2011 году, с опозданием на девять лет, ВВС заплатили 19 миллиардов долларов США за шесть спутников. (...) Кажется, вся система предназначена для производства массивных, дорогих спутников со скоростью улитки. (...) Предполагается, что Агентство космического развития с его штатом из 50 человек решит эту проблему. (...) Одной из попыток сделать это является Блэкджек, кампания DARPA [Агентство перспективных исследовательских проектов в области обороны] (...) по созданию группировки небольших недорогих военных спутников связи и наблюдения и связанных с ними наземных систем. Для некоторых руководителей ВВС идея о том, что военные США могут поддерживать войска по всему миру с помощью недорогих коммерческих спутников, нелепа. (...) Правда, США вряд ли будут полагаться на коммерческий спутник для стратегического предупреждения о ядерных ракетах (...) Возможно, вооруженные силы в конечном итоге купят свое собственное созвездие для предупреждения о ракетах с 1000 спутников (...) Представители ВВС согласны с тем, что эксперименты и летные испытания являются ценными упражнениями, но зачем создавать для этого новое агентство? (...) Агентство космического развития не намерено исправлять систему военных закупок, а скорее поощрять больше экспериментов и рисков. (...) В конце концов, даже самое инновационное оборонное ведомство, скорее всего, уступит бюрократии".
  15. Адам Хадхази. Фарсайд Луны в фокусе (Adam Hadhazy, Lunar far side comes into focus) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 30-34 в pdf - 1,05 Мб
    «Как "Капитан Пикард" произносит в «Star Trek», что надо смело идти туда, где никто еще не был». 2 января 2019 года Китай сделал именно это, впервые в истории человечества посадив зонд на обратную сторону Луны. (...) После десятилетий относительного затишья с новым расцветом космической расы ближайший небесный сосед Земли снова в ярости. С 1976 года там ничего не приземлилось до тех пор, пока предшественник Чанъэ-4, Чанъэ-3, не сел в 2013 году на видимой стороне луны. (...) НАСА в феврале [2019] заявило что будет совместно с частным сектором разрабатывать грузовые корабли многоразового использования, десантные корабли и лендеры для высадки космонавтов на Луну в 2028 году. На фоне всей этой активности на Луне первая дальняя миссия станет вехой. (...) Китайское Национальное космическое агентство сделало этот необходимый первый шаг [установление линии связи с обратной стороны Луны на Землю] в мае прошлого года [2018], доставив спутник-ретранслятор на так называемую гало-орбиту за пределами Луны, идея, впервые предложенная Робертом Фаркухаром в 1970 году, затем создатель миссии в Центре космических полетов имени Годдарда НАСА, Мэриленд. (...) Орбита космического корабля Китая находится на орбите примерно в 60 000 километров от Луны, поддерживая линию прямой видимости как с ее дальней стороны, так и с Земли. Космический корабль под названием Queqiao («Сорока-Мост» из народной сказки) имеет 4,2-метровую радиоантенну, которая обеспечивает связь между диспетчерами миссий с Chang'e-4 (...) Несмотря на то, что этот comlink [канал связи] неизбежно допускает три с лишним секунды в задержке связи со скоростью света означает, что Chang'e-4 все еще должен был самостоятельно справиться с последними этапами своей посадки. (...) Выбранное место находится внутри кратера Фон Карман, который находится внутри самого старого, самого большого кратера на Луне, бассейна Южного полюса Айткен, протяженность которого составляет 2500 километров (1600 миль) в поперечнике. Бассейн - главная научная цель, потому что удар, который создал его 3,9 миллиарда лет назад, вероятно, выбил материал из иначе недоступной верхней мантии Луны. Изучение этого выброшенного материала может дать ключевое представление о формировании и развитии Луны. (...) Дальнейшие научные возможности изобилуют на обратной стороне Луны. Астрономы давно мечтали построить там радиотелескоп в этой нетронутой электромагнитно-тихой зоне - идеальное место для сбора низких частот ниже 30 мегагерц, которые заблокированы атмосферой Земли. (...) Queqiao, ретрансляционный спутник, продвигает это начинание с помощью радиоантенны голландской постройки. (...) Прибор на основе Queqiao (...) позволит ему проводить широкополосную характеристику параметров радиочастотного спектра за пределами Луны, помогая продемонстрировать потенциал для выделенной наземной установки на дальней стороне. (...) Помимо своего роботизированного спускаемого аппарата, у него также есть марсоход по имени Юту-2 («Нефритовый кролик»), который развернулся на поверхности вскоре после посадки его лендера. Приборы на транспортных средствах с полезной нагрузкой включают в себя камеры и спектрометры для исследования состава поверхности, проникающий в землю радар и нейтронный дозиметр для исследования поверхностного излучения. Нации, которые предоставили полезную нагрузку, включают Германию и Швецию, в то время как Россия предоставила радиоизотопный термоэлектрический генератор для Chang'e-4. (...) Международное сотрудничество распространяется на Соединенные Штаты, чей LRO предоставил общедоступные данные, чтобы помочь оценить зону приземления Chang'e-4, а затем подтвердил его точное местоположение после посадки во время пролета над ним 1 февраля [2019 г. ]. (...) Широкое участие в Chang'e-4 служит хорошим предзнаменованием для продолжения научного сотрудничества в области лунных дел, говорит [Джон] Хорак [председатель общества им.Нейла Армстронга по аэрокосмической политике в Университете штата Огайо], следуя прецеденту, установленному на МКС. «Я очень надеюсь, что Луна - это то место, где мы расширяем модель сотрудничества, - говорит он».
