вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2018 г. (октябрь)


  1. Кимберли М. С. Картье, Сенат США, рассматривает научные приоритеты НАСА (Kimberly M. S. Cartier, U.S. Senate Reviews NASA’s Science Priorities) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 99, №10, 2018 г., стр. 6-7 в pdf - 419 кб
    «Каким наукам НАСА следует уделять приоритетное внимание в ближайшем будущем? Как агентство будет достигать своих высоких целей в области разведки вовремя и в рамках бюджета? Это были центральные вопросы на слушаниях в офисах Сената США 1 августа [2018], которые были сосредоточены на оценке текущих приоритетов Управления научной миссии НАСА (SMD). В ходе слушаний сенаторы заслушали показания ученых и администраторов, чей опыт охватывает широкий круг задач НАСА. (...) Какими должны быть научные приоритеты НАСА? Вот пять ключевых выводов участников на слушаниях в начале августа. [1] Десятилетние исследования имеют свои недостатки. В настоящее время НАСА устанавливает свои научные приоритеты, следуя десятилетним обзорам, составленным Национальными академиями наук, инженерии и медицины. Эти всесторонние обзоры подтверждают то, во что верит сообщество космических наук, что наиболее важно из нерешенных научных вопросов и какие миссии, необходимыми для ответа на них. Однако участники на слушании не согласны узнавать о том, насколько эффективен процесс обзора десятилетий при определении того, что лучше для сообщества космических наук. (...) [2] Космический телескоп Джеймса Вебба расстраивает, но волнует. Участники утверждают, что следующий ведущий телескоп НАСА, Космический телескоп Джеймса Вебба (JWST), находится в стадии разработки и подвергся удручающему набору задержек и росту расходов. (...) JWST, преемник стареющего космического телескопа Хаббла, первоначально оценивался в 500 миллионов долларов США с запуском в 2007 году. Его текущая сметная стоимость составляет 9,6 миллиарда долларов США, а его запуск запланирован на 2021 год. (...) Но независимо от неудач, телескоп «Бегемот» будет стоить ожидания, согласились участники. (...) [3] Наука о Земле не должна оставаться позади. «Одним из портфелей в Управлении научной миссии НАСА, которое часто упускается из виду, но является абсолютно необходимым, является наука о Земле», - сказал сенатор Эдвард Марки (демократ от штата Массачусетс), член подкомитета [по космосу, науке и конкурентоспособности]. Он привёл в пример такие недавние стихийные бедствия, как лесные пожары, разрушительные ураганы Атлантики в 2017 году и продолжающиеся засухи во всем мире. Эти бедствия, сказал Марки, демонстрируют, что наши инвестиции в науку о Земле «должны быть как обильными, так и непоколебимыми». (...) [4] Партнерство с частным сектором приведет к быстрому прогрессу. Участники согласились с тем, что рост числа коммерческих космических компаний в последнее десятилетие предоставляет НАСА новые возможности для оптимизации процедур разработки и запуска миссий. (...) Партнерство с частным сектором может даже привести к более быстрому прогрессу. «Местом инноваций является частная коммерческая индустрия, - объяснила слушателям сенатор [Сара] Сигер [профессор астрофизики и планетологии в Массачусетском технологическом институте в Кембридже], - потому что они могут позволить себе рисковать, чего не может НАСА. .» [5] Большой вопрос нашего времени заключается в том, существует ли жизнь за пределами Земли. В ходе повторной авторизации НАСА в 2017 году Конгресс поручил агентству выделить ресурсы на поиск жизни в нашей солнечной системе и за ее пределами. (...) сама охота может иметь такие же широкие последствия, как и программа Apollo. «Большинство старших инженеров сегодня ... были вдохновлены посадками на Луну», - сказал Сигер. «И сегодня эквивалентом этому является поиск жизни. Когда мы это обнаружим, это вдохновит следующее поколение».
