вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2020 г (февраль — март)


  1. Дэвид Хэмблинг. Глобальное позиционирование (David Hambling, Global positioning) (на англ.) «New Scientist», том 245, №3269 (15 февраля), 2020 г., стр. 20-21 в pdf - 1,35 Мб
    "Спутниковые навигационные системы являются неотъемлемой частью повседневной жизни, невидимой полезностью, которая лежит в основе не только того, как мы передвигаемся, но также и наших источников питания и связи. Хотя мир когда-то использовал Глобальную систему позиционирования США (GPS), конкурирующие спутники теперь становятся обычными на орбите, и на орбите идет политическая битва. (...) Первый спутник GPS был запущен в 1978 году, но полный набор из 24 спутников, необходимых для непрерывного глобального покрытия, не работал до 1993 года. Это военная система, и по-прежнему передает зашифрованные сигналы исключительно для военных пользователей, а также сигналы, которые используют гражданские лица. Сейчас она проходит модернизацию. В прошлом месяце [январь 2020 года] ВВС США объявили, что первый из их спутников Block III находится в эксплуатации. (...) Новые спутники, как утверждается, обеспечивают в три раза большую точность по сравнению с предыдущей версией, обеспечивая положение с точностью до 1 метра. Они также будут транслировать свой зашифрованный сигнал через направленную антенну, которая можетт сосредоточиться на районе шириной несколько сотен километров, чтобы помочь военным операциям и противостоять попыткам врага заглушить сигнал в непосредственной близости. (...) Block III - первые спутники GPS, транслирующие сигнал, известный как L1C, международная частота, уже используемая европейскими спутниковыми системами Galileo и китайской BeiDou. (...) Это должно улучшить спутниковую навигацию для городских пользователей, сигналы которых часто блокируются высокими зданиями. (...) Есть смысл сотрудничать. В последние годы Китай обогнал США и Европу по запуску навигационных спутников (...), а его система BeiDou должна быть полностью введена в эксплуатацию в июне [2020 года]. (...) Как и GPS, BeiDou передает зашифрованные сигналы только для военных вместе со своими общедоступными сигналами. (...) Это также основной потребительский инструмент. Китайское правительство поощряет производителей включать BeiDou, а не GPS, во все оборудование китайского производства. Около 5 миллионов автомобилей оснащены системой навигации BeiDou, а 70 процентов новых телефонов в Китае оснащены системой BeiDou. (...) Есть опасения, что оборудование BeiDou может представлять угрозу безопасности для других стран. (...) «Критически важная инфраструктура на некитайской территории не захотела бы полагаться на китайские технологии, как показывают дебаты о Huawei», - говорит Чарльз Карри из британской консалтинговой компании Chronos. Стремление к системе, свободной от потенциальных внешних влияний, также объясняет решение Европейского Союза построить группировку Галилео, которая будет полностью функционировать в 2020 году. Это единственная навигационная система, находящаяся под гражданским контролем, но имеющая военный зашифрованный сигнал, доступный только для членов правительства. (...) Поскольку Великобритания теперь вышла из ЕС, у страны больше нет доступа к этому зашифрованному сигналу, несмотря на то, что она внесла 1,2 миллиарда фунтов стерлингов в развитие Galileo. Карри говорит, что это имеет смысл с точки зрения национальной безопасности ЕС, но это решение разозлило правительство Великобритании. В мае 2018 года оно объявило о планах изучить варианты британской спутниковой навигационной системы. (...) одна оценка предполагает, что система будет стоить от 3 до 5 миллиардов фунтов стерлингов. (...) Карри не сомневается, что проект будет реализован в той или иной форме (...) Тем временем Россия усиливает свою систему ГЛОНАСС. Как и GPS, она был запущен в период «холодной войны» при военной поддержке, но был завершен только в 2011 году. (...) Для обеспечения глобального охвата должны быть задействованы как минимум 24, но в настоящее время в России только 22 активных. Недавно Россия продемонстрировала новую решимость сохранить конкурентоспособность ГЛОНАСС. В январе [2020 года] компания «ИСС-Решетнев», главный подрядчик ГЛОНАСС, объявила, что получила заказы на еще 27 спутников до 2025 года, а в следующем году планируется удвоить количество запусков. «Есть некоторые признаки того, что они модернизируют технологию своих новых спутников и планируют присоединиться к L1C», - говорит [Джон] Поттл [директор Королевского института навигации в Лондоне]. В результате все четыре поставщика спутниковой навигации образуют одну суперсистему для гражданских пользователей - счастливый финиш для всех».
  2. Лия Крейн. InSight в загадки Марса (Leah Crane, InSight into Mars mysteries) (на англ.) «New Scientist», том 245, №3271 (29 февраля), 2020 г., стр. 11 в pdf - 847 кб
    «Команда спускаемого аппарата НАСА InSight, который достиг поверхности Марса в ноябре 2018 года, опубликовала данные за первые 10 месяцев пребывания на планете [опубликованные в Nature Geoscience, 2020]. Вот некоторые самые захватывающие открытия миссии до сих пор. [1] Сильные землетрясения. (...) На данный момент [InSight] обнаружил 24 относительно крупных землетрясений с магнитудой от 3 до 4. Эти толчки произошли глубже под землей, чем большинство землетрясений (... ) Это означает, что даже если бы они даже были бы не маленькие, они, вероятно, были бы едва заметны, если бы вы стояли на поверхности Марса. (...) Посадочный модуль еще не обнаружил действительно мощных землетрясений. [2] Небольшие землетрясения. Остальные 174 землетрясения, обнаруженные в течение первых 10 месяцев InSight, были относительно небольшими, что затрудняло точное определение того, где они произошли и что их вызвало. (...) [3] Вода. ( ...) землетрясения говорят нам о распределении воды на Марсе. Верхние слои коры, кажется, содержат минералы с водой в них (...) [4] Магнитные поля. У Марса нет постоянного магнитного поля, как у Земли, хотя, вероятно, оно было миллиарды лет назад. Вместо этого в нем есть небольшие области магнитных полей, вызванных камнями, которые сохраняли свою намагниченность на протяжении тысячелетий. (...) «Мы неожиданно видим, что есть устойчивое поле, которое примерно в 10 раз сильнее, чем предсказано по спутниковым наблюдениям, и это означает, что на месте посадки InSight есть намагниченные камни», - сказала Кэтрин Джонсон из Университета Британской Колумбии в Канаде (...) [5] Пыльные дьяволы. Поверхность Марса покрыта пылевыми дьяволами - мини-торнадо, поднимающих частицы в воздух, - большим количеством чем мы думали. «На данный момент InSight обнаружила более 10 000 вращающихся вихрей, проходящих через его датчики давления», - сказал [Филипп] Логнонне [из Парижского университета]. Несмотря на это, он не сделал ни одной фотографии пыльного дьявола, что удивительно".
  3. Лия Крейн. Как выглядит космос? (Leah Crane, What does space look like?) (на англ.) «New Scientist», том 245, №3272 (7 марта), 2020 г., стр. 11 в pdf - 6,89 Мб
    "Это фотография [туманности Орла, называемой Столпами Творения, на расстоянии 7000 световых лет], которая показывает нам сотни звезд, рожденных из облаков пыли и газа, образовавшихся в результате последних взрывов предыдущего звездного поколения. (... ) возникает неприятный вопрос: если бы я сел на космический корабль и путешествовал достаточно долго, чтобы оказаться в нужном месте в нужное время, смог бы я увидеть эту красоту собственными глазами? Ответ - нет. Невооруженным глазом красочное величие Столпов Творения превращается в нечеткое красное пятно. Многие из наших самых знаковых космологических изображений создаются телескопами, которые могут улавливать больше света, чем когда-либо мог бы человеческий глаз, и на длинах волн, невидимых для нас. Скрытые чудеса ночного неба сделать в таких потрясающих визуальных эффектах непросто. Это требует много технологий, много времени и немного творческой энергии. (...) На протяжении тысячелетий астрономия была исключительно о том, что мы могли видеть. ( ...) С помощью телескопов, расширяющих наше видение глубоко во времени и пространстве, сквозь множество различных видов света мы сделали невидимое видимым. Инструмент, который изменил ситуацию, - это космический телескоп Хаббла. (...) Запущенный в апреле 1990 года, это был, пожалуй, самый революционный инструмент, который видела астрономия. (...) Он вращается примерно в 540 километрах от Земли. Четыре основные камеры делают изображения в ультрафиолетовом, видимом и ближнем инфракрасном диапазонах волн, что позволяет нам вглядываться в объекты, находящиеся на расстоянии миллиардов световых лет от нас, в невидимых ранее деталях. (...) Большинство его изображений были сделаны, чтобы ответить на научные вопросы. Например, исходное изображение Pillars of Creation было сделано в 1995 году для изучения того, как новорожденные звезды взаимодействуют с их туманным окружением. «Цветное изображение - это весьма запоздалая мысль, но наука действительно основана на статистике, количестве фотонов и интенсивности на основе реальных данных», - говорит Лиза Фраттаре, которая обрабатывала изображения Хаббла в течение 20 лет. Во-первых, все его изображения начинаются с черно-белого цвета, независимо от того, какие цвета человеческий глаз может видеть в самом объекте. (...) Астрономы могут выбирать, какие фильтры они хотят разместить перед детекторами Хаббла, прежде чем делать снимки. (...) Какие фильтры вы используете, зависит от того, что вы пытаетесь узнать об объекте. (...) Это означает, что люди, обрабатывающие изображение из необработанных данных, обычно не имеют никакого выбора, какие фильтры были использованы. (...) Однако, как правило, независимо от фильтров, люди, выполняющие обработку изображений, используют то же отображение, что и наши глаза и мозг: видимый свет с самой высокой длиной волны - красный, зеленый - в середине, а синий - с самой короткой длиной волны. (...) После того, как выходной сигнал каждого фильтра окрашен в красный, зеленый или синий цвет, их объединение может привести к великолепному окончательному изображению. (...) Области, излучающие высокоэнергетический свет, более голубые, как в природе, так и на изображении. Например, на изображениях галактик области звездообразования, как правило, отображаются синим цветом, а пыльные области - более красноватыми. (...) Столпы Творения, например, содержат молекулы водорода, кислорода, азота и серы, излучающие свет в видимой части спектра. Но эти длины волн, хотя и различны, слишком близки друг к другу, чтобы наши глаза могли различить их. «Если вы сделаете цветное составное изображение, придерживаясь того, какого цвета эти предметы на самом деле, вы получите мутное изображение, в основном красное», - говорит [Джозеф] ДеПасквале [старший разработчик научных визуальных материалов из Научного института космического телескопа]. «Но если вы возьмете это изображение и немного измените цвета, вы получите действительно красивое изображение, и оно также покажет много информации, которую вы потеряете, если раскрасите его в соответствии с действительной длиной волны». На изображении столбов синий цвет соответствует кислороду, красный - сере, а зеленый - водороду и азоту. Это позволяет зрителю понять масштаб и глубину возвышающихся облаков газа и пыли, при этом вырисовывая интересные с научной точки зрения особенности, которые в противном случае могли бы быть невидимы. Например, свет высокой энергии, падающий на облака, вызывает испарение тонких потоков газа на вершине колонн. В большинстве случаев цветовые решения принимаются ради науки и ясности. Однако иногда приходится вносить коррективы и во имя эстетики. (...) Иногда, чтобы раскрыть весь потенциал изображения, нужно сделать определенные области изображения ярче или темнее (...) Например, на изображении спиральной галактики центр часто намного ярче, чем рукава, поэтому его нужно затемнить, чтобы показать детали обоих на одном изображении. (...) спутники, пролетающие между телескопом и целевым объектом (...), удалены, чтобы не отвлекать от реальной науки. Все эти корректировки превращают нули и единицы [биты], которые спускаются с космических телескопов, в изображения, понятные не только ученым и компьютерным программам, но и любому, кто видит их".