  16. Дебра Вернер. Взгляд в космический корабль (Debra Werner. A peek into a spaceship company) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 36-39 в pdf - 949 кб
    «Частные компании Virgin Galactic и ее конкурент Blue Origin надеются спровоцировать экономику космического туризма, предлагая пассажирам космические перевозки в этом году, чтобы насладиться видом и некоторыми моментами невесомости. (...) Если все пойдет по плану, эти аппараты [Транспортные средства SpaceShipTwo Virgin Galactic] будут одновременно перевозить шесть туристов в космос в 90-минутной суборбитальной радостной поездке, которая обойдется каждому пассажиру в 250 000 долл. Транспортное средство будет доставлено на борт WhiteKnightTwo, двухфюзеляжным самолетом с 43-метровым размахом крыльев и двумя реактивными двигателями, установленными на каждом крыле. (...) [Джордж] Уайтсайдс [исполнительный директор компании] проводит нас к [Unity Space Ship (VSS)] Unity, 18-метровому транспортному средству из углеродного волокна с двойными хвостовыми балками, которые складываются вдоль фюзеляжа во время входа в атмосферу (процесс, который Virgin Galactic называет оперением). Они складываются, чтобы действовать как крылья с 13-метровым размахом для полета в атмосфере. Аппарат попал в аварию 2014 года, в результате которой погиб пилот Майкл Алсбу и травмирован пилот Питер Зибольд. Национальный совет по безопасности на транспорте определил, что второй пилот слишком рано разблокировал систему оперения VSS Enterprise, что привело к преждевременному сворачиванию двухвальных стрел. Аэродинамические нагрузки разорвали космический самолет на высоте 50000 футов [15 240 м]. После аварии Virgin Galactic модифицировала элементы управления дизайном SpaceShipTwo. Аппарат, на который я сейчас смотрю (...), отправился в космос во второй раз 22 февраля [2019] (...) WhiteKnightTwo выпустили Unity на высоте примерно 44 000 футов [13 410 м]. Несколько секунд спустя главный пилот Дейв Маккей и второй пилот Майк Масуччи включили двигатель ракетного самолета, приводимый в действие полибутадиеном с гидроксильными группами и с жидким топливом закись азота. «Юнити» выполнил свой первый полный ракетный полёте, продолжавшееся около 60 секунд, когда он взлетел до 89,9 километра и достиг 3,04 Маха, а затем спланировал на взлетно-посадочную полосу в Мохаве, в воздушно-космическом порту. Весь полет длился около 52 минут. (...) Британский миллиардер Ричард Брэнсон, который основал Virgin Galactic в 2004 году и основал компанию The Spaceship вместе с авиационно-космическим инженером Бертом Рутаном в 2005 году, планирует отправиться на борту первого туристического полета SpaceShipTwo позднее в этом году. (...) По состоянию на начало марта [2019 года] 600 человек из 58 стран внесли полностью возмещаемые депозиты, чтобы летать на космических самолетах Virgin Galactic. (...) Для доставки 600 пассажиров в космос и обратно потребуется более одного космического самолета. На заводе Virgin Galactic собирает свои следующие два. (...) конкурент Blue Origin, коммерческая компания космического туризма, основанная в 2000 году основана миллиардером Amazon Джеффом Безосом, также пока не перевозит пассажиров. По состоянию на начало марта [2019 г.] Blue Origin выполнила 10 летных испытаний с посадкой корабля New Shepard, космического корабля с вертикальным взлетом и посадкой, состоящего из капсулы с шестью пассажирами и ракеты-носителя, работающей на жидком водороде и жидком кислороде BE-3 компании Blue Origin. Капсула Blue Origin достигла высоты 106,9 км 23 января [2019 г.] после взлета со стартовой площадки компании в Западном Техасе. Как и Virgin Galactic, Blue Origin планирует привлечь людей на борт в этом году."