  2. Ли Чжунпин и др. Глобальная прозрачность воды: продолжение мониторинга на протяжении столетия (Zhongping Lee et al., Global Water Clarity: Continuing a Century-Long Monitoring) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 99, №10, 2018 г., стр. 14-16 в pdf - 446 кб
    «Водные системы во всем мире меняются из-за растущей изменчивости климата и деятельности человека. Тем не менее, трудно зафиксировать такие изменения без стандартизированных долгосрочных наблюдений. Прозрачность воды обычно понимается как глубина Секки (Z SD ), измеряется с помощью диска Секки. Глубина Секки определяется путем опускания диска в воду и записи глубины, на которой он больше не виден наблюдателю на поверхности. Измерение дает показатель первого порядка качества воды и здоровья экосистемы. В отличие от других оптических параметров, Z SD может быть легко и экономически эффективно измерен в полевых условиях. Он измерялся более столетия в глобальных морях и озерах. Кроме того, Z SD можно оценить по спутниковой радиометрии. Комбинируя исторический и продолжающийся Z SD со спутниковыми продуктами, ученые могут производить стандартизированный глобальный продукт ZSD. (... ) Наблюдение и регистрация прозрачности воды выполняются более 300 лет. (...) именно разработка диска Секки учёным Пьетро Анджело Секки (1818–1878) привела к стандартизированному мониторингу прозрачности воды с 1865 года учеными и заинтересованными гражданами. Стандартный диск Secchi представляет собой круглый белый диск диаметром 0,30 метра (диски диаметром 0,5 или 1 метр также использовались, когда вода была чрезвычайно чистой). Дизайн остался в значительной степени неизменным с момента его разработки, хотя черно-белые диски обычно используются для мониторинга озер. (...) За последние 150 с лишним лет было собрано примерно 1 миллион измерений Z SD по всем морским и внутренним водоемам мира, причем все они имеют схожую неопределенность (~10% -15%). (...) Z SD также можно оценить по данным воздушной или спутниковой радиометрии, что значительно увеличивает географическую и временную доступность наблюдений за прозрачностью воды. (...) Комбинация из серии спутниковых датчиков наблюдения Земли (...) может позволить получить почти ежедневную запись глобальных измерений цвета океана, которая в настоящее время охватывает почти два десятилетия. (...) Таким образом, исследовательское сообщество уже продвигается к предоставлению продуктов Z SD в различных пространственных и временных масштабах с достаточной точностью (...) Однако на сегодняшний день не существует стандартизированных Z SD продукта любой из этих спутниковых миссий. Причиной этого является, в частности, отсутствие консенсуса сообщества в отношении соответствующего алгоритма, связывающего цвет воды с Z SD в глобальном масштабе. Однако в последнее время Lee et al. разработал новую теорию для интерпретации ZSD [опубликовано в Дистанционное зондирование окружающей среды, Remote Sensing of Environment, 2015]. (...) Если бы можно было создать стандартизированную глобальную карту Z SD в различные моменты времени, возможности для научных исследований были бы разнообразны. Несколько областей могли видеть значительные научные достижения. [1] Оценка долговременных изменений в фитопланктоне. (...) [2] Экосистемный мониторинг. (...) [3] Рыболовство. (...) [4] Другие пользователи. (...) Десятилетия назад был разработан глубинный атлас Секки для береговых линий мира для вод глубиной менее 500 метров [1985] в качестве первоначальной попытки определить прибрежную водную оптику для систем гидрографического картографирования, которые ограничены прозрачностью воды. Благодаря усовершенствованиям как в алгоритмах дистанционного зондирования, так и в спутниковых датчиках, значительно переработанный атлас с улучшенным пространственным покрытием, разрешением и точностью лучше удовлетворит потребности многих пользователей. (...) Посредством тщательной калибровки исторические наблюдения Z SD могут и были объединены с новыми измерениями и спутниковыми продуктами, чтобы значительно увеличить пространственные и временные масштабы, в которых рассматриваются изменения океана (...) Обладая более чем 150-летним опытом регистрации на борту ZSD на борту и синоптических ZSD продуктов прошлого (Цветной сканер прибрежной зоны (CZCS)) и будущих спутниковых датчиков, исследовательское сообщество будет не только получить четкое представление о текущем состоянии прозрачности воды водоемов мира, но и выработать более полное понимание того, как и почему прозрачность воды меняется в глобальном масштабе».