  4. Лара Стрейфф. Использование спутников и суперкомпьютеров для отслеживания арктических вулканов (Lara Streiff, Using Satellites and Supercomputers to Track Arctic Volcanoes) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №2, 2020 г., стр. 4-5 в pdf — 262 кб
    «В настоящее время ученые обращаются к современным спутниковым изображениям и суперкомпьютерам для измерения масштабов природных опасностей, таких как извержения вулканов и оползни на Алеутах и по всей поверхности Арктики, с течением времени. Когда в июле 2008 года неожиданно вспыхнула гора Окмок на Аляске, спутниковые снимки сообщили ученым, что новый 200-метровый конус вырос под пепловым шлейфом. Но ученые подозревали, что топографические изменения не прекратились с извержением и его непосредственными последствиями. Для долгосрочного мониторинга извержения, Чунли Дай, геофизик и старший научный сотрудник в Университете штата Огайо получил доступ к обширной коллекции цифровых моделей рельефа (DEM), недавно выпущенных ArcticDEM, совместной инициативой Национального агентства геопространственной разведки и Национального научного фонда. (...) Создание алгоритмов временных рядов с данными ArcticDEM Dai отслеживает изменения высоты от природных явлений и демонстрирует потенциал алгоритмов для мониторинга Арктики в области температуры. Её работа уже показала, что эрозия продолжается спустя годы после извержения вулкана, предоставляя первые в своем роде измерения изменений в ландшафте после извержения. (...) Вулканические явления традиционно измерялись аэрофотосъемкой или беспилотными летательными аппаратами, которые являются дорогостоящими и трудоемкими методами для долгосрочных исследований. (...) Теперь измерения ArcticDEM, охватывающие более десяти лет, можно использовать для лучшего понимания и мониторинга изменений на поверхности Арктики вскоре после таких событий, а также спустя годы. Например, извержение вулкана в Окмоке привело к внезапному увеличению высоты на 200 метров от образования нового конуса, но также продемонстрировало постоянную скорость эрозии вдоль боковых сторон конуса до 15 метров каждый год. По Даю оползни обеспечивают еще более захватывающее применение технологии ArcticDEM. (...) Карты массового перераспределения как оползня Карратского фьорда в Гренландии в 2017 году, так и оползня Таан-Фьорд на Аляске в 2015 году показывают значительную потерю массы, захваченную ЦМР до и после событий. (...) Изменение климата связано со многими оползнями, изученными Дай и её командой, которые сосредоточены на массовых местностях, вызванных оттаиванием вечной мерзлоты. (...) Глобальные климатические тенденции указывают на то, что арктическая среда будет продолжать меняться в ближайшие годы. «Если мы сможем измерить это, тогда мы сможем получить связь между глобальным потеплением и его воздействием на арктические земли, — сказал Дай. — Эта статья основана на презентации Дая на осеннем собрании 2019 года Американского геофизического союза в Сан-Франциско, Калифорния
  5. Кэтрин Корней, геофизики-новобранцы радиотелескопов (Katherine Kornei, Geophysics Recruits Radio Telescopes) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №2, 2020 г., стр. 9 в pdf — 209 кб
    «Команда ученых теперь продемонстрировала, как радиотелескопы могут быть связаны со спутниками, которые измеряют деформацию земли, первый шаг к изучению изменений на поверхности Земли в глобальном масштабе. (...) точный мониторинг этих изменений [высоты Земли поверхность] в межконтинентальных масштабах — что важно для определения того, как движения земли влияют, например, на расчеты подъема и опускания уровня моря — в настоящее время невозможно: интерферометрический радар с синтезированной апертурой (InSAR), который включает в себя отражение микроволн от поверхности Земли и измерение времени и фазы их движения для отслеживания деформации грунта, работает только на смежных участках земли, потому что вода рассеивает микроволны непостоянно. InSAR (...) измеряет смещение грунта только относительно произвольной привязки. (...) Он не измеряет изменения относительно абсолютного уровня [...] Один из способов сделать это [создание единой системы отсчета], [AL] Паркер и ее коллеги предлагают соединить два выхода. Локальные сети: спутники InSAR и радиотелескопы, способные к очень длинной базовой интерферометрии (VLBI). (...) Когда сеть телескопов VLBI точно измеряет прибытие света из далекой галактики, исследователи могут сравнивать временные метки наблюдений, чтобы определить положения телескопов относительно друг друга. Благодаря точной синхронизации, расстояния между телескопами могут быть измерены с точностью до нескольких миллиметров. Поскольку телескопы не движутся относительно поверхности Земли, эти измерения отражают изменения в коре планеты и могут использоваться, например, для отслеживания движения тектонических плит. (...) в мире существует около 40 телескопов VLBI, которые могут осуществлять такой геодезический мониторинг. По словам Паркера, соединение возможностей спутников InSAR и геодезических телескопов VLBI откроет новые возможности для наблюдений. (...) Чтобы проверить осуществимость этой идеи, исследователи (...) показали, что телескопы могут быть привязаны к спутниковой группировке Sentinel-1 Европейского космического агентства, используемой для InSAR, просто статически направляя телескопы к месту расположения спутника. Микроволны, испускаемые спутниками, были легко различаемы телескопами и отражены назад, даже когда телескопы не отслеживали проход спутника. (...) Эти наблюдения (...) не требуют каких-либо новых инструментов или инфраструктуры. Однако исследователи обнаружили, что может потребоваться защитить чувствительную электронику телескопов от относительно сильных сигналов спутников. (...) «Международная сеть телескопов с очень длинной базовой линией интерферометрии обеспечивает существующую, но еще не использованную связь для объединения спутниковых радиолокационных измерений в глобальном масштабе», — заключают исследователи в своем исследовании, которое было опубликовано в Geophysical. Письма об исследованиях [2019] (...) Паркер и ее коллеги (...) надеются увидеть значительное количество телескопов и спутников InSAR, связанных в течение ближайшего года или двух".
  6. Ральф Кан. «Глобальная перспектива на пожарах» (Ralph Kahn, A Global Perspective on Wildfires) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №2, 2020 г., стр. 18-23 в pdf - 422 кб
    «Огонь является частью естественной экологии большинства растительных условий, но лесные пожары также представляют собой серьезную и все возрастающую опасность во многих населенных регионах мира (...) Работая с земли, со смотровых башен и с самолетов, Противопожарные группы пытаются выявить зарождающиеся возгорания в обширных районах дикой природы, составить карту активных фронтов пожаров и найти горячие точки, а также отследить распространение дымовых шлейфов, которые могут повлиять на качество воздуха в сотнях километров от источника ветра. (...) Над За последние 20 лет исследовательское сообщество разработало инструменты и методы для регистрации ключевых аспектов поведения и воздействий пожара, используя данные космических приборов, таких как спектрорадиометры для получения изображений с умеренным разрешением (MODIS) на борту спутников Terra и Aqua НАСА и спектрорадиометра для многоугольной визуализации (MISR) на борту Terra. (...) Обнаружение пожара и картирование фронта пожара (...) основаны на выявлении ярких аномалий в обнаруженном спутником инфракрасном излучении относительно фона. Количественно оценивается с помощью меры, называемой излучательной мощностью огня (FRP), оцениваемой на длине волны около 4 микрометров. Приборы MODIS, а также набор видимых инфракрасных радиометров (VIIRS) Национального управления океанических и атмосферных исследований (NOIR) на Suomi National Polar-orbiting Partnership и спутниках NOAA-20 получают два раза в день измерения почти глобального масштаба, используемые для определения FRP пожара с разрешением пиксель примерно до 0,5–1 километра в надире (...) многие сельскохозяйственные пожары и другие пожары, меньшие, чем разрешение 1 пиксель, остаются незамеченными. Однако спутниковые данные обеспечивают глобальное покрытие и могут автоматически обрабатываться, обеспечивая быстрый отклик. (...) Дым имеет тенденцию дольше оставаться в воздухе, путешествовать дальше и оказывать более широкое воздействие на окружающую среду, если он поднимается над приповерхностным планетарным пограничным слоем (который обычно толщиной до нескольких километров) (...). Высота впрыска и сила источника являются критическими параметрами, представляющими источники аэрозоля в моделях климата и качества воздуха. Спутники обеспечивают ограничения наблюдений для обеих этих величин. (...) Точность высоты [шлейфа], полученной с помощью этого метода [описанного ранее], составляет от 250 до 500 метров. (...) Эти извлечения не могут охватить самые верхние и нижние части дымовых шлейфов, но распределение найденных высот дает представление о вертикальной протяженности шлейфа. Специализированное программное обеспечение позволяет извлекать высоту шлейфа в каждом конкретном случае с помощью данных MISR (...) Основными ограничениями этого метода являются относительно узкая полоса MISR, которая обеспечивает глобальный охват только примерно один раз в неделю, и примерное время пересечения экватора 10:30 часов утра, что исключает возможность наблюдения за изменением суточного пожара и пропускает типичный дневной пик пожарной активности. (...) Поскольку FRP содержит информацию об интенсивности пожара, она использовалась для оценки силы источника дыма. (...) спутники предлагают наблюдения, которые важны для ограничения и проверки моделирования моделей аппаратов. Ученые наносят на карту аэрозольные шлейфы во время пролёта - иногда в сотнях или даже тысячах километров от источников - используя изображения, полученные с помощью широкополосных сканеров с одним обзором, таких как MODIS и VIIRS. (...) Одним из первых результатов формирующейся глобальной картины пожаров в диких землях, представленных спутниками, является то, что примерно до 20% обнаруженных спутниками пожаров в Северной Америке поднимают дым над пограничным слоем планеты, и, как правило, бореальные лесные пожары производят наибольшую долю приподнятых дымовых шлейфов, тогда как сельскохозяйственные пожары имеют тенденцию поднимать дым только в пограничном слое (...) Эти экстремальные погодные явления, вызванные пожаром, могут поднимать дым в нижнюю стратосферу, где он может оставаться в течение нескольких месяцев, проходя через и, возможно, климатические воздействия, сопоставимые с воздействиями из-за умеренных вулканических извержений (...), предпринимаются первоначальные усилия по ограничению климатических моделей данными о силе дыма, полученной со спутников, и данными о высоте подъёма. Эти приложения представляют собой первые шаги в реализации многих вкладов, которые спутниковые продукты могут внести в понимание и реагирование на воздействие пожаров на окружающую среду как в короткие, так и в длительные периоды времени».
  7. Сара Стэнли. Ровер Curiosity раскрывает тайну кислорода в марсианской атмосфере (Sarah Stanley, Curiosity Rover Reveals Oxygen Mystery in Martian Atmosphere) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №2, 2020 г., стр. 43 в pdf - 234 кб
    «Марсианская атмосфера тонкая и холодная и состоит в основном из углекислого газа. Хотя, безусловно, неподходящий для человека, марсианский воздух мог бы подсказать, живут ли другие формы жизни - или когда-то жили - на Красной планете. [Мелисса Г.] Trainer и др. сообщают о первых измерениях пяти основных компонентов марсианской атмосферы, захваченных в течение нескольких сезонных циклов [опубликовано в Journal of Geophysical Research: Planets, 2019]. Исследователи провели новые измерения более чем за 3 марсианских года (около 5 земных лет) с использованием набора инструментов «Анализ образцов на Марсе» (SAM) на марсоходе Curiosity НАСА. (...) В среднем, как показали данные, экваториальная атмосфера Марса состоит из 95% углекислого газа, 2,59% азота, 1,94% аргона, 0,161% кислорода и 0,058% монооксида углерода. Однако в течение года некоторые из этих концентраций широко варьируются [до 40%] из-за сезонного замерзания диоксида углерода на полюсах планеты, что периодически удаляет большую часть этого газа из атмосферы. Сезонное полярное замерзание - и последующее оттаивание - углекислого газа также вызывает повышение и падение атмосферного давления в течение года. (...) Исследователи также обнаружили неожиданные закономерности в сезонных и межгодовых концентрациях кислорода, которые нельзя объяснить никакими известными атмосферными или поверхностными процессами на Марсе. Они предполагают, что эти изменения могут быть связаны с химическими реакциями в поверхностных породах, но отмечают, что для разгадки этой загадки необходимы дальнейшие исследования»
  8. Нола Тейлор Редд. Межзвездные визитёры могут экспортировать земную жизнь другим звездам (Nola Taylor Redd, Interstellar Visitors Could Export Terrestrial Life to Other Stars) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №3, 2020 г., стр. 5 в pdf - 414 кб
    «Большинство исследований по панспермии, идея о том, что жизнь может переноситься из одного мира в другой, фокусируется на подходе тупой силы: если достаточно большой камень врезается в планету, зараженную жизнью, меньший мусор может сорваться с мира, неся микроорганизмы в космос, где они могли бы в конечном итоге столкнуться с другими мирами. Но с недавним открытием двух межзвездных нарушителей, Оумуамуа и Борисова, возник новый вопрос: могли ли такие объекты вырвать жизнь из атмосферы Земли и унести ее обратно? Систематически? Это возможно, согласно новому исследованию от Амира Сираджа, студента Гарвардского университета, и Гарвардского теоретического астрофизика Ави Леба [опубликовано в International Journal of Astrobiology, 2020]. Их исследования показывают, что объекты, выброшенные из других планетных систем, а также комет с длительным периодом из нашей собственной солнечной системы, могли бы попасть в атмосферное приятное место [область в верхних слоях атмосферы с микроорганизмами], что позволило бы им переносить микроорганизмы за пределы гелиосферы. (...) Исследование [Сираджа] показало, что целых 50 межзвездных объектов могли прижечь Землю в течение жизни нашей планеты, прежде чем покинуть Солнечную систему навсегда. Целых 10 долгоживущих комет, рожденных в Солнечной системе и освобожденных гравитационным притяжением проходящих звезд, также могли сбежать с жизнью. (...) Чтобы подобрать земных автостопщиков, комета должна была бы пролететь через верхнюю атмосферу, где микроорганизмы были обнаружены другими исследованиями, но не опуститься достаточно низко, чтобы сгореть или столкнуться с нашей планетой. Предыдущие исследования обнаружили микроорганизмы на высоте до 50 километров над поверхностью Земли, по крайней мере одно исследование выявило их на уровне 77 километров. (...) Хотя попасть в это приятное место маловероятно, это не невозможно. С 1970-х годов сообщалось о нескольких атмосферных болидах, последним из которых был огненный шар над австралийской пустыней в 2017 году. Такие огненные шары могли бы поднять жизнь, когда они проходили. Оптимистичные измерения в верхних слоях атмосферы следует проводить с осторожностью, предупреждает Манасви Лингам, астробиолог из Технологического института Флориды. (...) только один опубликованный эксперимент выявил их [колонии микроорганизмов] на расстоянии почти 80 километров. (...) Сирадж не выглядел чрезмерно обеспокоенным, указывая, что его команда в основном заинтересована в том, чтобы выяснить, возможен ли сам процесс. Он выразил оптимизм по поводу того, что подобные исследования могут стимулировать дальнейшие исследования того, как высокоорганизмы могут выживать в атмосфере. (...) Как только микроорганизмы оказались за пределами Солнечной системы, излучение других звезд могло быстро положить конец любой земной жизни, которой удалось избежать солнечной окрестности. Вот почему кометы, как местные, так и межзвездные, делают такую хорошую транспортировку. Благодаря своей ледяной поверхности кометы чрезвычайно пористые, что позволяет микроорганизмам закапываться или заталкиваться в глубину, а не скакать по поверхности. (...) Следующим шагом, конечно, будет столкновение с другой обитаемой планетой, где могут процветать микроорганизмы. Хотя шансы на это не отражены в нынешней статье, Сирадж сказал, что надеется изучить этот предмет в ближайшем будущем».