  17. Джон Логсдон. Космической гонки нет (John Logsdon, There is no space race) (на англ.) «Aerospace America», том 57, №4, 2019 г., стр. 46-47 в pdf - 949 кб
    «Рассмотрение американо-китайских космических отношений как рас было типичным для большинства комментариев после успеха Чанъэ-4. Но характеристика конкуренции США с Китаем как расы искажает реальность неудачным образом, поскольку она недооценивает ставки» ( ...) На самом деле ситуация не похожа на те 1960-е годы, когда США и Советский Союз боролись за то, чтобы первыми отправлять людей на поверхность Луны и возвращать их на Землю. Этот сценарий действительно был гонкой. (...) Нынешние американо-китайские отношения - не такая гонка. Они не обусловлены графиком, сроками или стремлением к достижению конкретной цели. Скорее, это постоянная борьба с высокими ставками за космические достижения и инновационные подходы к их достижению. (...) Конкуренция в космосе происходит в контексте более широкого конкурса на разработку передовых технологий, таких как искусственный интеллект, квантовые вычисления, передовые фармацевтические препараты и производство с высокой стоимостью.(...) Конкуренция также является геополитической. США имеют тенденцию оставаться ведущей мировой державой и гарантом мирового порядка, основанного на демократической политике и экономике свободного рынка, позиции, которую они занимали после окончания Второй мировой войны. Китай бросает вызов этому статусу гегемона, стремясь стать доминирующей мировой страной, распространяя свой авторитарный подход к управлению и ориентированный на государство подход к социальному и экономическому развитию. (...) С 1992 года, когда Китай впервые заявил о своем намерении развивать возможности, необходимые для отправки людей на орбиту, он объявил о серии долгосрочных планов в отношении космоса и практически достиг того, что планировали эти планы. Между тем, поскольку каждая администрация США с 2004 года объявляла о возобновлении путешествия человека за пределы земной орбиты, стратегии для достижения этой цели значительно различались, и прогресс шел в гору и всё с начала. (...) Может ли наша республиканская система управления, нацеленная на учет различных интересов, достаточно сосредоточиться на любой долгосрочной деятельности, чтобы оставаться на переднем крае в течение десятилетий? Для этого потребуется объединить энергию и амбиции частного сектора США с государственными интересами в космосе, чтобы создать усилия, которые будут конкурентоспособны с открытым стремлением Китая к космическому доминированию. В этом соревновании нет финишной черты. Также может быть место для сотрудничества между Китаем и США параллельно с их конкуренцией. (...) Тем временем астронавты Европейского космического агентства изучают китайский язык и проводят подготовку в Пекине для миссий на будущей космической станции Китая, и Китай согласился с Организацией Объединенных Наций принять у себя международные исследовательские проекты на своем орбитальном форпосте. Не в интересах США оставаться в стороне, поскольку Китай стремится работать с другими странами. (...) конкуренция между США и Китаем определит ближайшие десятилетия".
  18. номер полностью (на англ.) «Orion» 2019 г, апрель в pdf - 1,61 Мб
  19. Туристическое руководство по космосу. Пора начать планировать поездку вне атмосферы (The tourist's guide to space) (на англ.) «Popular Mechanics» 2019 г. №4 в djvu - 1,47 Мб
  20. Интервьюс Илоном Маском (Know before you go... with Elon Musk) (на англ.) «Popular Mechanics» 2019 г. №4 в djvu - 320 кб
  21. Вейрен Ву и др. Лунный фарсайд изучает Чанъэ-4 (Weiren Wu et al., Lunar farside to be explored by Chang’e-4) (на англ.) «Nature Geoscience», том 12, №4, 2019 г., стр. 222-223 в pdf - 1,42 Мб
    «Дальний конец Луны ускользал от наблюдений человека до 4 октября 1959 года, когда тат пролетел советский космический аппарат «Луна-3». Луна-3 сфотографировала поверхность, резко контрастирующую с ближней стороной Луны; последующие орбитальные исследования подтвердили, что для обратной стороны Луны характерна более толстая кора и гораздо меньшее количество морей (вулканических равнин). Несмотря на это отличие, все 20 посадок на Луну до 2019 г. были на ближней стороне из-за трудности связи между Землей и обратной стороной. В 2018 г. был успешно развернут спутник (Queqiao) для обеспечения возможности ретрансляции для операций на Фарсайде в рамках Китайской программы исследования Луны, что дало возможность успешной посадке на Фарсайде Chang'e-4 3 января 2019 года в кратере Von Karman на дне бассейна Южного полюса-Айткен (...) Это место было выбрано, чтобы оптимизировать вероятность изучения стратиграфии земной коры и развития реголита, а также для доступа к материалам глубоких слоёв коры и возможно, мантии. Chang'e-4 и его ровер, Yutu-2, несут посадочную камеру, камеру для поверхности, панорамную камеру, спектрометр для визуализации в ближней и ближней инфракрасной области спектра и радиолокатор, проникающий сквозь землю. Эти инструменты позволят провести анализ топографии, реголита, мелкой структуры, пород и минеральных составов мест посадки и ровинга. (...) Chang'e-4 также исследует потенциал лунного фарсайда как платформы для астрономических наблюдений с использованием низкочастотного радиоспектрометра. (...) Фарсайд защищен от радиопомех от Земли, а также от солнечных излучений в лунную ночь, поэтому ожидается, что он станет отличным местом для низкочастотной радиоастрономии".