  3. Эдвард Ким. Как мы можем узнать, сколько снега в мире? (Edward Kim, How Can We Find Out How Much Snow Is in the World?) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 99, №10, 2018 г., стр. 26-29 в pdf - 700 кб
    «Сезонный снежный покров простирается более чем на 46 миллионов квадратных километров, или около 31% земной площади, каждый год. (...) Спутниковое дистанционное зондирование с его потенциалом для глобального охвата и частых измерений очень подходит для изучения динамических сезонных изменений Земли, таких, как снежный покров. Несмотря на то, что многие дистанционные методы для картирования протяженности снежного покрова хорошо известны (например, усилия, предпринимаемые НАСА и Национальным ледовым центром США), более точное измерение глобального эквивалента снежной воды (SWE), который представляет собой объем воды, содержащейся в мировых снежных покровах [слоях снега] находятся на вершине списка желаний. Современные глобальные продукты SWE испытывают трудности, например, в районах с лесами или сложной местностью. Эксперты по дистанционному зондированию снега согласны с тем, что ни один метод дистанционного зондирования не может точно измерить SWE в самых разных условиях по всему миру. (...) Комбинация методов зондирования в сочетании с измерениями и моделированием на месте является многообещающим подходом к мониторингу SWE во всем мире. НАСА приступило к многолетнему проекту под названием SnowEx, чтобы проинформировать проект космической миссии по улучшению глобального измерения SWE. Половина заснеженных площадей в мире покрыта лесами, и леса десятилетиями мешали нашим попыткам измерения SWE. Таким образом, основное внимание SnowEx в 1-м году (2016–2017 гг.) было уделено сбору авиационных и наземных наблюдений в лесных районах. (...) Для оценки существующих возможностей измерения SWE в лесных районах исследователи отобрали две лесные зоны в Колорадо для тщательного изучения в течение первого года проекта SnowEx. (...) Около 100 человек, включая студентов и старших ученых, приняли участие в сборе данных на месте в двух выбранных местах во время полевой кампании в феврале 2017 года. (...) После дня обучения технике безопасности и изучения последовательных методов измерений, персонал исследования проводил строго контролируемые измерения в течение каждой недели полевых работ. (...) В связи с развертыванием SnowEx, НАСА, NOAA [Национальное управление океанических и атмосферных исследований] и ученые университета провели Зимний эксперимент на Великих озерах 2017 (GLAWEX'17) в Висконсине и на Верхнем полуострове Мичигана (... ) Исследователи GLAWEX'17 провели подробные измерения озерного льда в небольших озерах в Мичигане и на озере Мичиган в Грин-Бэй, штат Висконсин, чтобы исследовать признаки дистанционного зондирования снега на суше и снега на озерах. Измерения были разработаны, чтобы помочь проверить и поддержать алгоритмы классификации ледяных озер, зависящие от спутниковых данных радиолокатора с синтезированной апертурой (SAR). Пять оборудованных самолетов пролетели над полигонами в Колорадо в период интенсивного наблюдения с девятью различными датчиками, работающими в разных частях электромагнитного спектра, от видимого/ближнего инфракрасного и теплового инфракрасного до микроволновых областей. Приборы включали в себя SAR, лидар, мультиспектральные и гиперспектральные сканеры, а также инфракрасные и видеокамеры. Лидар и SAR использовались для измерения глубины снега и SWE для сравнения с наземными измерениями, полученными до и после снегопада. (...) В целом, более 30 приборов были развернуты на земле (...) Для поддержки разработки моделей SnowEx также включала распределенные наблюдения энергетического баланса снежного покрова, температурные профили снежного покрова, а также воздушные и космические наблюдения альбедо и температура поверхности снега. (...) Во втором году сообщество сосредоточено на анализе объемных данных кампании первого года. Пробелы в знаниях, выявленные в результате этого анализа, используются для разработки будущих кампаний SnowEx. (...) SnowEx является наиболее полным исследованием дистанционного зондирования снега в своем роде. Его уникальный набор данных, собранный в 2017 году, будет использоваться долгие годы».