  9. Мара Джонсон-Гро. Древние ассирийские сияния, освещающие солнечную активность (Mara Johnson-Groh, Ancient Assyrian Aurorae Illuminate Solar Activity) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №3, 2020 г., стр. 8 в pdf - 461 кб
    «Темной весенней ночью небо, покрывающее нео-ассирийскую империю, покраснело. Красное свечение было воспринято как зловещий знак - достаточно важный, что писец ассирийского двора Issār-šumu-ēreš вырезал официальный отчет о событии на глиняной табличке. Хотя событие, которое мы знаем сегодня как северное сияние или полярное сияние, не повлияло бы на естественный ход в то время, оно теперь помогает астрономам понять наше Солнце и может даже помочь защитить астронавтов и ресурсы в космосе. Ассирийские летописи - одно из самых ранних известных наблюдений сияний, датируемых около 660 г. до н.э. Полярные сияния создаются высокоэнергетическими частицами, выпущенными с Солнца, а исторические записи предлагают способ изучения условий на Солнце в течение длительного времени до изобретения телескопов. (...) [Хисаши] Хаякава и его коллеги определили событие, исследуя древние клинописные таблички, хранящиеся в Британском музее. (...) Они часто включали описания небесных явлений, таких как кометы, метеоры, а также лунные и солнечные гало, которые считались предзнаменованиями будущего. Хотя большинство ассирийских и неоассирийских табличек не имеют явной даты, их авторство даёт ученым четкое представление о том, когда была написана эта табличка - обычно в течение десятилетия. В изученных планшетах исследователи обнаружили две ссылки из Ниневии (город недалеко от современного Мосула, Ирак) и одну из Вавилона (построенного вдоль реки Евфрат в Ираке), которые описывают красные полярные сияния, используя такие термины, как akutūku, что означает красное свечение или фраза, «краснота покрывает небо». Используя авторство табличек, исследователи полагают, что события произошли где-то между 680 г. до н.э. и 650 г. до н.э., на столетие раньше, чем предыдущие записи о сияниях. (...) Поскольку они следуют линиям магнитного поля, полярные сияния чаще всего наблюдаются вблизи полюсов. Но сильные солнечные события могут сделать полярные сияния видимыми в более низких широтах. (...) Вновь выявленные записи также соответствуют косвенным признакам солнечной активности. Начиная с 2012 года, в нескольких исследованиях были обнаружены изотопные данные об уровне углерода-14, записанные в кольцах деревьев, которые свидетельствуют о сильном всплеске солнечной активности в течение того же периода времени. (...) Понимание исторической частоты солнечных бурь и умение предсказывать такие большие события важны для смягчения их влияния на наше технологическое общество. Исторические данные могут помочь астрономам смоделировать, как часто происходят такие экстремальные события, и лучше оценить вероятность подобных экстремальных событий." - Исследование было опубликовано в Astrophysical Journal Letters, 2019.
  10. Сяомин Лю, Менхуа Ван. Заполнение пробелов в картах океана (Xiaoming Liu, Menghua Wang, Filling the Gaps in Ocean Maps) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 101, №3, 2020 г., стр.28-32 в pdf - 1,70 Мб
    Приборы Национальной системы океанических и атмосферных исследований (NOAA) для набора видимых инфракрасных радиометров (VIIRS) на борту Suomi National Polar-orbiting Partnership (NPP) и космического аппарата NOAA-20 ежедневно предоставляют изображения цвета океана. Однако облачный покров и высокий солнечный блеск изображения, полученные с менее чем оптимальным углом обзора, и другие факторы приводят к значительным пропускам данных в этих ежедневных изображениях. Зеленый является важным цветом в спутниковых изображениях океана. Этот цвет связан с концентрацией хлорофилла a (Chl a) химическое вещество, производимое зелеными растениями, в том числе фитопланктоном, водорослями и другими водорослями. Таким образом, окраска на спутниковых изображениях океана может быть преобразована в данные о концентрации хлорофилла, которые имеют решающее значение для мониторинга и понимания оптических, биологических и экологических процессов и явлений в океане. Благодаря объединению и заполнению пробелов в данных от приборов NPP и приборов VIIRS NOAA-20 ученые Центра прикладных исследований и исследований спутниковых систем (STAR) NOAA теперь могут производить Ежедневную глобальную цветовую гамму без пропусков хлорофилл-карты, которые доступны онлайн почти в реальном времени. (...) NPP и NOAA-20 работают по одной и той же солнечно-синхронной полярной орбите, которая пересекает экватор около 13:30 местного времени - оба спутника движутся вокруг Земли от полюса до полюса таким образом, что они наблюдают одни и те же районы примерно в одно и то же время суток, независимо от времени года. Между траекториями NOAA-20 и NPP задержка составляет около 50 минут, поэтому траектория NOAA-20 проходит между двумя соседними орбитальными траекториями АЭС, и наоборот. Таким образом, перекрытие пространственных покрытий двух датчиков VIIRS автоматически заполняет пробелы в данных каждого инструмента (...), данные могут быть объединены в глобальный набор данных с разрешением 9 километров непосредственно без регулировки. (...) Даже после объединения наборов данных с двух спутников остаются некоторые пробелы. Чтобы завершить картину, приложение для заполнения пробелов использует математический метод, основанный на интерполяции данных эмпирической ортогональной функции (DINEOF). (...) Однако применение DINEOF к данным глобального масштаба требует большого количества вычислительных ресурсов (время и единицы обработки), а обработка большого набора данных требует значительного количества компьютерного времени. Мы разработали эффективную процедуру, которая использует метод DINEOF для заполнения недостающих пикселей на ежедневных глобальных цветных изображениях океана. (...) Цель нашей операции, близкой к реальной, состоит в том, чтобы восстановить недостающие пиксели ежедневных глобальных изображений в течение 12–24 часов после их получения. (...) Глобальные ежедневные Chl-данные без пробелов показывают множество крупномасштабных и мезомасштабных особенностей океана. (...) наиболее очевидными крупномасштабными особенностями океана являются бедные питательными веществами (олиготрофные) воды в центрах субтропических круговоротов и более богатые хлорофиллом воды в экваториальном и прибрежном океанах. (...) Данные без пропусков, основанные на объединенных продуктах VIIRS NPP / NOAA-20, показывают больше деталей об особенностях океана, чем те, которые основаны только на одном датчике. Этот результат указывает на то, что добавление еще большего количества датчиков в объединенные продукты может значительно улучшить качество глобальных данных о цвете океана без пропусков. (...) Мы работаем над тем, чтобы добавить эти датчики [других спутников] в процесс объединения данных в ближайшем будущем, что, как мы ожидаем, приведет к дальнейшему улучшению качества данных и уменьшению пробелов в глобальных данных о цвете океана».
  11. Юнляо Цзоу и др. Обзор предстоящей китайской серии «Чанъе», научных целей и полезных нагрузок для миссии «Чанъэ-7» (Yongliao Zou et al., Overview of China's Upcoming Chang'e Series and the Scientific Objectives and Payloads for Chang'e-7 Mission) (на англ.) 51st Lunar and Planetary Science Conference, The Woodlands, Texas, March 16-20, 2020, Abstract no. 1755 в pdf — 120 кб
    «Китайская программа исследования Луны (CLEP) успешно выполнила задачи миссии «Облет по орбите» и «Посадка» проекта исследования Луны, продемонстрировав возможность достижения Луны и посадки на поверхность Луны. (...) CE-5 Ожидается, что миссия [Chang'e-5] будет запущена к концу 2020 года, завершив задачу «возвращения», то есть сбора образцов лунных камней и почв и их доставки на Землю. (...) Китай предложил серию последующих планов по исследованию Луны с южным полюсом Луны в качестве главной цели, исследование и использования лунных ресурсов на месте будут проводиться непрерывно в течение нескольких миссий. (... ) Миссия CE-7 [Chang'e-7], запланированная на 2024 год, является первой миссией в последующих миссиях (...) CLEP. (...) Зонд CE-7, состоящий из Спутника-ретранслятора, орбитального аппарата, посадочного аппарата, ровера и мини-летающего зонда будут оснащены 23 научными полезными грузами. Общий вес составит 8200 кг, из которых вес 8 научных полезных нагрузок составляют 415 кг. Запустив спутник-ретранслятор и орбитальный аппарат, CE-7 установит ретрансляционную линию связи от лунного южного полярного региона до Земли и проведет детальное обследование окружающей среды и ресурсов в лунном полярном регионе. (...) Китай открыт для сотрудничества с другими странами в области исследования Луны и поощряет участие ученых-планетологов со всего мира в создании лунной научной платформы для общения."— Таблица научных полезных нагрузок и целей миссии для каждого компонента миссии приводится.
  12. Дэвид С. Джевитт. Глубокое погружение в пропасть (David C. Jewitt, A deep dive into the abyss) (на англ.) «Science», 2020 г., first release: February 13, 2020 в pdf — 601 кб
    13 февраля 2020 года на веб-сайте журнала Science было опубликовано три научных исследования объекта Kuper-Belt Object Arrokoth. Результаты суммированы в следующей статье: «С 1992 года астрономы представили огромную популяцию твердых тел на орбите за пределами Нептуна. Этот регион Солнечной системы, известный как пояс Койпера, является динамическим ископаемым, сохранившим хронику эпохи формирования планет (...) Исследования пояса Койпера были ограничены объектами больше, чем ок. 100 км, потому что меньшие слишком слабые, чтобы их можно было легко обнаружить. Теперь, спустя 5 лет после облета объекта пояса Койпера Плутона с диаметром 2000 км, космический аппарат НАСА «Новые горизонты» впервые продемонстрировал небольшой объект крупным планом, холодный классический объект пояса Койпера. (...) Объект, мимо которого пролетел New Horizons, формально известен как (486958) Аррокот (условное обозначение 2014 MU69). (...) Наиболее примечательной особенностью Аррокота является его общая форма, которая состоит из двух сфероидов, но лги неравные,слипшиеся, как гигантский арахис. В совокупности они имеют объем, равный объему сферы диаметром 18 км. (...) Таким образом, самый основной вывод состоит в том, что Аррокот является продуктом столкновения двух ранее существовавших тел. Столкновение, должно быть, было мягким, потому что нет никаких доказательств деформации сжатия в шейке, соединяющей доли (...) Тонкую структуру Аррокота трудно совместить с альтернативными моделями, в которых объекты Пояса Койпера размером с Аррокот являются фрагментами более крупных объектов, разрушенных столкновениями. Однако ударные кратеры, видимые слегка разбросанными по поверхности Аррокота, действительно свидетельствуют о меньших столкновениях с более высокой скоростью. (...) В рамках данных [низкого разрешения], более крупные кратеры показывают морфологию в форме чаши, которая типична для ударных кратеров на малых астероидах (...) Аррокот имеет более крутое распределение размеров кратеров и более высокую плотность кратеров определенного размера, чем поверхность луны Плутона, Харона. (...) Пояс Койпера является домом для самого красного материала в Солнечной системе. (...) Ультракрасное вещество является редким или отсутствует внутри орбиты Сатурна, вероятно, потому, что материал термодинамически нестабилен при более высоких температурах, обнаруженных ближе к Солнцу. В соответствии с этой картиной наблюдения из New Horizons показывают, что поверхность Аррокота является ультракрасной. Это позволяет получить некоторое подтверждение давнего подозрения, что цвет обусловлен органическими материалами. В частности, спектры ближнего инфракрасного спектра показывают четкие полосы поглощения из-за спиртового метанола, а также дополнительные неидентифицированные полосы. (...) New Horizons пролетела. (...) Для будущих миссий нам нужно иметь возможность отправлять космические корабли к поясу Койпера и удерживать их там, возможно, используя гравитацию более крупных объектов пояса Койпера, чтобы помочь в их захвате. Например, орбитальный аппарат "Плутон" или "Эрида" позволил бы изучить эти интригующие тела с ошеломляющими геологическими и геофизическими деталями. Более интересной была бы хопперная миссия, способная перемещаться от одного объекта пояса Койпера к другому почти так же, как космический корабль НАСА Даун перемещался от Цереры к Весте, используя свой собственный двигатель с ионным приводом. (...) Технологически, мы могли бы сделать это. Научное видение и институциональная приверженность — это дополнительные ингредиенты, необходимые для осуществления такой миссии».
    В тот же день состоялся пресс-брифинг, на котором ведущие ученые миссии «New Horizons» представили результаты своих исследований Аррокота [54 мин.]:
    http://pluto.jhuapl.edu/News-Center/Press-Conferences/index.php?page=2020-02-13
    Слайды презентации также доступны на этом сайте [29 МБ].