  22. Родриго Лугер и др., Фотометрическое картирование земной планеты TESS в обитаемой зоне: обнаружение облаков, океанов и континентов (Rodrigo Luger et al., TESS Photometric Mapping of a Terrestrial Planet in the Habitable Zone: Detection of Clouds, Oceans, and Continents) (на англ.) препринт [в журнал AAS (Американское астрономическое общество) с небольшими изменениями] апрель 2019 г. в pdf - 2,91 Мб
    «На сегодняшний день несколько экзопланет были фотометрически картированы с использованием фазово-модулированного отражения или излучения от их поверхностей, но малые амплитуды таких сигналов ограничивали предыдущие карты почти исключительно грубыми дипольными элементами горячих гигантских планет. В этой работе - об обнаружения сигнала с использованием недавно выпущенных данных со спутника Transiting Exoplanet Survey Satellite (TESS), который, как мы показываем, соответствует переменному во времени отражению от земной планеты с периодом вращения 0,9972696 дней. Использование модели отражения на основе сферических гармоник, разработанной в качестве расширения пакета starry [кодовый пакет для расчета кривых блеска для различных применений в астрономии], мы можем восстановить поверхностные особенности этого скалистого мира. Мы восстанавливаем карту переменного альбедо по времени планеты, включая постоянные регионы, которые мы интерпретируем как океаны и массивы облаков, указывающие на континентальные особенности. Мы утверждаем, что эта планета представляет собой наиболее многообещающий на сегодняшний день обитаемый мир, хотя потенциальный интеллект любой жизни на нем еще предстоит определить".
    Примечание: черновая версия 1 апреля 2019 г.
  23. Александр Боу. «Китай в погоне за космической мощью и её последствия для Соединенных Штатов» (Alexander Bowe, China’s Pursuit of Space Power Status and Implications for the United States) (на англ.) «U.S.-China Economic and Security Review Commission. Staff Research Report», April 11, 2019 в pdf - 1,37 Мб
    «Китай стремится стать международным лидером в космосе или, как это называют, «космической державой во всех отношениях». (...) В этом отчете рассматриваются космические цели и национальная космическая стратегия Китая, его прогресс в достижении этих целей, в том числе анализ прогресса Китая в его передовой ракете-носителе, космической станции с долгосрочным экипажем и программах исследования Луны, а также основные объекты, что участвуют в разработке и осуществлении своей космической политики. Наконец, в докладе дается оценка последствий космической программы Китая для Соединенных Штатов и их дальнейшего лидерства в космосе. - Китай четко обозначил свои амбиции стать мировым лидером в космосе и в настоящее время конкурирует с Соединенными Штатами в области технологий и статуса в таких начинаниях, как миссии по испытанию роботов и международное космическое сотрудничество. (...) Если Китай продолжит достигать своих заявленных космических целей, он может стать единственной страной, имеющей активную космическую станцию после закрытия финансирования МКС правительством США. Международная космическая станция (МКС) заканчивается в 2024 году, и он может начать установку исследовательской станции на Луне к 2025 году. (...) Пекин последовательно инвестирует высокий уровень финансирования и политической воли в его космической программе, которая способствовала его устойчивому прогрессу в достижении важных вех. Эта поддержка, наряду с акцентом на улучшение и стандартизацию качества производимых компонентов, помогла создать зрелую космическую программу, развитие которой ранее ограничивалось плохой инфраструктурой и менее передовыми технологиями. (...) Военные Китая - особенно SSF [Сил стратегической поддержки Народной освободительной армии (НОА)] и Департамент по разработке оборудования Центральной военной комиссии (EDD) - играют важную роль в организации и контроле космической деятельности Китая, то есть большей части Китая. Якобы гражданская космическая деятельность имеет приложения двойного назначения. (...) Пекин утверждает свои космические программы на политическом уровне только после определения точных технологических компонентов, необходимых для проекта, и завершения технико-экономического обоснования. (...) Китай в настоящее время способен запускать космические аппараты на любую орбиту Земли, но он еще не усовершенствовал передовые ракеты-носители, необходимые для достижения его наиболее важных космических