  4. Кимберли М. С. Картье. Кеплеровская революция (Kimberly M. S. Cartier, The Kepler Revolution) (на англ.) «Eos. Earth & Space Science News», том 99, №10, 2018 г., стр. 30-36 в pdf - 1,13 Мб
    «В начале 2009 года была запущена ракета с инструментом, который коренным образом изменил наши взгляды на наше положение во вселенной. Этот инструмент - космический телескоп Kepler, небольшой космический аппарат, открывший большое окно для многих тысяч экзопланет, разбросанных по всему Млечному Пути. Спасибо Кеплеру, теперь мы знаем, что Земля не является уникальной бледно-голубой точкой во вселенной. (...) Кеплер, чей глаз [телескопа] имеет диаметр около метра, был запущен через 17 лет после появления первой планеты, которая была обнаружена за пределами нашей солнечной системы. (...) Вот девять примечательных находок Кеплера, которые навсегда изменили область астрономии. [1] Планеты есть везде. (...) После запуска Кеплера в марте 2009 года, это было понято именно так [смотрел на один и тот же участок неба более 4 лет]. (...) телескоп точно измерял яркость более 150 000 звезд одновременно с точностью около 50 частей на миллион. Любое временное и повторяющееся провалы он видел в свете звезды и это свидетельство о том, что между телескопом и звездой проходила планета. Эти проходы, или планетарные транзиты, являются способом Кеплера найти экзопланеты. Своим немигающим взглядом Кеплер обнаружил 4571 планетный проход, 2327 из которых были подтверждены как настоящие экзопланеты. Ученые от Кеплера узнали, что эти планеты есть везде. (...) Аппаратный сбой в 2013 году не позволил космическому аппарату точно указать на его первоначальные цели и завершил основную миссию Кеплера. Несмотря на неудачу, телескоп продолжал обнаруживать экзопланеты в других частях галактики после того, как инженеры нашли новый способ сохранить аппарат достаточно стабильным для наблюдений. Второй этап миссии Кеплера, названный K2, начался в 2014 году. (...) Миссия K2 до сих пор обнаружила сотни новых экзопланет, распределенных по Млечному Пути. (...) [2] Солнечная система не может быть уникальной. (...) С помощью алгоритма искусственного интеллекта Кеплер обнаружил еще одну звезду с таким же количеством планет, что и в нашей солнечной системе. Звезда Кеплер-90 находится на расстоянии 2545 световых лет и немного горячее Солнца. (...) Хотя Кеплер открыл тысячи экзопланетных систем с одной или двумя планетами, системы с большим количеством планет, чем это, все еще относительно редки. (...) [3] Земля не может быть уникальной. (...) Планеты размером с Землю очень распространены, обнаружил Кеплер. На сегодняшний день астрономы подтвердили, что 29 экзопланет, диаметр которых в два раза меньше диаметра Земли, попадают в зону обитания их звезды или вблизи неё, в область пространства вокруг звезды, имеющую правильную температуру для поддержания воды в жидком состоянии на поверхности планеты. (...) астрономы надеются, что в конечном итоге они найдут "двойника" Земли. (...) [4] Планета размером с Землю не может быть похожей на Землю. (...) только то, что планета такого же размера, что и Земля, и имеет такую же плотность, не означает, что это было бы хорошим местом для жизни. В наборе данных Кеплера много миров, которые могут быть покрыты расплавленной лавой. (...) Огонь и лава распространены, но Кеплер также нашел множество океанических миров. Размер и плотность этих экзопланет предполагают, что они содержат значительное количество воды, возможно, достаточно, чтобы полностью покрыть их поверхность. (...) [5] «Обитаемый» - не просто идея. (...) звезда меньше половины размера Солнца излучает больше красного и инфракрасного света. Экзопланета, находящаяся на орбите в обитаемой зоне этой звезды, быстро стабилизтруется к звезде, при этом одно полушарие будет слишком холодным, а другое - слишком горячим для жизни, как мы знаем, чтобы жизнь процветала. (...) Телескоп обнаружил более 1000 возможных экзопланет вокруг звезд красных карликов во время своей основной миссии. (...) [6] Планеты не всегда похожи на планеты Солнечной системы. (...) Кеплер обнаружил, что большинство экзопланет больше Земли, но меньше Нептуна, разновидности, невиданной