  13. Элисон Клесман. Наш первый межзвездный гость (Alison Klesman, Our First Interstellar Visitor) (на англ.) «Astronomy», том 48, №2, 2020 г., стр. 18-27 в pdf — 6,72 Мб
    «В ту ночь [19 октября 2017 года] на изображении длиной в 45 секунд, снятом телескопом Pan-STARRS1 Университета Гавайев на Мауи, появилась слабая тонкая полоса. (...) тело, покрывающее около 6,2° каждый день. (...) Объект находился на гиперболической орбите, то есть он приближается к нашему Солнцу только один раз, а затем снова уходит, чтобы никогда не возвращаться. И, основываясь на его орбите, он вообще появился не в нашей солнечной системе, а пришел из другой звездной системы. Это был наш первый известный межзвездный посетитель. Официально названный 1I/2017 U1, объект также известен как «Oumuamua (...), что означает «посланец издалека, прибывающий первым» на гавайском. После своего открытия Оумуамуа двигался так быстро, что астрономам досталось четыре месяца, чтобы наблюдать его. После этого объект отошел слишком далеко от Солнца, исчезая из-за нашей способности отслеживать это ... (...) Яркость отраженного света Оумуамуа изменялась более чем в 10 раз через регулярные промежутки времени, значит, он вращался, когда летел. По тому, как его свет опускался и поднимался, исследователи определили, что длина Oumuamua составляет примерно от 330 до 1310 футов (от 100 до 400 метров), а удлиненная форма примерно в 6-10 раз длиннее, чем его ширина. Скорее всего, это выглядит как сигара или овал. (...) Отраженный свет Oumuamua также показал, что он мигает в пространстве, поворачивая свою самую короткую ось каждые 8,7 часа и вращаясь вокруг самой длинной оси каждые 54,5 часа. (...) Его поверхность красная, что типично для нескольких классов объектов в нашей солнечной системе (...) Но цвет Оумуамуа рассказывает мало о его составе, потому что несколько факторов могут заставить покраснеть тело (...) Астрономы ожидали, что первым идентифицированным межзвездным посетителем станет комета. Это потому, что кометы по своим размерам ярче астероидов, что облегчает их обнаружение. (...) «Путь Оумуамуа указал на «действительно сильное негравитационное ускорение», — говорит [Карен] Мич [из Института астрономии при Гавайском университете, член команды, которая открыла и впервые изучила Оумуамуа ( ...) Это означало, что гравитация была не единственной вещью, диктующей движение Оумуамуа. Что-то заставляло его ускоряться, когда он покинул Солнечную систему. (...) Команда исследовала восемь из этих причин [ускорения] (...) Один за другим, они исключили эти сценарии. (...) Хотя идея о том, что «Оумуамуа является космическим кораблем пришельцев или заброшенной внеземной технологией, безусловно, захватывающая, Мич и другие утверждают, что это крайне маловероятно, особенно учитывая, что одно объяснение, которое исследовала команда, сработало довольно хорошо: «Единственное, что осталось, было самым логичным, это то, что это дегазация», — говорит Мич. Дегазация — это утечка газа и пыли в виде льдов на поверхности кометы сублимируемой, превращаясь непосредственно из твердого тела в газ, когда объект приближается к Солнцу и нагревается. Выходящий газ дает комете дополнительный толчок в противоположном направлении. (...) Но Уумуамуа все еще не имел хвоста, даже в самых подробных наблюдениях. (...) Команда Мича тоже искала пыль, но не заметила её. (...) Она и ее коллеги приходят к выводу, что «Оумуамуа — это комета, хотя и необычная, с химией, отличной от химии комет, которые мы видим в нашей солнечной системе. (...) на данный момент астрономы не могут определить, откуда взялся Оумуамуа. (...) Теперь кажется, что Оумуамуа не одинок. 30 августа 2019 года астроном-любитель Геннадий Борисов в обсерватории МАРГО в Научном, Крым, заметил новую комету, движущуюся по небу. Обозначенный 2I/Борисов, он двигался со скоростью 93 000 миль в час (150 000 км/ч), быстрее, чем ожидалось для объекта на расстоянии примерно 2,8 а.е. от Солнца. (...) он тоже не родился в нашей собственной солнечной системе. В отличие от Оумуамуа, у объекта Борисова есть четкий хвост, отмечающий его однозначно как комету. (...) Команда Мича уже наблюдала за объектом и оценивает его размер от 1,2 до 10 миль (от 2 до 16 км). Они уже заметили газообразный CN, выходящий с его поверхности (...) Это означает, что он очень похож на типичную комету Солнечной системы — и рисует совершенно другую картину межзвездного путешественника, чем Oumuamua. Но эти различия ценны для астрономов, пытающихся узнать больше о том, как формируются другие солнечные системы, чем они похожи, так и чем непохожи на нашу. Независимо от того, сколько пролетающих через нашу солнечную систему мы увидим, «Оумуамуа всегда будет первым».
  14. Джейк Розенталь. Мечта Кеплера, Современная реальность (Jake Rosenthal, Kepler's Dream, Today's Reality) (на англ.) «Sky & Telescope», том 139, №2 (февраль), 2020 г., стр. 62-67 в pdf — 1,52 Мб
    «В эпоху, предшествовавшую этим подвигам, запуск чего-либо в космос был просто фантазией, совместной работой ума и пера. Твердо привязанные к земле, мы подняли глаза, сочинили истории о далеких мирах и представили, как можно посетить их. Гениальный астроном 17-го века Йоханнес Кеплер создал такую историю, смесь научной и фантастической литературы, подробно описывающую путешествие с Земли на Луну. (...) Она называется Somnium (The Dream, "Сон" ). (...) Будучи студентом в 1593 году, он написал диссертацию, в которой размышлял о наблюдении Земли с точки зрения наблюдателя Луны. Сторонник новой Вселенной, отцентрированной на Солнце, Кеплер намеревался поддержать одно из утверждений теории: вращающаяся Земля. (...) Сочинение Кеплера оспорило преобладающую модель Вселенной, ориентированную на Землю, и, к сожалению для него, профессора, ответственные за диссертации были прочно убеждены в геоцентрическом мировоззрении. (...) Он ушел продолжить работу (...) Когда Кеплер вернулся к диссертации 16 лет спустя, он решил переосмыслить её как мечту. Он полагал, что в этом контексте геоцентристы могут отклонить нежелательный материал как бред его воображения. Таким образом, если его представить как вымысел, его мысли об астрономии могут избежать цензуры. Во время этого периода пересмотра Кеплер также ввел отрывок, который касается самого лунного полета. (...) его исследователи нуждаются в услугах духа, чтобы перемещать их между мирами. Тем не менее, среди этого уважения к древним, Кеплер открывает новые возможности с серьезным обсуждением практических проблем космического полета. (...) Трудности запуска сравниваются с детонацией взрывчатых веществ. (...) Его тело должно быть пристегнуто и защищено, читайте, как его конечности готовы отрываться. Но в конце этого мучительного эпизода исследователь мирно отправляется на Луну без дальнейшего применения силы. (...) В Somnium он описывает параметры Луны как запредельные параметры Земли. (...) Климат уже не мягкий. Каждый день и ночь на Луне происходят огромные колебания температуры, жара превращается в сильные морозы. Со временем Кеплер оказался прав в своей оценке климата; однако, он был неправ относительно размера лунных гор и многих других вопросов, включая наличие жизни. Кеплер населял лунный мир разнообразным сообществом странных существ. (...) Он предположил, что жители прячутся в пещерах, чтобы защитить себя от жары и холода (...) Мать Кеплера, Катарина, (...) была арестована по обвинению в колдовстве (...) Через шесть долгих лет Катарина была оправдана и сослана, с обещанием, что она будет казнена, если вернётся. (...) Он [Кеплер] предположил, что копия Somnium была украдена от его коллег и была прочитана одним из врагов его матери. (...) Кеплер подозревал, что его мать, соответственно, сравнивали с матерью исследователя — таинственного торговца наркотиками и друга духов. Так что Кеплер опасался, что Somnium вызвал подозрения в колдовстве и пропаганде колдовства. (...) Он взял на себя ответственность, в которой не был виноват, и всю жизнь он страдал от вины. (...) он дополнил рукопись сносками, содержащими разъяснения лунной географии, обсуждения телескопических наблюдений и упреками тех, кто (как он считал) использовал свои слова против невинной женщины. Замечания — всего 223 — во много раз длиннее основного текста и для их завершения потребовалось десять лет. (...) Его сын Людвиг взял на себя ответственность за рукопись, которая была окончательно опубликована в 1634 году, через четыре года после смерти Кеплера. (...) Somnium не легко читается. (...) Только в середине 20-го века Somnium изучали всерьез. Теперь мы признаем это как первое современное представление лунной географии и космического полета. (...) Кеплер полагал, что космическое путешествие действительно возможно, что когда-нибудь человечество построит корабли, подходящие для космических морей, и отправится в неизведанные миры. (...) С каждым путешествием за пределы Земли мы исполняем мечты наших предков и готовим почву для наших потомков идти дальше, чем когда-либо».
  15. Чак Вуд. Геологоразведка (Chuck Wood, Prospecting and Landing) (на англ.) «Sky & Telescope», том 139, №2 (февраль), 2020 г., стр. 52-53 в pdf — 830 кб
    «На протяжении тысячелетий мы полагались на уголь, а в последнее время — на нефть для энергетических потребностей цивилизации. Другие источники энергии, такие как солнечное, ветровое и ядерное деление, появились на энергетическом рынке в последние десятилетия. Дополнительным потенциальным источником энергии является ядерный синтез. (...) Целью синтеза является объединение дейтерия (2H) с тритием (3H) для создания гелия-4 (4He) + один нейтрон, высвобождая огромные количества энергии. Этот процесс питает Солнце и другие звезды. Две проблемы, которые нам еще предстоит преодолеть, — это технические требования для создания реактора, способного выдерживать огромное тепло и давление, которые возникают в результате реакций синтеза, и крайне ограниченную доступность гелия-3 (3He), идеальное топливо. (...) почти весь гелий, найденный на Земле, — это 4 He, при этом 3He в нём составляет всего около одной миллионной. Тем не менее, Луна — настоящая золотая жила 3He. Миллиарды лет солнечный ветер повышал концентрацию 3He в лунном реголите. (...) Таким образом, программы исследования Луны в Китае, Корее и других странах частично направлены на поиск безопасных посадочных площадок с концентрацией 3He. Kyeong Kim (Корейский институт геонаук и минеральных ресурсов) и его коллеги создали глобальную карту лунного 3He, чтобы определить потенциальные местоположения мест посадки, которые максимизируют возможности добычи и минимизируют опасность посадки. (...) Они обнаружили, что наибольшая численность встречается в участках равнин внутри кратеров Гримальди и Риччоли, а также в части Oceanus Procellarum. Подобное изобилие было обнаружено в Mare Moscoviense, но это расположение на лунном склоне будет затруднять контроль за добычей полезных ископаемых. (...) Учитывая все эти требования и тот факт, что внутренняя геология кратера интереснее геологии Mare, Ким и его коллеги утверждают, что Гримальди и Риччоли являются наиболее перспективными объектами для будущей добычи полезных ископаемых. (...) Темные грунты Риччоли и Гримальди не показывают поверхностного проявления огромного изотопного богатства, которое мы можем когда-нибудь извлечь из этих лав." — Исследование было опубликовано в Planetary and Space Science, 2019
  16. Дж. Келли Битти. НАСА ударяет Луну (J. Kelly Beatty, NASA Slams the Moon) (на англ.) «Sky & Telescope», том 119, №2 (февраль), 2010 г., стр. 28-32 в pdf - 1,10 Мб
    «Пыльные камни, привезённые шестью командами астронавтов Аполлона и тремя советскими роботизированными миссиями, почти подтвердили, что в обычной лунной местности вообще нет воды. Однако кометы время от времени врезаются в Луну, принося воду и множество других летучих соединений. Куда все это идет? В 1979 году геохимик Джеймс Арнольд возродил радикальную идею, впервые предложенную двумя десятилетиями ранее: часть воды от этих столкновений должна стать «застрявшей в холоде» на холодных днах кратеров возле полюсов Луны, где - путем причуд орбитальной баллистики - Солнце никогда не светит. Если вода действительно накапливается в этих черных углублениях, как мы можем сказать, что она есть? (...) Несколько лет назад ученые и инженеры из Исследовательского центра Эймса НАСА разработали миссию, чтобы помочь обосноваться дебаты. Их концепция была проста: бросить достаточно большую пулю в постоянно затененный лунный кратер, и получающийся в результате обломок мусора должен быть наполнен водяным паром, который можно обнаружить и измерить спектроскопически пока он появится на солнечный свет. (...) 24 июня [2009 года] космический аппарат (LCROSS) совершил полётна ракете-носителе Atlas V и верхней ступени "Центавр", которые в привели в движение орбитальный аппарат Lunar Reconnaissance NASA (LRO, основная полезная нагрузка) к Луне. LRO вскоре отделился и через пять дней вышел на лунную орбиту. Тем временем "Центавр" оставался пристыкованным к LCROSS, в котором находилось управление и маневренные двигатели, необходимые для приведения отработавшей ракеты к цели. (...) Окончательное решение о цели в значительной степени основывалось на разведывательных отчетах приборов LRO, в частности его детектора лунного исследования, построенного в России (LEND), который определяет, где водород (предположительно, в воде) сконцентрирован на лунной поверхности. Но ЛЕНД отправлял обратно смешанные сообщения. (...) Одним из немногих затененных участков, прошедших «тест ЛЕНД», был Кабеус, малопонятный кратер на 85° южной широты, шириной 61 миль (98 км), и в итоге он получил одобрение руководителей. (...) Точно по графику - и, что более важно, по цели - "Центавр" врезался в Кабеус со скоростью 1,5 мили [2,4 км] в секунду. (...) Астрономы проанализировали наблюдения с Хаббла, Кека, Джемини, Субару и других гигантских глаз [телескопов], тщетно ища какие-либо следы этого события. (...) Шлейф должен был подняться, по крайней мере, на милю [1,6 км], прежде чем он попал на солнечный свет - и к тому времени, по-видимому, он стал слишком рассеянным, чтобы появиться. (...) К счастью, ничто не блокировало обзор девяти камер и спектрометров на борту пастуха LCROSS, который был выше ракеты примернона 400 миль [650 км]. Приборы на борту LRO также были "в партере". (...) Инструменты обнаружили вспышку, когда "Центавр" ударил, последовавший за ним восходящий поток горячих обломков и кратер остались позади. В этом смысле миссия имела огромный успех. Удар ракеты выбил яму диаметром от 70 до 100 футов (20-30 м) в соответствии с ожиданиями. Всплеск мусора простирался еще на несколько сотен футов за край кратера. Но вспышка, созданная ударом "Центавра", была всего на треть ярче, чем прогнозировалось (...) Размер и высота шлейфа мусора также примерно соответствовали ожиданиям, увеличившись примерно до 6 миль в диаметре в первые 20 секунд после события. Но теперь стало ясно, что масса материала, выброшенного из кратера, не была близка к 350 тоннам, предложенным некоторыми моделистами. (...) Только в середине ноября [2009 г.], после изучения результатов в течение нескольких недель, [Энтони] Колапрет [из Исследовательского центра Эймса НАСА и главного ученого LCROSS] наконец смог объявить, что два прибора LCROSS видны отчетливо доказательства водяного пара во взлетевшем шлейфе от горячей пыли и газа. (...) Так что есть вода, по крайней мере, в Кабесе (...) часть шлейфа в поле зрения приборов содержала около 220 фунтов (100 кг) водяного пара, около 25 галлонов, если бы вода была жидкой. Очевидно, что под дном кратера нет гигантской ледяной плиты. Вместо этого вода смешивается (и, возможно, химически связана) с щебеночной смесью пыли и более крупных частиц. (...) Его датчики [Diviner, LRO-прибора, предназначенного для отображения температуры поверхности], обнаружили, что полярные области намного холоднее, чем ожидалось, до 35 K (-397°F) в некоторых точках. Как ни удивительно, но затененные места внутри Кабеса и его соседей - самые холодные места, известные во всей всей солнечной системе! (...) Теперь, когда LCROSS ушёл в историю, все еще неясно, сколько воды существует на Луне, как она распределяется или откуда она взялась. (...) мы до сих пор не знаем, где находятся все ледяные отложения или какие могут быть другие соединения".