целей, таких как запуск лунных миссий с экипажем. (...) Тяжелая РН LM-5 [Long March-5] и будущие сверхтяжелые ракеты-носители LM-9 являются наиболее важными проектами ракет-носителей в Китае и опираются на новые технологии, материалы, технологии изготовления и оборудование. (...) Однако после успешного первого запуска в 2016 году второй запуск LM-5 в июле 2017 года не состоялся из-за проблем с РД первой ступени. Запланированный запуск робота-лунного зонда, требующего РН LM-5, был отложен до июля 2019 года из-за этого сбоя. (...) Вполне вероятно, что Китай совершит лунную миссию с экипажем к середине 2030-х годов, используя либо LM-9, либо аналогичную ракету. (...) цель китайского проекта по полету человека в космос состояла в создании станции долгосрочного экипажа, известной как Китайская космическая станция (CSS). (...) На самых ранних космических станциях Китая в середине 1990-х годов была изображена станция, сравнимая с "Салютом" Советского Союза - первой в мире космической станцией, запущенной в 1971 году, - а в 2000 году Россия подтвердила, что помогает Китаю разрабатывать такую станцию. Пекин планировал подражать советской модели временного, а затем и постоянного пребывания на такой станции, и в 2011 году запустил свою первую космическую лабораторию Tiangong. (...) Китай использует свои программы полета человека в космос, чтобы доказать технологическую осуществимость последующих проектов, необходимых для возможного запуска и работы CSS. (...) По данным Китайского пилотируемого космического агентства, первоначальная CSS будет весить приблизительно 66 тонн, или около одной седьмой массы МКС, и у него будет несколько стоек с полезной нагрузкой, доступных для использования иностранными партнерами. (...) Пекин добился существенного прогресса в своей программе исследования Луны, быстро добиваясь все более изощренных технологических побед на пути к возможной лунной миссии с экипажем, которая - согласно Национальному центру воздушной и космической разведки ВВС США (NASIC) - запланирована на 2036 год. (...) Китайские лунные зонды были частью логического развития, предназначенного для достижения кульминации в лунной миссии с экипажем и запланированной исследовательской станции на поверхности Луны. Chang'e-4, самый последний и передовой из роботизированных лунных зондов Китая и первый в истории приземлился на противоположной стороне Луны, продемонстрировал способность Китая приземляться и взаимодействовать с оборудованием на обратной стороне Луны, что необходимо для будущих целей исследования Луны в Китае. (...) Успешная автономная посадка Chang'e-4 на обратной стороне Луны была одним из самых технологически впечатляющих подвигов, достигнутых космической программой Китая на сегодняшний день, учитывая неравномерность ландшафта в целевом местоположении и необходимость в ретрансляции через спутник для облегчения связи с Землей. (...) Технологии, разработанные для программы Chang’e, пойдут на пользу будущим миссиям как на Луну, так и на другие небесные тела, такие как Марс. (...) Миссия Китая направить роботизированный зонд на Марс была официально одобрена центральным правительством в январе 2016 года после восьми лет предварительных исследований, а миссия по захвату астероида обсуждалась старшими должностными лицами, но еще не была официально утверждена. (...) Государственный совет официально принимает долгосрочную политику и политику в области науки и техники и утверждает программы и финансирование, хотя военные также участвуют на самых высоких уровнях в разработке, осуществлении и управлении этими программами. (...) Несколько китайских правительственных учреждений играют ключевую роль в планировании, реализации и координации официальной космической политики и исследований, процесс, охватывающий гражданский, военный, академический и коммерческий секторы. Военные структуры также активно участвуют в якобы невоенных космических проектах Китая. (...) В 2014 году правительство Китая открыло космическую отрасль для частного сектора, позволив негосударственным компаниям впервые создавать и запускать спутники (...) Несколько компаний осуществили суборбитальные запуски - обычно ракеты для проведения научных экспериментов, которые завершают менее одной полной орбиты, прежде чем упасть обратно на Землю - но в октябре 2018 года первая попытка запуска частного орбитального спутника в Китае не удалась. (...) Тем не менее, учитывая время и продолжающуюся поддержку китайского