в нашей солнечной системе. Эти экзопланеты называются суперземлями или мини-нептунами и могут быть в основном каменными, газовыми или в основном из воды. (...) существует значительная часть экзопланет Кеплера, которые больше Юпитера и находятся на орбите очень близко к своим звездам. Названные горячими Юпитерами из-за их размера и температуры, эти бегемоты обычно вращаются вокруг звезды за считанные дни. (...) [7] Планеты существуют в маловероятных местах. Планеты нашей солнечной системы вращаются вокруг одной звезды. Но Кеплер обнаружил, что экзопланеты обычно могут вращаться вокруг двух, трех или даже четырех звезд. (...) Солнце родилось, возможно, в густой группе звезд, которые с тех пор разошлись, но когда-то содержали десятки или сотни членов. Может ли наша солнечная система сформироваться, если бы Солнце оставалось в ловушке в такой среде? Кеплер сказал да. (...) [8] Планеты следуют определенным тенденциям и приходят в разные группы. (...) Беспрецедентно большое количество экзопланет с точно измеренными размерами и температурами позволило впервые изучить демографические характеристики планет. Недавнее исследование показало, что планеты меньшие, чем Нептун, делятся на две категории (...) Тысячи измерений экзопланет от Кеплера также позволяют астрономам исследовать отношения между различными свойствами планет - такими как размер, масса, состав и тип звезды - что теоретические модели еще не мог предсказать. (...) [9] Планеты и звезды могут быть со странностями. Наша солнечная система имеет аккуратную конфигурацию: все планеты вращаются в основном в одной плоскости, движутся в том же направлении, в котором вращается Солнце, и имеют орбиты, которые лишь слегка отклонены от круговой. Кеплер увидел, что экзопланетарные орбиты не всегда такие аккуратные. (...) Орбита Kepler-419b имеет 0,83 [эксцентриситет орбиты лежит в диапазоне от 0 до 1], одна из самых высокоэксцентричных открытых орбит. (...) Другая экзопланета, Kepler-63b, вращается вокруг своей звезды по полярной орбите, а не параллельно экватору, что указывает на то, что она могла взаимодействовать с другой, невидимой планетой когда-то в прошлом. (...) [Заключение] Когда у Кеплера закончится топливо, он больше не сможет собирать данные или передавать их обратно на Землю. Но это не значит, что его работа будет выполнена. (...) [Дэвид Чарди, астроном-исследователь из Научного института экзопланет НАСА при Калифорнийском технологическом институте в Пасадене:] «В будущем, когда мир расскажет о научных открытиях, он будет говорить об астрофизике до Kepler и после Kepler. Вот насколько революционной была миссия».
  5. номер полностью (на англ.) «Orion» 2018 г, октябрь в pdf - 2,04 Мб
  6. Марк Бетанкур. Прервать! Когда запуск идет плохо, как вы спасаете экипаж? (Mark Betancourt, Abort! When a launch goes bad, how do you save the crew?) (на англ.) «Air & Space», том 33, №5 (октябрь/ноябрь), 2018 г., стр. 34-39 в pdf - 4,72 Мб
    «Вскоре астронавты снова зажгут пилотируемые ракеты. На этот раз транспортные средства будут разрабатываться, изготавливаться и эксплуатироваться не НАСА, а частными американскими компаниями Boeing и SpaceX. (...) Помимо желания закончить зависимость от России и поиск более доступного билета на орбиту - россияне в настоящее время требуют более 80 миллионов долларов США за место, Boeing и SpaceX попросят только 58 миллионов долларов США - НАСА надеется стимулировать развитие новой отрасли космических перевозок и туризм. Агентство (...) обеспечивает их безопасность [этих космических аппаратов] с помощью интенсивного процесса сертификации, известного как «пилотируемый рейтинг». Ключевой частью этого процесса является обеспечение возможности спасения космонавтов в случае сбоя всех других защитных мер - системы прерывания, которая в аварийной ситуации спасёт команду. (...) Atlas V, который поднимет CST-100 капсулу Starliner на орбиту, имеет 100-процентный показатель успешности полета с почти 80 запусками с 2002 года. Компания SpaceX Элона Маск, которая доставит астронавтов на Международную космическую станцию в своей капсуле Crew Dragon, запустила свою ракету Falcon 9 меньшее число раз, но его текущий успех