  17. Джеймс Р. Чайлс. «Создать ракету-монстр» (James R. Chiles, To Build a Monster Rocket) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 20-27 в pdf — 6,97 Мб
    «Прежде чем эти миссии в дальнем космосе могут начаться, система SLS [Space Launch System] должна сначала пройти [стендовое] испытание болтового соединения большой ступени ракеты, стенок танков и главных двигателей, которые образуют ее основу. Испытание называется «Green Run», потому что часть ракетного оборудования является новым и никогда не тестировалось со всеми частями, работающими вместе, как это будет в Стеннисе [Космический центр НАСА в Стеннисе на юге Миссисипи]. (...) SLS — важная часть следующего этапа НАСА, программы Artemis, названной в честь сестры Аполлона, которая обещает отправить женщину и мужчину на Луну к 2024 году. С верхней ступенью и полезной нагрузкой на еёверхушке, новая ракета будет иметь высоту 322 фута [98 м]. (...) на стартовой площадке, SLS будет производить на 15 процентов больше тяги — 8,8 миллиона фунтов [39,1 МегаНьютон (MN)], в отличие от 7,5 миллионов фунтов Сатурна. [33,4 MN]. (...) Хотя SLS в значительной степени зависит от аппаратного обеспечения многоразового шаттла, это более простая машина, потому что ничего от ракеты-носителя SLS не вернется для восстановления и повторного использования. Но оказывается, что в пусковой машине большой грузоподъемности нет ничего простого, особенно той, которая предназначена для обеспечения производительности, необходимой программе Artemis для дальнего космоса. (...) Что касается НАСА и его основного подрядчика Boeing, то SLS — это совершенно новая машина, и её части должны зарекомендовать себя индивидуально и в сборе. Если какие-либо технические проблемы не будут решены надлежащим образом, результатом может стать то, что менеджеры НАСА называют «плохим днем» — многомиллионный ущерб на земле или катастрофическая потеря миссии. (...) К аппаратным средствам, которые SLS унаследовал от космического челнока, относятся его главные двигатели на жидком топливе. (...) Хотя повторно используемые главные двигатели кажутся почти идентичными тем, которые летали на челночных орбитальных аппаратах, существуют важные различия. НАСА хочет получить более высокую выходную мощность от двигателей, и второе повышение запланировано позже. Это означает более высокое давление в камере сгорания. (...) Одной из огромных проблем при проектировании было обеспечение того, чтобы двигатели и вспомогательное оборудование могли выдержать новую «базовую среду нагрева». (...) Все эти изменения были доказаны к удовлетворению НАСА с помощью компьютерного моделирования и отдельных запусков двигателей на испытательном стенде, но ничего, что еще не было предложено в вычислительной гидродинамике, не соответствует ярости огневого испытания Green Run, запланированного на Стеннис этой весной. Стив Эрнст из Boeing отметил, что, в конце концов, «один хороший тест стоит тысячи экспертных мнений». [предполагаемая цитата Вернера фон Брауна] (...) «Green Run» является критическим испытанием, но это не самая сложная задача, с которой сталкивается SLS. Возможно, самая большая неопределенность в развитии SLS — это риск того, что амбициозные — и широко разрекламированные — конкуренты из частного сектора вырвутся вперед в космической гонке с большой грузоподъемностью, оставив SLS как сухую ветвь в эволюционном дереве. Основатель SpaceX Элон Маск объявил о разработке Falcon Heavy в 2011 году (...) Предназначенный для многократного использования, Falcon Heavy уже запускался трижды, первый в 2018 году. Он может доставить 64 тонны на низкую околоземную орбиту. Первая версия SLS, с другой стороны, оценивается в 70 тонн, но ее первый запуск не произойдет до 2021 года, и Маск говорит, что его следующая ракета под названием Starship — большая ракета-носитель, увенчанная блестящим космическим кораблем второй этап ... Этап двигателей — будет запущен в этом году [2020] (...) Звездолет, утверждает Маск, доставит не менее 100 тонн на низкую околоземную орбиту за долю от стоимости усовершенствованного SLS. (...) Первоначально прогнозировалось, что стоимость запуска составит всего полмиллиарда долларов, а в декабре [2019 г.] администратор НАСА Джим Бриденстайн оценил стоимость одного полета SLS в размере от 800 до 1,6 млрд. долларов США (. ...) Между тем НАСА заявляет, что SLS может и доставит кого-то на Луну к 2024 году. (...) Во время Green Run, по словам Лизы Эспи, ведущего инженера-испытателя НАСА по авионике на базовой стадии, особый интерес будет представлять наследие оборудования — оборудование, адаптированное из более ранних космических предприятий. Один интересный объект — бортовой компьютер SLS, который был модифицирован из РН Boeing, предназначенной для запуска спутников. (...) Автоматические средства управления, которые управляют главными двигателями, также являются новыми. (...) Вся эта электроника, а также насосы и двигатели будут работать во время Green Run в течение всего времени подъема SLS на орбиту — чуть более восьми минут. (Однако тест будет считаться успешным, если система будет работать не менее пяти минут.) Если «зеленый» прогон считается неудачным, основной этап может потребовать дополнительного теста. (...) Во время написания этой статьи я спросил инженеров и подрядчиков НАСА, как они сравнивают скрупулезные детали тестирования на базовой ступени SLS с методами, которые использует частный сектор. Они сказали, что не знают (...) инвесторы SpaceX любят описывать Элона Маска как разрушителя из Силиконовой долины [человека, который мешает чему-то продолжать как обычно или как ожидалось], готового двигаться быстро и ломать планы. (...) А [НАСА] движется медленно и не хочет ничего ломать ... если только это не является частью теста в этом долгом, тяжелом путешествии назад на Луну".
  18. Том Меткалф. Большие раскопки для Жужжащей Бомбы (Tom Metcalfe, Big Dig for a Buzz Bomb) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 34-39 в pdf — 4,99 Мб
    «Летящая бомба V-1, выпущенная германскими люфтваффе (ВВС) по Лондону, но сбитая за несколько минут до того, как туда добралась, упала и взорвалась здесь около восьми часов утра 27 августа 1944 года, создав яму в земле глубиной 10 футов [3 м] и шириной 20 футов [6 м]. Взрыв её боеголовки и топлива отбросил ближайший дом, более чем на 600 футов [180 м], от его фундаментов. Семьдесят пять лет спустя точно в тот же день старый кратер стал местом археологического расследования, проведенного двумя братьями, которые выросли, услышав истории о терроре, вызванном немецкими V-1. Колин и Шон Уэлч искали фрагменты летающих бомб уже 10 лет (...). Германия начала запуск V-1 против Лондона через неделю после дня "Д". Наблюдатели увидели первые на рассвете 13 июня 1944 года над прибрежной деревней Димчерч, примерно в 50 милях [80 км.] из Лондона — низколетящий самолет с ярким свечением сзади, издающий шум, похожий на шум «Ford Model-T» [автомобиль, выпускаемый Ford Motor Company в период с 1908 по 1927 год] поднимающийся в гору », — сказал позже свидетель. Этот шум, вызванный прерывистым ревом его примитивной импульсной струи, стал характеристикой V-1, которые вскоре стали называться «жужжащими бомбами» и «болванами» — британское прозвище для шумных летних насекомых. (...) К концу Второй мировой войны Германия выпустила около 10 000 гудящих бомб по Британии. Более 2400 из них ударили по Лондону, погибли более 6100 человек. V-1 были первыми из немецкого чудо-оружия, Wunderwaffen, которое, как объявили нацистские лидеры, выиграет войну. Адольф Гитлер сказал, что они отомстят за бомбардировки союзников в немецких городах, и их окрестили V-оружием — Vergeltungswaffen , или оружием мести. (...) V-1 имела длину 27 футов [8,2 м] и весил более двух тонн [1800 кг]; её импульсный реактивный двигатель был заправлен 165 галлонами [625 литров] бензина. С максимальной скоростью более 400 миль [645 км] в час V-1 могла пролететь до Англии за 15 минут, а до Лондона — за 30. Одна V-1 несла 1900 фунтов [860 кг] взрывчатки, почти полный боезапас немецкого двухмоторного бомбардировщика. (...) V-1 управлялась простым автопилотом, который использовал три гироскопа, приводимые в действие баллоном со сжатым воздухом. (...) Более 6500 V-1 разбились или были сбиты истребителями и зенитными орудиями, но тысячи все же пробились. (...) Выкопать остатки 75-летней бомбы — тяжелая работа, но братья Уэлч привыкли к этому. Эта раскопка возле Бромли Грин является их восьмой раскопкой места крушения V-1. (...) Братья определяют местонахождение разбитого V-оружия, изучая данные округов и стран, включая официальную «перепись бомб» — попытку властей военного времени зафиксировать ущерб, нанесенный падающими бомбами. Поскольку эти записи не являются полными, они также проверяют боевые отчеты пилотов истребителей V-1. (...) Они проводят детальную оценку риска на каждом участке перед началом раскопок. (...) Колин внутри кратера копает мастерком, сканирует фрагменты с помощью металлоискателя и направляет ковш мобильного экскаватора. (...) Каждый маленький кусочек металла от взрыва V-1 будет очищен, сохранен и сфотографирован для окончательного отчета о раскопках (...) Раскопки V-1 закончились через 10 часов. Теперь дыра заполнена и выровнена, а извлеченные фрагменты тщательно сохранены для анализа. Ключевой находкой является реактивная труба V-1, смятый и корродированный кусок стали весом в несколько сотен фунтов, глубоко закопанный в кратере и защищенный от ржавчины слоем тяжелой глины. (...) До сих пор братья Уэлч обнаружили только те места воздействия V-1 и V-2, где боеголовка и остатки топлива взорвались в результате окончательного взрыва. Многие стальные детали уже заржавели, но они часто находят части механизмов управления и топливной системы, которые были сделаны из алюминия. (...) Многие металлические детали, обычно обнаруживаемые в местах крушения V-1, отсутствуют в этом расследовании, включая такие детали, как гироскопы и механизмы управления. Колин подозревает, что охотники за сокровищами, известные как «ночные ястребы», уже прошли через кратер с металлоискателями, чтобы найти трофеи для себя или продать в Интернете. (...) Колин и Шон Уэлч уже планируют раскопать еще одну аварию V-2 в Кенте, и есть еще тысячи мест катастрофы V-1, которые еще предстоит обнаружить. Братья надеются создать онлайн-музей, где будет представлена трехмерная фотография их находок и история V-оружия. (...) Поиск новых финансовых спонсоров для их раскопок становится приоритетом. Все их раскопки до сих пор были в основном самофинансированы. (...) Тем временем братья намерены продолжать копать".