правительства частному космическому сектору, частные пусковые компании в Китае, вероятно, будут продолжать прогрессировать. (...) Если в течение 2020 года планируется запустить первый долгосрочный модуль космической станции, Tianhe-1, он будет соответствовать почти 40-летнему пути НАСА от первого полета человека в космос к первому модулю космической станции менее чем за 20 лет. Принимая во внимание технологический подход Китая, а также сильную политическую и финансовую поддержку, американские политики не должны ожидать, что космическая программа Китая будет существенно отставать от США на неопределенный (...) период, как представляется, у Китая есть как финансовые ресурсы, так и политическая воля к тому, чтобы продолжать прогресс в создании CSS и, возможно, лунной базы, что позволит Пекину взять на себя большую лидирующую роль в эпоху возобновления глобального интереса к освоению дальнего космоса. По словам представителя Теда Йохо (R-FL) [представитель Республиканской партии в Конгрессе США по Флориде], тогдашнего председателя подкомитета по иностранным делам Палаты представителей по Азиатско-Тихоокеанскому региону, Пекин может опередить Соединенные Штаты в этом новом раунде космоса конкуренция просто потому, что у нее есть «деньги, чтобы сделать это».
  24. Дэвид Дж. Айхер. Расти Швайкарт вспоминает Аполлон-9 - Элисон Клесман, Джим МакДивитт: 10 дней на орбите (David J. Eicher, Rusty Schweickart remembers Apollo 9 -- Alison Klesman, Jim McDivitt: 10 days in orbit) (на англ.) «Astronomy», том 47, №4, 2019 г., стр. 22-35 в pdf - 9,31 Мб
    Две статьи о миссии Аполлон-9: [1] «Аполлон-9 ознаменовал первый полный тест системы Аполлон». (...) Миссия стала поворотным моментом по нескольким причинам. Это был первый штатный орбитальный тест лунного модуля (LM), спускаемого аппарата, который доставит двух астронавтов на поверхность Луны. Были также проверены процедуры сближения и стыковки между LM и модулем командования/обслуживания. Кроме того, были предложены пробные выходы в космос для проведения технического обслуживания и исправления проблем, которые могут возникнуть вдали от дома. - Интервью с пилотом лунного модуля Расселом Расти Швайкартом. Выдержки: [При тестировании лунного модуля в Grumman] В какой-то момент мы с Джимом [МакДивиттом] наконец-то посмотрели друг на друга, мы покачали головами, и я не знаю, был ли это Джим или я, но мы посмотрели и сказали: «Мы действительно будем летать на этой штуке? Это то, на чём мы должны летать? Даже если мы изойдём кровью и слезами, и доведём это до конца цикла испытаний, это поможет? (...) [При тестировании на стартовой площадке] вы начинаете проводить некоторые последние тесты на самом транспортном средстве, когда оно устанавливается на стартовую площадку. (...) Вы делаете перерыв на обед, и все ребята в диспетчерской взяли перерыв на ланч, и у вас там коричневая сумка с бутербродами и напитком. Регулярно, вместе со всеми в команде, вы выходите на настил стальных конструкций портала, на этот 360-футовый уровень [110 м] и сидите, болтая ногами над океаном, глядя на океан, выше всех во Флориде, во многих отношениях, вероятно, Вы единственный. Такие моменты - вещи, которые являются предельно личными и остаются с Вами. Это просто замечательные моменты. [При запуске] Он [Гюнтер Вендт, один из ветеранов из Пенемюнде] был парнем, который посадил каждого астронавта в космический корабль, от Меркурия до Джемини и даже многих в Аполлон. (...) Гюнтер поднял нас. Конечно, последнее, что Гюнтер делает, это надевает дополнительные ремни чтобы пристегнуть тебя, прежде чем он похлопает тебя по плечу и попрощается. Затем он закрыл люк. Мы с Дейвом подождали, пока люк закроется, а затем мы оба потянулись и немного ослабили наши ремни. (...) Вы начали с 1.1g или что-то в этом роде, но сожгли 6 миллионов фунтов [2700000 кг] топлива. К тому времени у вас 6,5 g. (...) Когда эти пять двигателей внезапно отключаются, эта консервная банка расширяется. Она становится примерно на 15 см длиннее и быстро. Когда она это сделала, она пнула нас в спину. Мы с Дейвом Скоттом полетели к приборной панели, и мы оба остановились с шлемами скафандров на расстоянии около 2,5 см от неё. Мы посмотрели друг на друга, это было похоже на «Ого, чувак, чуть не врезались!» Итак, это было одной из вещей, о которых мы проинформировали следующую команду перед их запуском. Не ослабляйте ремни, приятели. (...) [При тестировании лунного модуля] Если вы смотрите