составляет 96,6% (...) агентство [НАСА] намерено сделать как можно меньше, чтобы изменить их [ракеты]. (...) Но одно изменение было жизненно важным: добавление интегрированного автоматического обнаружения аварийных ситуаций. Система, которая может увидеть потенциально смертельную проблему при взлёте и мгновенно активировать систему сброса капсулы, которая отбрасывает космический корабль от ракеты и развертывает свои парашюты для приземления. (...) в системах прерывания на Crew Dragon и Starliner будут встроены ракеты-толкатели в сами капсулы. (...) метод выталкивания предполагает меньший риск. При использовании метода вытягивания вышка САС, на которой установлены ракеты-прерыватели, должна быть сброшена, иначе капсула не сможет развернуть свои десантные парашюты, даже в обычном полете, когда система не используется. (...) Ракеты-прерыватели (в случае с Crew Dragon, восемь жидкостных двигателей с тяговым усилием в 16000 фунтов (71,2 килоньютона), называемые SuperDracos), могут использовать ракетное топливо для небольших двигателей, которые капсула использует для маневрирования в космосе. Таким образом, если прерывание не требуется, у космического корабля есть дополнительное топливо для использования на орбите и во время входа в атмосферу. (...) Фактически, вся система прерывания на новых транспортных средствах экипажа является автоматической. Компьютеры отслеживают каждый параметр производительности ракеты-носителя и мгновенно вызывают прерывание, если что-то пойдет не так. (...) новые транспортные средства для экипажа, а также люди с наземного управления, также будут иметь возможность ручной отмены. (...) Их встроенные системы прерывания [Crew Dragon и Starliner] можно использовать в любой точке траектории запуска, вплоть до космической станции. (...) Boeing и SpaceX должны показать, что в каждом 10-секундном сегменте запуска на орбиту экипаж имеет по меньшей мере 95-процентный шанс выжить после прерывания в их транспортных средствах. (...) Правда в том, что оценка риска - это только компромиссы. Ни одна система не является идеальной, и каждый дизайн и метод имеют свои недостатки. Именно в этом и заключается идея потери экипажа (LOC) НАСА - по сути, агентство стремится к тому, чтобы Crew Dragon и Starliner имели не более чем один из 270 шансов на фатальную неудачу. (...) номер предназначен не как фиксированный и окончательный стандарт, а как инструмент проектирования, который позволяет инженерам оценить, как определенные изменения повлияют на общую безопасность транспортного средства, и дать им общее представление, статистику для обсуждения рисков. (...) коммерческие корабли могут не попасть в параметры один на 270, и это нормально. (...) Но если цель не достигнута, НАСА и компании придется разработать обоснование, чтобы объяснить, почему они считают транспортное средство безопасным для полета. (...) Пятьдесят или 60 лет назад, когда первые люди летали в космос, основным способом узнать, было ли транспортное средство безопасным, было его испытание. Дело в том, что иногда, если вы не видели проблемы во время тестирования, вы не знали об этом. (...) Современные транспортные средства также тщательно проверены. (...) Но в наши дни только часть данных, которые включаются в такие вещи, как расчеты потери экипажа, поступают из реальных испытаний. Подавляющее большинство того, что инженеры знают о безопасности своего космического корабля, основано на компьютерных моделях, что дает во много раз больше данных, чем можно было бы собрать во время реальных испытаний. (...) причина, по которой НАСА приняло решение финансировать разработку двух коммерческих космических аппаратов, которые будут эксплуатироваться двумя отдельными компаниями, заключается в том, чтобы снять напряжение полётов. Независимо от срочности, всегда будет несколько способов доставить людей на космическую станцию и обратно. (...) Конечно, сама сертификация будет результатом длинной серии компромиссов и достижения некоторой произвольной цифры потери экипажа. (...) Все силы используются для обеспечения полной безопасности нового поколения пилотируемых космических кораблей. Или, по крайней мере, с достаточной безопасностью".