  19. Джефф Хехт. Бинарные миры (Jeff Hecht, Binary Worlds) (на англ.) «Sky & Telescope», том 139, №2 (февраль), 2020 г., стр. 34-40 в pdf — 1,39 Мб
    «Астрономы надеялись увидеть что-то интересное, когда они направили космическийаппарат «Новые горизонты» на курс, чтобы посетить объект пояса Койпера вскоре после того, как он пролетел мимо Плутона. (...) Наш первый крупный план Аррокот (...) показал бинарный слепок, имеющий форму гигантского снеговика. Два шара, кажется, очень медленно сдавливались друг с другом в начале своей истории и слипались. Последующие изображения показали, что две красноватых половинки довольно продолговатые, соединенные на длинных концах с более ярким веществом, которое растекается вокруг перешейка почти как клей. Аррокот не одинок в своей странной форме. Наблюдатели обнаружили много бинарных объектов в Солнечной системе, как двойных, такие как Аррокот, так и те, в которых члены не соприкасаются, но вращаются вокруг друг друга. Пояс Койпера, главный пояс астероидов, даже среди комет и объектов, которые приближаются к Земле. (...) Однако первым убедительным доказательством того, что пара астероидов вращается вокруг друг друга, был побочный продукт миссии НАСА Галилео. (...) Второй [пролёт астероида], 28 августа 1993 года, показал, что вокруг 60-километрового продолговатого астероида 243 Ида вращался 1,5-километровой луна, позже названной Дактилом. (...) Последовали новые открытия. Некоторые использовали радиолокатор, другие были сделаны с использованием наземных телескопов с адаптивной оптикой или космического телескопа Хаббла, которые могут разделять отдельные тела, если их орбиты отводят их достаточно далеко друг от друга. Часто лучшие данные поступают с космического аппарата, исследующего объекты (...), по чрезвычайно точным измерениям того, как яркость объекта изменяется со временем, определили более половины известных двоичных объектов. (...) По состоянию на ноябрь 2019 года астрономы определили 375 астероидов и транснептунских объектов хотя бы с одним спутником: у 359 — один, у 15 — два, а у рекордсмена Плутона — пять. (...) Двоичные оъбекты везде и бывают разных форм. Некоторые пары соприкасаются; другие имеют широко разделенные орбиты. Некоторые пары имеют одинаковый размер; другие сильно различаются по размеру. (...) [околоземные двоичные объекты] Максимальный размер составляет несколько километров. (...) Отдельные члены околоземных двойных систем обычно находятся на орбите всего в нескольких километрах друг от друга, или в несколько раз больше главного. (...) орбиты хаотичны, и объекты обычно остаются на них лишь около 10 миллионов лет, прежде чем сталкиваются с планетой или солнцем или выбрасываются из региона. Большинство околоземных объектов представляют собой «обломки», скопления материалов, свободно удерживаемые вместе под действием силы тяжести, что делает их уязвимыми для трех процессов, которые могут разбить их на части, прежде чем они будут потеряны. (...) Свет несет импульс, который он может передавать объектам при отражении или поглощении и переизлучении, а индуцированный крутящий момент может изменять вращение объекта неправильной формы. Этот процесс называется эффектом YORP (...). В течение длительных периодов эффект YORP может раскручивать астероид на обломки, достаточно, чтобы центробежная сила на его экваторе превысила гравитационное притяжение тела, и кусочки могут уплыть. (...) Расслоившийся астероид может развалиться, но обычно он не исчезает навсегда. Вместо этого он выходит на орбиту вокруг астероида, где теоретически сбежавшие части могут прирастать, образуя меньший, стабильный спутник для исходного астероида. (...) [Главный пояс и кометы] Эффект YORP намного слабее в главном поясе астероидов, поэтому другие эффекты, вероятно, ответственны за большинство его 169 орбитальных двойных астероидов. (...) Двоичные объекты главного пояса включают в себя широкий спектр относительных размеров и орбитальных расстояний, и многие из них намного больше и более широко расположены, чем объекты с орбитами вблизи Земли. (...) Хотя мы думаем об астероидах как о скалистых объектах, около двух десятков объектов, первоначально обозначенных как астероиды главного пояса, были переклассифицированы как кометы после того, как они начали показывать комы или хвосты. (...) Другая [комета], первоначально обозначенная как астероид 2006 VW139, а затем номер 300163, была теперь признана первой орбитальной двойной кометой. (...) Контактные двоичные объекты распространены в кометах. Четыре из шести комет, осмотренных космическим аппаратом, имеют две отдельные доли. (...) Как такой объект образуется, остается большим вопросом. (...) [Изначальные планетезимали на льду] До сих пор он [Новые Горизонты] предоставил впечатляющие снимки крупным планом двух бинарных объектов Пояса Койпера: Плутона с его пятью лунами и контактного двойного Аррокота. (...) Плутон является примером класса объектов, называемых плутино, которые образовались ближе к Солнцу, были разбросаны, когда Нептун мигрировал наружу, и оказались в орбитальном резонансе с Нептуном. (...) Харон, был открыт в 1978 году и настолько велик, что центр масс дуэта полностью находится вне Плутона — два тела вращаются вокруг общего центра. (...) Когда начальные изображения показали, что Аррокот был двоичным телом, наблюдатели сначала предположили, что две доли были круглыми. (...) Два плоских продолговатых диска длиной 22 и 14 километров, соответственно, столкнулись вплотную, без явной деформации. Они вращаются вокруг оси, которая проходит через больший, ближе к точке контакта. (...) Ученые предсказали, что около трети всех транснептуновых объектов должны быть контактными двоичными объектами. (...) [компьютерные] модели [формирования солнечной системы] показывают, что, когда газ и пыль под действием собственной гравитации коллапсируют в тела класса 100 километров, эффект называемый потоковая неустойчивость смешивает материал таким образом, что помогает ему держаться вместе. Условия в коллапсирующем облаке приводят к образованию комков с двойными компонентами. (...) Необходимы более тщательные измерения и анализ для идентификации двоичных форм и извлечения информации об их орбитах. Теоретические модели требуют дальнейшего анализа и большей вычислительной мощности. И еще предстоит ждать вестей от Новых Горизонтов, которые не завершат отправку своих данных по Аррокоту до сентября 2020 года и могут еще пролететь мимо третьего объекта пояса Койпера».
  20. Адам Хадхази. Таргетинг метана (Adam Hadhazy, Targeting methane) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №2, 2020 г., стр. 18-26 в pdf — 2,56 Мб
    «Бесцветный и без запаха метан знаком многим из нас как основной компонент природного газа. Крупнейшим одноотраслевым источником глобальных выбросов метана от человеческой деятельности является добыча нефтегазового сырья (...) климатологи считают, что метан ответственен за около четверти вызванного человеком глобального повышения температуры на 0,9 градуса по Цельсию (1,6 градуса по Фаренгейту) с конца 19-го века, а оставшиеся 75% приходится на углекислый газ. (...) Шквал новых спутников, специально созданных для обнаружение газа в атмосфере подчеркивает растущий интерес к лучшему пониманию вклада метана (...) Исторически, мониторинг метана с орбиты был сферой деятельности национальных и международных правительственных космических агентств. Теперь впервые частный сектор — а именно Bluefield Technologies, стартап из Силиконовой долины и базирующаяся в Монреале GHGSat, — а также некоммерческий сектор, возглавляемый Фондом защиты окружающей среды в Нью-Йорке, принимает в этом участие. (...) людей считаются ответственными за 60% глобальных выбросов метана, а природные источники, такие как водно-болотные угодья, извергают оставшуюся часть (...) За последние миллионы лет среднее глобальное атмосферное давление концентрация метана колебалась между 400 и 800 частями на миллиард (ppb). Сегодня эта цифра взлетела до примерно 1860 на млрд и продолжает расти примерно на 10 на млрд в год (...) правительства и частные предприятия предпринимают усилия по замедлению или даже обращению вспять тенденции в области метана. Спутники могут существенно помочь в достижении этой цели, обеспечивая глобальный охват метановых шлейфов, охватывая широкомасштабные природные явления, а также точечные (часто созданные человеком) источники. (...) Вместе с тем, при наличии созвездий адекватного размера спутники могут предоставлять ученым, регулирующим органам и клиентам ежедневные отчеты о выбросах метана на заранее выбранных участках, представляющих интерес, помогая всем сторонам определить, где и когда происходят выбросы, и, таким образом, как свернуть их. С этой целью Bluefield разрабатывает микроспутник размером примерно с рюкзак, предназначенный для запуска в 2020 году, с целью дальнейшего развития космического аппарата. (...) Конкурент Bluefield, GHGSat, преследует аналогичные цели. (...) Данные MethaneSAT [от Фонда защиты окружающей среды, которые будут запущены в 2022 году] — и, в конечном итоге, алгоритмы обработки изображений и другие технические детали — будут публично доступны бесплатно. (...) Фонд защиты окружающей среды надеется, что его спутник побудит отрасль сократить глобальное загрязнение метаном от нефтегазовой промышленности на 45% к 2025 году. (...) Компании [Bluefield и GHGSat] объявили о своем намерении улучшить пространственное разрешение до 20 и 20 метров и 25 на 25 метров соответственно. (...) По сути, MethaneSAT будет служить широкоугольным объективом, а космические аппараты Bluefield и GHGSat — объективами с переменным фокусным расстоянием. (...) Три стороны, как и следовало ожидать, молчат об особенностях своих конкретных алгоритмов сортировки метанового сигнала по шуму других атмосферных газов и особенно аэрозолей, частиц, часто связанных с метановыми выбросами при добыче нефти и газа. (...) Цель чувствительности для MethaneSAT — измерить увеличение концентрации метана на уровне земли на 0,1% — эквивалент 2 частей на миллиард. (...) Все три производителя спутников считают, что экономическая мотивация их данных будет высокой. Международное энергетическое агентство, базирующееся в Париже, подсчитало, что нефтегазовая отрасль может сократить глобальные выбросы метана на 75%, причем до двух третей этого снижения можно достичь при нулевых чистых затратах на основе экономии продаваемого газа, теперь бесполезно теряемого в атмосфере. (...) Больше игроков будут стараться войти в процесс. (...) «В конце концов, — говорит [Стефан] Жермен [президент GHGSat], — я думаю, что все стороны, обслуживающие этот рынок, должны будут как конкурировать, так и сотрудничать, чтобы добиться того эффекта, которого мы все хотим: снижения выброса парниковых газов в глобальном масштабе».
  21. Грег Эйгиан. Год НЛО (Greg Eghigian, The Year of UFOs) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 48-53 в pdf — 4,73 Мб
    «НЛО вернулись. Или, лучше сказать, интерес к НЛО снова растет. (...) Горстка событий помогла вызвать новый интерес. (...) Первое событие и искра, которая зажгла сегодняшние НЛО. Возрождение произошло в декабре 2017 года, когда New York Times , Washington Post и Politico сообщили, что с 2007 по 2012 год Пентагон финансировал секретную программу для расследования сообщений о неопознанных летающих объектах. (...) Усовершенствованная программа идентификации аэрокосмической угрозы, или AATIP, в том виде, в каком она была в конечном итоге назначена, отвечала за расследование наблюдений (в основном со стороны военного персонала США) и определение того, как объекты, о которых сообщают, представляли угрозу национальной безопасности. (...) Часть того, что сделало новости 2017 года настолько убедительными, состоит в том, что они сопровождались двумя видео, выпущенными для средств массовой информации, и третьим спустя месяцы спустя. Реактивный самолет ВМС США сталкивается с быстроходным самолетом необычной формы. (...) В средствах массовой информации о расследовании НЛО в Пентагоне был Луис Элизондо, неофициально известный как Лю. Карьерный офицер военной разведки, он называл себя журналистам бывшим главой AATIP, вплоть до того момента, когда его официальное финансирование закончилось в 2012 году. (...) С самого начала он привлекал почти столько же внимания средств массовой информации, сколько и загадки, которые он предположительно расследовал. (...) В январе 2019 года Агентство военной разведки ответило на запрос Комитета Сената США по вооруженным силам о предоставлении дополнительной информации о своей работе. Сотрудник агентства (...) предоставил список всех 38 сообщений, связанных с программой. Этот список удивил. Некоторые темы исследований — лазерное оружие с высокой энергией и альтернативные двигательные установки, варп-двигатели, антигравитация, проходимые червоточины, звездные врата и маскирующие устройства-невидимки — поразили скептиков научной фантастикой. Тем временем энтузиастам НЛО оставалось только удивляться, почему не было упоминаний о наблюдениях, подобных тем, что в видео ВМС, выпущенных для СМИ. (...) Вторым событием, связанным с НЛО, которое привлекло внимание средств массовой информации примерно в то же время, когда было опубликовано AATIP, стало создание новой коммерческой компании под названием «Академия звезд, искусство и наука» (To the Stars Academy of Arts and Sciences). Его заявленная миссия состоит в том, чтобы «исследовать внешние границы науки и нетрадиционного мышления» через «развлекательный, научный и аэрокосмический консорциум, который взаимодействует с гражданами всего мира». (...) Также присоединился к команде в качестве директора по глобальной безопасности и специальным программам: Луис Элизондо. (...) 31 мая [2019] состоялась премьера [телевизионного] сериала [«Неопознанные: расследование НЛО в Америке» ». (...) настоящей звездой сериала был актерский акт «Неопознанный» Лю Элизондо (...) Элизондо как крепкий, бесстрашный крестоносец, стремящийся раскрыть правду перед лицом обездоленной правительственной бюрократии и культурой насмешек (...), изображён исследователем НЛО, героической фигурой, решительно настроенной разорвать завесу секретности, окружающую инопланетных посетителей. (...) В течение нескольких дней после выпуска видео Nimitz , в котором говорится о том, что НЛО ускоряется со скоростью, не поддающейся физике, писатель-исследователь Мик Уэст показал, что своеобразное движение объекта было результатом изменения уровня масштабирования камеры. (...) официальные источники в правительстве очень редко комментируют новые наблюдения, оставляя поле открытым для всех видов спекуляций. (...) беспилотники стали обычным источником путаницы для пилотов. (...) Внезапно новый интерес военных к НЛО стал казаться более приземленным, чем загадочным. Но другие, не связанные с новостями истории помогли сохранить инопланетное повествование. Примерно в то же время, когда была раскрыта программа AATIP, ученые обнаружили первый межзвездный объект, когда-либо замеченный в нашей солнечной системе. Астрономы Шмуэль Бяли и Абрахам (Ави) Лоеб из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики высказали предположение, что необычный подобный комете объект, получивший название «Оумуамуа» (на гавайском как «разведчик»), мог быть, по-видимому, космическим кораблем пришельцев. Более поздние наблюдения показали, что он, скорее всего, имеет естественное происхождение, как и ожидало большинство астрономов. Но к тому времени идея о том, что он возможно был искусственным, стала мемом в социальных сетях. (...) Военно-морской флот несет определенную ответственность за то, что в последнее время СМИ уделяют внимание НЛО, из-за его постепенного и избирательного подхода к раскрытию подробностей о зарегистрированных столкновениях, что лишь подпитывает подозрения, что правительство знает больше, чем говорит (...) Но инциденты с НЛО в 2019 году произошли не просто так. Их повысили. Энтузиасты, журналисты, сети кабельного телевидения, ученые, блогеры и Академия «Звезд» помогли держать эту тему в поле зрения общественности, и все получили пользу от внимания. За всю историю наблюдений НЛО никогда не было достаточно просто указать на отдельные странные события. Что нужно, так это сюжетные линии с персонажами, драмы, ожидания и сюжетные повороты. И это то, что верующие НЛО давали в прошлом году или позапрошлом. Секретные видео. Респектабельные свидетели. Эксцентричный предприниматель. Адвокат знаменитостей. Решительный осведомитель. Скрытные правительственные чиновники стремились скрыть правду. Ни один из этих персонажей не новичок в мире НЛО. Только актерский состав изменился.