на него с точки зрения стыковки командного модуля с лунным модулем, вы сидите там, как будто вы в кресле, и у вас есть джойстик с каждой стороны, очень управляемый космический корабль. Вы приближаетесь и лежите лицом вверх. Это как въехать в свой гараж на своей машине. В некоторых отношениях даже легче. Это не только направо и налево, но и вверх и вниз; вы добавляете точность этому процессу. Но это чертовски просто. (...) [На его выход в открытый космос] Меня тошнило на третий день миссии, который был первым днем, когда мы вошли в лунный модуль. (...) это был очень серьезный вопрос, нам бы пришлось отменить миссию (...) При EVA, если вы собираетесь выходить, это равносильно смерти. Потому что, подумаете об этом, вы заперты в скафандре в вакууме, вы не можете поднять руки ко рту, вы не можете убрать блевотину от себя, поэтому вы задыхнётесь насмерть. Нельзя шутить с этим. Я посмотрел на Джима, Джим посмотрел на меня, и он сказал: «Что ты думаешь?» Я сказал: «Я думаю, что все в порядке». (...) Сама EVA прошла отлично. Невероятно. Все работало нормально, кроме камеры Дэйва Скотта, но у меня было пять минут, чтобы дать Дейву попытаться починить видеокамеру, которую он так и не починил. Таким образом, вы увидите лишь две секунды фильма Швайкарта на его EVA. (...) [В конце миссии] Это было хорошо, потому что это был шанс по-настоящему взглянуть на Землю и оценить Землю. (...) Чтобы добавить небольшую личную историю о девятом дне 10-дневной миссии, вы думаете о том, чтобы вернуться домой, и вы думаете о душе. Это как в походе. (...) Конечно, прямо за этим, или, может быть, даже на ступеньку выше, стоит еда, потому что вы ели намного хуже, чем обед в кемпинге. (..) Дэйв говорит: «Пицца пепперони!» Мы все вторим: «О, пицца пепперони!» Это была агония вожделения. Потом еще два часа, и кто-нибудь говорит: «Свежий лобстер!» Наконец кто-то сказал: «Шоколадный торт!» и я думаю, что мы, должно быть, сказали это наземной станции, потому что Хьюстон услышал это, и они сказали: «Вам это надо?» (...) После того, как мы вымылись, они втащили 200-фунтовый шоколадный торт. Этот 200-фунтовый шоколадный торт на вкус похож на мел. Он был так сух, что застрял в горле. Мы посмотрели друг на друга, думая - о Боже, можем ли мы это съесть? Подходим к микрофону, говорим: «О, боже, это вкусно!» Это была одна из самых сложных вещей, которые мы сделали. О Боже, это было ужасно. (...) Итак, вот через 10 дней мы все испытали, и вы ждёте этот душ и этот шоколадный торт. Должны произойти еще один или два взрыва, и все должно сработать правильно. Если, они сработают правильно, это будет похоже на "вау, чувак". Взрыв! Тогда вы в океане. Итак, это довольно захватывающий момент». [2] Макдивитт: «Джемини IV был медицинским экспериментом. [Никто из американцев] не находился в космосе более суток, и мы взлетели туда на четыре дня и над нами было много медицинских наблюдений. Apollo 9 был инженерным испытательным полетом, поэтому мы опробовали все системы, проверили все, и это было намного сложнее». (...) Но есть одно сходство двух программ, по его словам, был контроль и очень сильный,отданный астронавтам, как на земле, так и в космосе. «Астронавты участвовали во всех делах управления и операциях. В этом была разница между нашей космической программой и русскими. Мы привлекли пилотов к пониманию дел. Напротив, российские миссии в большей степени полагались на автоматизацию, при этом многие из ручных систем резервного копирования, реализованных НАСА, не давали астронавтам контроль в случае сбоя автоматизации. (...) Эти процедуры включали использование лунного модуля в качестве активной стыковочной машины, использование его двигателя, чтобы приблизить его к командному модулю и соединить их. (...) Хотя команда «Аполлон-9» «сделала это, чтобы доказать, что это возможно», в случае, если это когда-нибудь понадобится, говорит он, все последующие стыковки в миссиях «Аполлон» выполнялись командным модулем. (...) Миссия, как и другие ранее, выполнила длинный списокопераций впервые и доказала, что космический корабль готов перейти к следующему этапу программы: Аполлон 10, генеральная репетиция, предшествующая первой посадке человека на Луну (...) В конечном счете, «я провел 10 лет с НАСА, но я также сделал много других вещей», - говорит 89-летний космонавт. «Я был генералом военно-воздушных сил, но я ушел, и я был в бизнесе почти 25 лет. Так что космонавтика не единственное, что я делал в своей жизни».