  7. Том Джонс. Полет (и споры) Аполлона-7 (Tom Jones, The Flight (and Fights) of Apollo 7) (на англ.) «Air & Space», том 33, №5 (октябрь/ноябрь), 2018 г., стр. 54-61 в pdf - 5,58 Мб
    «Запуск [Аполлона-7» 11 октября 1968 года] был не просто достижением этой миссии, но подтверждением того, что НАСА восстановилось после тяжёлой неудачи с пожаром «Аполлон-1», убившей трех космонавтов 21 месяцем ранее. Сегодня упускают из виду, что Аполлон-7 был обязательным испытанием модифицированного лунного корабля НАСА. Если экипаж сможет продемонстрировать эффективность космического корабля, успех приведет к быстрой последовательности миссий - четыре за восемь месяцев, что приведет к приземлению на Луну. Отказ, вероятно, лишит всякую надежду на достижение цели Джона Ф. Кеннеди по посадке на Луну к 1970 году и открытие двери для еще одного советского космического триумфа. (...) Резервная команда Аполлона I [Уолли Ширра, Донн Эйзел, Уолт Каннингем] была немедленно вызвана на Аполлон-7. (...) Для этой критически важной миссии три астронавта преследовали четыре основные цели: [1] подтвердить пригодность для жизни и безопасность модифицированного командного модуля на протяжении всей лунной миссии, [2] доказать надежность большого ракетного двигателя модуля, необходимого для выхода на лунную орбиту и схода с неё, [3] проверяется способность системы навигации и наведения выполнить орбитальное сближение, а также [4] выполнить точный сход с орбиты и посадку. (...) Менеджер космического корабля НАСА "Аполлон" Джордж Лоу предложил директору Центра пилотируемых космических кораблей Роберту Гилруту в августе 1968 года, чтобы за успешным "Аполлоном-7" должен немедленно последовать полет к Луне. (...) Первая крупная операция началось примерно через три часа после запуска, когда «Аполлон-7» наконец-то отбросил вторую ступень, которая должна была быть использована в качестве цели встречи. В будущих миссиях лунный модуль будет находиться между этой ступенью и сервисным модулем. Ширра летел, используя четыре набора реактивных двигателей системы управления, расположенных вокруг цилиндрического сервисного модуля, чтобы провести космический корабль вокруг цели, представляющей лунный модуль, и приблизиться к нему, как будто для стыковки. (...) он плавно пристроился по оси с целью и легко пролетел в таком строю в течение 20 минут. Затем он отлетел в течение 16 секунд, изменив орбиту Аполлона-7, чтобы удалиться на 76 миль [122 км] между своим космическим кораблем и ступенью, чтобы подготовить операцию встречи на следующий день. Примерно через 15 часов после начала миссии Ширра сообщил Управлению полетами, что у него простуда. Поскольку носоглотка не очищается в условиях микрогравитации, простуда в космосе исключительно мучительна. (...) После ночи неспокойного отдыха [нарушен сон] команда «Аполлона-7» приступила к тренировкам по встрече с помощью испытания мощного двигателя корабельной установки (SPS). (...) Первое девятисекундное включение прошло отлично. (...) Буквально через 30 часов после запуска Аполлон-7 оказался в пределах 70 футов [20 м] от кувыркающейся ракеты. (...) Встреча показала, что даже без радиолокационных данных пилот командного модуля Аполлона мог найти и спасти экипаж поврежденного лунного модуля, застрявшего на низкой, нештатной орбите. Экипаж запустил двигатель SPS восемь раз без помех. Они протестировали топливные элементы и зарядные устройства, применили охлаждающую способность системы терморегуляции и перевели Apollo 7 в режим «барбекю», медленно прокручивая командный и сервисный модули вокруг своей длинной оси, чтобы равномерно распределить тепловые нагрузки по оболочке космического корабля. (...) Было всего несколько глюков, которые легко были исправлены. Уплотнения окон заполнились газом, запотели участки всех пяти окон. Время от времени один из топливных элементов нагревался, и система утилизации твердых отходов экипажа оказалась грязной и вонючей. (...) Упрямство Ширры достигло полной кульминации ближе к концу миссии, когда он решил, что команда не будет одевать свои шлемы для возвращения. Во время спуска давление в кабине повысилось с 5,9 до 14,7 фунтов на квадратный дюйм [от 0,4 до 1 атм = от 400 до 1014 гПа] до давления на уровне моря. Ширра, все еще страдающий от закупорки носовых пазух и ушей, боялся, что одетый шлем не позволит ему сжать ноздри, чтобы выровнять давление, возможно, будет разрыв барабанной перепонки. (...) Дискуссия о шлемах разгоралась в течение нескольких дней, и, наконец, вскипела на радиолинии менее чем за два часа до возвращения. (...) Том Стаффорд, помощник Ширры, был Копкомом [Capsule Communicator] и вспоминает последнюю директиву Слейтона: «Уолли, я приказываю тебе надеть свой шлем». Командир Аполлона-7 сказал своё последнее слово: «Дик, ты можешь подойти сюда и надеть его». (...) Ширра сказал в 1994 году: «В этом случае у меня была простуда, у меня было достаточно разговоров с землей, и у меня не было много времени, чтобы поговорить о том, наденем ли мы шлем или нет. Я сказал, по сути, я на борту, я командую. (...) 