  22. Кара Платони. Сядем прямо здесь (Kara Platoni, Land Right Here) (на англ.) «Air & Space», том 34, №7 (февраль/март), 2020 г., стр. 54-61 в pdf — 5,75 Мб
    «Кэти Стэк Морган, заместитель научного сотрудника миссии НАСА «Марс 2020», показывает фотографию того, куда движется ровер: западный край кратера Джезеро. Миллиарды лет назад река наполнила этот бассейн, создавая дельту и то, что сегодня сухое озеро. Это захватывающее направление, если, как научная команда в Лаборатории реактивного движения НАСА (JPL), вы участвуете в конкретном поиске. «Это отличное место, чтобы отправиться на поиски жизни», — говорит она. ( ...) В идеале, они приземляются на равнине и едут в гору, поэтому ученые могут «читать камни» от самых старых до самых молодых. (...) В этом и заключается компромисс, который мешал посадкам на Марс и на Луну с самого начала: приземление на открытой равнине безопаснее, но с научной точки зрения там скучно. (...) Чтобы превратить Джезеро при спуске в посадочную площадку, команда полагается на навигацию относительно местности, или TRN технологию, над которой исследователи JPL работают с 2004 года, что позволяет выполнять более точные посадки, предоставляя аппарату визуальную систему посадки. Используя камеру, он сканирует почву для ориентиров, сравнивает эти изображения с бортовыми картами и оценивает её положение. Свяжите это с соответствующими достижениями в обнаружении и предотвращении опасности, и теперь у них есть лучший шанс не приземлиться в песчаную яму. (...) Прежде чем марсоход сможет катиться, космический корабль должен сначала пережить спуск, называемый, после посадки марсохода Mars Curiosity 2012 года, «семью минутами ужаса». (...) В течение большей части этого периода аппарат не будет иметь подробной информации о том, где он находится. (...) У серии командировок Аполлона на Луну было решение: дать астронавтам карту и заставить их смотреть в окно. Но Марс 2020 без людей, и посадка должна развернуться без помощи Управления полетами, потому что связь с Землей составляет более 10 минут. (...) TRN заполняет этот пробел, предоставляя аппарату собственную камеру и карту. (...) «Глаза» системы — это посадочная камера. (...) Мозг — так называемый Vision Compute Element — обрабатывает эти изображения. (...) Работа этого компьютера заключается в быстром сравнении изображений приближающейся земли с бортовыми картами, ранее сшитыми вместе, с использованием фотографий, снятых Марсианским разведчиком (MRO), который вращается вокруг планеты с 2006 года. Он сопоставляет два набора, отыскивая ориентиры. Но «ориентиры» не означают скалы или кратеры. Это означает крошечные пиксельные узоры, градиенты темноты и света, которые незаметны для человеческого глаза, но могут быть определены алгоритмом. Обнаружение этих ориентиров, а также использование данных IMU [Inertial Measurement Unit], позволит лендеру найти свое положение на карте. (...) команда тестирует свою систему с помощью компьютерного моделирования, которое моделирует такие параметры, как траектории, пыль и уровни солнечного освещения. Они также управляют своим снаряжением над лучшими аналогами Земли, которые они могут найти. (...) Когда они тестировали условия посадки, аналогичные тем, которые они ожидают от Марса 2020, они сократили [40 м] наполовину — ошибка была менее 20 метров. Когда они тестировали в более сложных условиях, таких как районы с высоким рельефом местности или различными уровнями освещенности, они оставались в пределах своего первоначального параметра. (...) Система Lander Vision активируется, когда аппарат находится на высоте около 4200 метров над поверхностью. Как только его задняя оболочка оторвется на расстоянии около 2300 метров, аппарат будет использовать данные TRN для определения своего местоположения и будет автономно выбирать наиболее безопасный соседний пиксель на карте целей. Затем он сядет. (...) К тому времени, когда MRO кружит над головой, чтобы сфотографировать ровер, НАСА должно точно знать, где он приземлился. (...) Поскольку он летит по солнечно-синхронной орбите, MRO постоянно находится над головой около 3 часов дня по местному времени, что означает, что он ловит одни и те же тени на каждом проходе. (...) Марс 2020 удобно посадить в 3 часа дня, поэтому то, что видит его камера, должно легко совпадать с его картами. (...) Vision Compute Element от JPL выполнит вторую работу после посадки на Марс: помощь в движении ровера. (...) Эти функции [перемещение и обработка изображений] работают параллельно на их новом компьютере, который, по их мнению, увеличит скорость для полностью автономного вождения до 60–80 метров в час (по сравнению с 8 метрами в час для Curiosity). (...) ТРН используется для обслуживания одного из старейших вопросов человечества: мы одни? (...) Это [микробная жизнь на Марсе], вероятно, очень, очень маленькая, и очень, очень мертвая. И, на данный момент, ученые должны изучать это очень, очень далеко. Есть вторая миссия Mars 2020 — это миссия по возврату образца. Ровер будет хранить камни, которые будет собирать будущий робот, еще не родившийся. До этого ученые должны полагаться на фотографии и электронные данные от приборов, установленных на подвижном рычаге, которые могут обнаружить органику, такую как углерод. Итак, как вы находите микробы на расстоянии 400 000 км? Ученые будут искать биосигнатуры, каменные текстуры и химические структуры, которые могли бы сформироваться только в присутствии жизни».
  23. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2020 г. том 40. №1 (март 2020) в pdf — 20,5 Мб
    На обложке: «Вояджер-1» запечатлел этот вид Европы, проходя над Большим красным пятном Юпитера 3 марта 1979 года. Изображение состоит из 16-кадровой мозаики, составленной из 41 отдельного изображения. Черное пятно — тень Ио на облаках Юпитера. Voyager 1 Imaging Science Subsystem (ISS): NASA/JPL-Caltech/Alexis Tranchandon/Solaris
    Следующие 10 лет. Лидеры в этой области обсуждают большие вопросы, которые принесёт следующее десятилетие в планетарной науке.
    Космос на Земле. Виртуальный дизайн космического корабля!
    Снимки из космоса. Детали Европы, приланные сгоревшим Галилео.
    Ваше место в космосе Билл Най готовит нас к следующей эре исследований
    Ваше влияние. Празднование гранта Шумейкера, победители, общественные награды и волонтерские усилия по всему миру.
    Присоединяйтесь. Исследование экзопланеты и новый еженедельный космический инструментарий.
    Что случилось? Вы будете удивлены числом видимых планет.
    Где мы находимся. Наши ежеквартальные обзоры роботов исследователей за пределами орбиты Земли.
    Почему я исследую.   Дочь нашего соучредителя, Саша Саган обращается к чудесам открытий.
  24. Элизабет Гибни. Редкий шанс добраться до ледяных гигантов волнует ученых (Elizabeth Gibney, Rare chance to reach ice giants excites scientists) (на англ.) «Nature», том 597, №7797 (5 марта), 2020 г., стр. 17 в pdf — 155 кб
    «Среди ученых, занимающихся планетой, создается импульс, чтобы направить крупную миссию на Уран или Нептун — самые отдаленные и наименее изученные планеты в Солнечной системе. (...) давление оказывается при необходимости организовать миссию в следующем десятилетии, потому что ученые хотят воспользоваться приближающимся планетарным выравниванием, которое сократило бы время в пути. (...) Очередное небесное выравнивание между Нептуном, Ураном и Юпитером произойдет в начале 2030-х годов и позволит космическому кораблю пролететь Юпитер по пути к планетам. Это сократило бы время в пути и позволило бы кораблю прибыть в течение срока службы его приборов и энергосистем — обычно около 15 лет. (...) Чтобы воспользоваться преимуществами выравнивания, миссии на Нептун потребуется запуск примерно к 2031 году или к Урану к середине 2030-х годов. (...) любой зеленый свет от НАСА будет зависеть от того, какая миссия будет расставлена по приоритетам в рамках исследования Агентства по изучению дальних планет, которое сообщит решение в 2022 году. Миссия на Нептун или Уран будет столкиваться с конкуренцией со стороны предложений вернуть образец с Марса или исследовать Венеру (...) Ученые считают две планеты близнецами из-за их одинаковых размеров и масс. Но никто не знает, насколько они похожи, их состав или как они образовались (...) Основная миссия ледяных гигантов также принесет пользу исследованиям экзопланет (...) Около 40% известных экзопланет имеют размер ледяного гиганта; понимание того, что размеры и атмосфера этих планет рассказывает об их образовании, зависит от понимания того, что происходит в нашей Солнечной системе. (...) Нептун привлекателен, потому что его луна Тритон, кажется, геологически активна и может содержать подземный океан, потенциально с жидкой водой. Но Уран, обладающий магнитным полем, наклоненным относительно его оси вращения, обладает более «странными» характеристиками, чем Нептун, что бросает вызов существующим научным моделям».