  25. Уильям Шихан, Кевин Шиндлер. Женщина на Луне (William Sheehan, Kevin Schindler, The women in the Moon) (на англ.) «Astronomy», том 47, №4, 2019 г., стр. 44-47 в pdf - 3,18 Мб
    «Наследие Аполлона распространяется на именование нескольких лунных особенностей. Кратеры чтят многих астронавтов Аполлона, а гора Мэрилин - названная в честь жены астронавта Джима Ловелла - служила ключевой навигационной вехой во время первой посадки на Луну. Примечательно, что эта недавно названная гора одна из немногих лунных объектов, которые носят имя женщины. (...) По последним подсчетам из более чем 1600 кратеров на Луне, только около 30 носят имя женщины. (...) Правила [согласно Международному астрономическому союзу (МАС)] также, без сомнения, разоблачают давний сексизм и слабость женщин в математике и естествознании в западной культуре. (...) мы приходим к тому, что, несомненно, является наиболее интересной чертой эпохи Аполлона и получило личное имя: Гора Мэрилин. (...) Несмотря на то, что часто пропускаемый в пользу лунной посадки Аполлона 11 в июле 1969 года, полет Аполлона-8 в декабре 1968 года был, вероятно, более значительным - и, конечно, более радикальным. (...) астронавты Аполлона 11 нуждались в Аполлон 8, который был разведчиком. Одна важная задача состояла в том, чтобы найти подходящие ориентиры вдоль подхода к предполагаемой посадочной площадке в Море Спокойствия. Работа Ловелла состояла в том, чтобы изучать лунную поверхность, ориентируясь на навигацию. (...) Голос Ловелла ясно прозвучал по радио. «Горная цепь стала более контрастной из-за угла Солнца. Я вижу начальную точку прямо сейчас, гора Мэрилин. Майк Коллинз, координатор с Земли, ответил: «Роджер». Несмотря на утвердительный ответ Коллинза, ни один селенограф не узнал бы это имя. Ловелл уже назвал эту гору треугольной формы - официально известную в то время как Secchi Theta - как значительный ориентир для навигации по снимку разведчика Lunar Orbiter еще до того, как он отправился на Луну. (...) Ловелл решил назвать эту особенность в честь одного человека, чья поддержка была наиболее необходима для его собственного успеха - его жены Мэрилин. (...) А затем на Аполлоне 11 в июле 1969 года, гора Мэрилин снова указала путь: Базз Олдрин: «В настоящее время мы переходим через гору Мэрилин, и это точка воспламенения». CapCom [Брюс Маккэндлесс]: «Роджер. (...) «Олдрин: «Роджер». CapCom: «А Джим [Ловелл] улыбается». Как ни странно, гора Мэрилин долгое время оставалась неофициальным именем (...), даже Secchi Theta была стерта с карты. Вместо этого гора, сыгравшая столь важную роль в истории пилотируемых лунных исследований (начальная точка, с которой Аполлон-11 начал спускаться в Море Спокойствия), официально была лишь одной из вершин Монтес-Секки. (...) 26 июля 2017 г. организация [IAU] решила, что название все-таки подходит. Оно не предназначалось для того, чтобы почтить память конкретного человека (Мэрилин Ловелл, Мэрилин Монро или кого-либо еще). Она просто назначила женское имя для этой функции. Gazetteer of Planetary Nomenclature IAU перечисляет происхождение названия как просто «особенность, названная астронавтом, место Apollo 11». Для сравнения, происхождение кратера Ловелла на дальней стороне Луны гласит «Джеймс А., младший; Американский астронавт (1928-Live). Таким образом, официально, ассоциация Мэрилин Ловелл с горной особенностью является просто предысторией (...) Но название будет служить, чтобы напомнить будущим исследователям о важной роли и жертве тех, кто также служит, кто только стоит и ждёт» - жён космонавтов».
Статьи в иностраных журналах, газетах 2019 г. (май-июнь)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2019 г. (февраль - март)