  25. Кот Хофакер. Как сделать мегаконстелляцию (Cat Hofacker. How to make a megaconstellation) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 16-237 в pdf — 607 кб
    «Я нахожусь здесь в OneWeb Satellites, совместном предприятии Airbus и коммуникационной компании OneWeb, которая конкурирует за распространение широкополосной спутниковой связи для сельского населения (...) OneWeb Satellites массово производит спутники для материнской компании. 240 технических специалистов и инженеров на фабрике во Флориде необходимо производить два 150-килограммовых спутника в день, чтобы достичь амбициозной цели OneWeb по созданию созвездия из 648 спутников на низкой околоземной орбите к 2021 году. Если OneWeb или его спутниковые широкополосные конкуренты преуспеют, то биты и байты в Интернете будут проходить по сети спутников и наземных станций вместо волоконно-оптических и сотовых вышек [для мобильной связи]. Бешеная скорость производства OneWeb обусловлена необходимостью размещения нескольких десятков спутников на орбите, прежде чем на рынке будет доминировать Созвездие StarX от SpaceX или предлагаемое Telesat из Оттавы. (...) По состоянию на февраль [2020], OneWeb запустил 40 из 648 спутников, и SpaceX запустил 300 из его запланированного первоначального созвездия в 12 000. (...) Наземные провайдеры спешат с планами подключения большего количества отдаленных районов через 5G, сети пятого поколения для сотовой мобильной связи. Чтобы OneWeb и другие имели шанс на успех, они должны открыть быстрое, доступное и надежное массовое производство, которое поможет в быстром развертывании их созвездий. (...) Спутники создаются на двух сборочных линиях, хотя это не непрерывно движущиеся конвейерные ленты, как следует из названия. Каждая сборочная линия состоит из «рабочих ячеек», обозначенных желтой лентой: одна для силового модуля, другая для авионики и третья для модуля полезной нагрузки связи. Другая ячейка является общей для обеих линий солнечного модуля. (...) На линии окончательной сборки техники соединяют все панели вместе, кроме панели полезной нагрузки. Затем спутники направляются в одну из 32 испытательных камер. (...) процесс аналогичен автопроизводству в том, что во время сборки техники работают в основном в одном месте. (...) Последний шаг на заводе — загрузка для запуска. (...) На следующий день их погрузили на грузовой самолет «Ан» и отправили в Казахстан к ожидающей ракете «Союз». Они взлетели в космос в начале февраля [2020 года], выброшенные на орбиту прижинами. Выйдя, они полетели, чтобы достичь своих 1200-километровых орбит. (...) Большая высота означает, что OneWeb требуется меньше спутников для глобального охвата (...) Как только начальное созвездие из 648 спутников будет создано, OneWeb, поставщик широкополосного интернета, будет открыт для бизнеса по всему миру. (...) Соревнование включает в себя больше, чем просто создание спутников для космоса. Это битва бизнес-планов тоже. В отличие от OneWeb, SpaceX хочет быть поставщиком интернет-услуг напрямую. Любой может подключиться к спутникам Starlink через пользовательский терминал (...) SpaceX пытается снизить цену терминалов, оценивая их в 200 долларов США. (...) SpaceX продвигается вперед со Starlink, стремясь два раза в месяц запускать по 60 спутников в этом году. Компания отказалась обсуждать, как она поддерживает этот высокий уровень производства спутников (...) Обновленные спутники весят около 227 кг с прямоугольной шиной и одной солнечной панелью, которая разворачивается как бумажная карта при развертывании (...) SpaceX в пресс-кит описал новый внешний вид как «значительно более масштабируемый», необходимый для создания 12 000 спутников, а также дополнительные 30 000. SpaceX попросила Международную телекоммуникационную группу организовать диапазон в октябре [2019]. (...) Компания уже тестирует экспериментальную процедуру затемнения на одном из спутников, запущенном в начале января [2020 г.] после запуска в мае [2019 г.] сообщения о появлении невооруженным глазом мерцающих линий на ночном небе и жалобах от астрономов о полосах света, оставленных на их наземных детекторах телескопа. Полное влияние мегаконстелляций при наблюдении ночного неба пока неизвестно. (...) OneWeb и SpaceX находятся в процессе постоянных дискуссий с астрономами о влиянии их мегаконстелляций. (...) Оператор Telesat из Оттавы планирует передать производство на аутсорсинг. (...) Telesat и команды подрядчиков потратили последние два года на разработку и тестирование «ключевых строительных блоков» спутника (...) Например, апертуры на антеннах с фазированной решеткой, которые отправляют и принимают сигналы между спутниками и пользовательские терминалы будут напечатаны в 3D (...) Роботы помогут людям-специалистам в сборке спутников (...) Amazon в прошлом году объявила о планах создания созвездия из 3236 спутников под названием Project Kuiper (...) Подробности на сегодня о проекте Kuiper не хватает (...) «Цель здесь — широкополосная связь повсюду», — сказал основатель Amazon Джефф Безос в июне прошлого года [2019] (...) Независимо от своих конкретных планов, каждая компания видит большой рынок для своих созвездий. (...) Отраслевые аналитики не столь оптимистичны (...) На вопрос о гонке наземных служб и других LEO [(служб на) низкой околоземной орбите], [Tony] Gingiss [CEO (главный исполнительный директор) OneWeb Satellites сотрудник компании] признает, что «здесь у нас есть проблема», но он уверен в производственной модели, которую построила его компания».
  26. Адам Хадхази. Мегаконстелляции, мега неприятности (Adam Hadhazy, Megaconstellations, mega trouble) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 26-33 в pdf — 864 кб
    «[Клифф] Джонсон [постдокторант в Северо-западном университете] не мог так легко отрицать то, что он видел в первые [ранние утренние] часы 18 ноября 2019 года. В комнате в Фермилаб под Чикаго Джонсон только что получил в режиме реального времени наблюдения с телескопа на вершине горы в Чили, находящемся на расстоянии около 8000 километров. Многочисленные яркие параллельные световые линии запятнали ожидаемые нетронутые [ясные] виды галактик Магелланового Облака. (...) Джонсон описывал свою встречу с партией 60 спутников Starlink, запущенных неделей ранее компанией SpaceX компании Элона Маска. (...) астрономы бросили вызов спутниковым инженерам, чтобы помочь найти технические решения для угрозы их науке. Астрономы рассчитывают на длительное время воздействия, чтобы собрать редкие, ценные фотоны, которые достигли Земли с расстояний в миллионы километров для объектов солнечной системы до квадриллионов [1015] километров для галактик за пределами нашей собственной. Во время этих воздействий свет отражается от спутников и может насыщать элементы изображения телескопа, делая эти пиксели бесполезными для астрономических наблюдений. (...) Астрономы готовятся к тому, что проблема усугубится, когда SpaceX и её конкуренты стремятся запустить мегаконстелляции сотен или тысяч спутников. (...) Низкая околоземная орбита (LEO) — которая произвольно простирается до 2000 километров (1200 миль) — является привлекательным местом для этих созвездий, поскольку спутники LEO вращаются как минимум в 18 раз ближе к пользователям Интернета, чем геостационарные спутники, в зависимости от точки выбранной орбита. (...) для астрономов малая высота также означает, что значительный солнечный свет может отражаться к Земле от спутникового корпуса, которая обычно изготавливается из металлических сплавов, а также от больших плоских солнечных панелей спутника и напрямую на зеркала телескопов. Световое загрязнение Starlinks застало астрономов врасплох. (...) Масштаб потенциального изменения в ночном небе велик как для астрономов, так и для случайных наблюдателей. До запуска Starlink на орбите Земли было около 200 объектов, видимых невооруженным глазом (...) Видимые спутники могут быть проблемой для астрономов, но длительное время экспозиции означает, что даже объекты, которые не видны невооруженным глазом могут быть проблемой. (...) спутники не видны в ночном небе, если они не находятся на высоте, которая удерживает их вне конуса тени Земли, и они отражаются к Земле. Вот почему спутники ловят много солнечных лучей в течение нескольких часов после захода солнца и до его восхода — настолько, что орбитальные машины могут сиять ярче, чем все звезды, кроме 170 или около того на ночном небе (...) Кстати, астрономы подозревают, что немногие власти предпочли бы ночное небо из-за преимуществ в сфере образования, здравоохранения и экономических возможностей, которые могут появиться в Интернете. (...) Итак, астрономы решили обратиться к операторам мегаконстелляции, чтобы они были хорошими управляющими неба. Стратегия может работать. Начался поиск решений. (...) Технология затемнения SpaceX может резко уменьшить отражательную способность в некоторых обращенных к Земле местах в спутниковом корпусе. (...) Конечно, затемняющие вещества нельзя применять к солнечным батареям. (...) В течение более длительного срока операций мегаконстелляции связанной с этим дополнительной проблемой является судьба спутников, которые работают со сбоями и теряют любую способность регулировать свои собственные орбиты из-за запуска двигателей, или просто стареют и достигают конца своего срока эксплуатации , Такие несуществующие спутники будут представлять риск столкновения для активных спутников, а также друг для друга, а также будут способствовать астрономически затрудненным обзорам, особенно в случае затухания их орбит. (...) Таким образом, единственный путь вперед — сделать так, чтобы спутники как можно больше пребывали в космическом мраке".
  27. Джейсон Форшоу. Подметальная машина (Jason Forshaw, Debris sweeper) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 42-45 в pdf — 453 кб
    «Нынешнее и будущие поколения заслуживают орбитальной среды, свободной от опасного мусора. Достижение этой устойчивости потребует множества инноваций в глобальном масштабе, включая надежный метод для безопасной утилизации спутников, которые достигли конца своей жизни. (...) Доказательством возможности их вывода с орбиты с помощью магнитной системы захвата будет задача для нашей предстоящей миссии ELSA-d, сокращенно от End-of-Life Service от Astroscale-демонстрации [Astroscale — это стартап-компания со штаб-квартирой в Токио] Демонстрация ELSA-d будет иметь решающее значение для будущего космического бизнеса, учитывая, что операторы, включая OneWeb из Лондона и SpaceX из Калифорнии, начали запускать большие созвездия для предоставления интернет-услуг, выводя потенциально тысячи спутников на околоземную орбиту для связи (...) В нашей корпоративной штаб-квартире в Токио мы проводим испытания ключевых элементов ELSA-d, нашего вспомогательного спутника размером с стиральную машину и меньшего спутника-партнёра, называемого клиентом. Они будут сблокированы вместе во время запуска, а затем разделены в космосе, чтобы начать серию экспериментов ADR [активного удаления мусора]. (...) Самым амбициозным тестом для ELSA-d будет наша попытка стабилизировать клиента после того, как ему было приказано испортиться, как если бы это был неуправляемый спутник. Полностью неконтролируемый падающий спутник никогда не захватывался и не стабилизировался. (...) техническая литература показывает множество идей — от сетей до гарпунов и роботизированных вооружений. Мы уникальны в выборе использования силы магнетизма. (...) Система магнитного захвата позволяет выполнять стыковку и расстыковку в относительно медленном и безопасном темпе. (...) Служебный спутник оснащен магнитным механизмом захвата, который может выдвигаться и убираться. У клиента есть стыковочная пластина или DP, представляющая собой ферромагнитную пластину, предназначенную для захвата магнитным механизмом. (...) В последнее время крупные операторы созвездия начали интересоваться концепцией DP. OneWeb, который только начал запуск своего первоначального созвездия из 648 спутников, подтверждает, что каждый новый спутник будет иметь приспособление для захвата, которое для наших целей будет функционировать как DP. (...) Как часть демонстрации захвата, обслуживающий сервер закроется на клиенте и выполнит сложную серию маневров для выравнивания и согласования с клиентом. (...) Когда сервисер закрывается на расстояние менее метра, механизм захвата сервисера расширяется и аккуратно стыкуется с клиентом. (...) Эти операции ближайшего сближения невероятно сложны для неработающего спутника. (...) В ELSA-d мы будем проводить демонстрации в течение периода от шести месяцев до года. (...) Для миссии ELSA-d в этом году [2020 г.] мы решили усовершенствовать эти ключевые технологии. Будущие эксплуатационные версии сервисера будут переносить мертвый спутник на более низкую высоту и выпускать его для сжигания в атмосфере. Затем обслуживающий персонал сам направится на встречу со следующим спутником, чтобы доставить его на орбиту захоронения. Эти маневры потребовали бы добавления электрического двигателя, работающего на ксеноне. Такие двигатели имеют высокий удельный импульс, что означает, что они чрезвычайно экономичны. Компромисс в том, что эти двигатели не могут быстро поднимать или опускать высоту. (...) как только такие технологии рандеву повзрослеют, на рынке появятся новые бизнес-сегменты, такие как обслуживание на орбите. Тогда мы будем готовы внести свой вклад в создание устойчивой орбитальной среды для будущих поколений».
  28. Амир С. Гохардани. Как фильмы вдохновляют на инновации (Amir S. Gohardani, How movies inspire innovation) (на англ.) «Aerospace America», том 58, №3, 2020 г., стр. 38-40 в pdf — 344 кб
    «Добро пожаловать в волшебство фильмов или, если на то пошло, телевидения и литературы. Сила этой истории привлекает нас больше, чем обоснованность изображенных концепций аэрокосмической техники. Даже если технологии не существует или не подчиняется законам физики, она вдохновляет новые ходы мысли, направленные на то, чтобы превратить непрактичное в сферу практического. Объединение воображения с беспрецедентными техническими достижениями не ново. В литературе Жюль Верн, французский романист, чьи многочисленные работы были экранизированы, предполагал космическое путешествие в его романе «С Земли на Луну», опубликованный в 1865 году. Литературные произведения Верна вдохновили меня, когда я рос в Иране, и, как я позже узнал, многим до меня (...) Юрия Гагарина, первого человека, совершившего путешествие в космос; Константина Циолковского, российского и советского ученого-ракетчика; Вернера фон Брауна, немецкого, а затем американского аэрокосмического инженера и космического архитектора (...) Слова и образы служат более важной цели: они поощряют воображение. (...) Разворачивается целостный подход, то есть тот, в котором новатор не соблюдает ни одной из традиционных границ между физикой, химией, материаловедением, аэродинамикой и другими дисциплинами. Результатом является новая норма того, как нужно искать решения технических проблем. (...) книги всегда питали воображение читателей. Фильмы, однако, добавляют немного реализма к этому воображению и изображают оживленный пример предполагаемой концепции. (...) Нет сомнений в том, что фильмы и элементы визуальной среды оказывают общественное влияние. (...) Дискуссии об этой изображенной невозможной сцене или серии событий, которые разворачивались вопреки тому, что произойдет на самолете или на борту космической станции, в воздухе или космосе, все это приводит нас к дальнейшему анализу того, чему мы стали свидетелями. В этом процессе мы делаем запросы и даже учимся выяснять, что на самом деле возможно и насколько далеко разработана конкретная технология. (...) Мы люди, наши пути к нашим желаниям и мечтам формируются нашим воображением, восприятием и впечатлениями. Влияние фильмов на общество, аэрокосмическую индустрию и рабочую силу заметно. В следующий раз, когда одна невозможная техническая сцена предстает перед вашими глазами, стоит принять эти моменты в качестве средства, которое добавляет импульс дискуссиям об альтернативных технологиях или побуждает наш разум определить множество путей, чтобы сделать невозможное возможным».
Статьи в иностраных журналах, газетах 2020 года (апрель)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2020 года (январь)