22 октября Аполлон-7 приземлился в 200 морских милях [370 км] к югу от Бермудских островов, всего в миле [1,85 км] от точки прицеливания. (...) Сразу после схода с орбиты, директор программы Apollo генерал-лейтенант ВВС Сэм Филлипс сказал журналистам, что «Apollo 7 войдёт в мою книгу как идеальная миссия. Мы достигли 101 процента наших целей». (...) Технический успех, однако, не мог стереть недовольство руководства "стервозностью" [неподчинением] - слова Крафта - которое Ширра, а иногда и Донн Эйзел, демонстрировали в полете. (...) Хотя Крафт и писал в своих мемуарах, что Ширра «хорошо поработал над техническим заданием, и это ничего не могло изменить», начальник управления полетом также сказал Дику Слейтону прямо, что «этот экипаж больше не должен летать». (...) Вместо полета на Луну Уолт Каннингем был назначен ведущим астронавтом в программе Skylab, назвав его «самым большим вкладом в НАСА». (...) Что касается Эйзела, то его репутация "Аполлона-7" и развод 1970 года - неловкость для космического агентства, все еще решившего указывать на космонавтов как на образцовые модели "американец как яблочный пирог" (астронавты - "типичные американцы") - сильно уменьшилась в НАСА, и он никогда больше не летал в космос. (...) Через три недели после возвращения экипажа "Аполлона-7" администратор НАСА Томас Пэйн дал "Аполлону-8" зеленый свет с запуском в конце декабря [1968 года] и выходом на орбиту Луны.
  8. Джейсон Трит. Слышать пульс Красной планеты - Рэйчел Хартиган Ши, Эбигейл Оллвуд (Jason Treat, Taking the Pulse of the Red Planet -- Rachel Hartigan Shea, Abigail Allwood)(на англ.) «National Geographic Magazine», том 234, №5 (ноябрь) 2018 г., стр. 30-32 в pdf - 528 кб
    «Насовский Insight Lander, как ожидается, сядет на солнечном экваторе Марса в конце ноября [2018 года]. Его задача: изучить древний интерьер Марса, задача, которая может пролить свет на нашу собственную планету. (...) Марс (...) последние три миллиарда лет были сравнительно спокойными, вероятно, потому, что они слишком малы, чтобы производить энергию для стирания истории тектонических сдвигов. Таким образом, они все еще могут дать представление о том, как скалистые миры, такие как наш, впервые сформировались и развивались. Используя инструменты для измерения сейсмической активности, колебаний и внутреннего тепла, спускаемый аппарат пытается выяснить, что составляет ядро Марса. (...) Манипулятор с захватом и камерой поместит сейсмограф и тепловой зонд на поверхность Марса ... (...) В почву закапывается зонд для измерения внутренней температуры Марса. Это может дать информацию о тепловых потоках внутри Марса и почему некоторые каменистые планеты развивают тектонику плит, а другие - нет". - «Эбигейл Оллвуд (...) работает в Лаборатории реактивного движения и является главным исследователем миссии марсохода Mars 2020 - первой миссии, по её словам, с «главной целью поиска доказательств прошлой жизни на Марсе». Работа Оллвуд состоит в том, чтобы исследовать химический состав Красной планеты на предмет наличия древних микробов. Для этого она разработала планетарный инструмент для рентгеновской литохимии, сокращенно PIXL. (...) Установленный на манипуляторе ровера, он будет поддерживать себя тремя парами ног, затем двигаться по марсианской поверхности крошечными шагами размером 100 микрон. По мере этого он будет анализировать химический состав различных пород, картируя элементы, распределенные там. (...) она оптимистична. «Шансы найти на Марсе, что-то интересное, высоки, - говорит она».
  9. номер полностью (на англ.) «Spaceport magazine» 2018 г №10 в pdf - 3,37 Мб
  10. Бен Яннотта. История о глазе Флоренции (Ben Iannotta, The story in Florence’s eye) (на англ.) «Aerospace America», том 56, №9 (октябрь), 2018 г., стр. 9 в pdf - 1,21 Мб
    «Advanced Baseline Imager (ABI), созданный Harris Corp., является основной камерой метеорологического спутника GOES-16 [Геостационарный эксплуатационный спутник окружающей среды] NOAA, который расположен в ьочке GOES-East 36 000 километров над экватором. С этой позиции ABI может видеть Атлантический океан вплоть до побережья Африки и чуть дальше. ABI сканирует всю Землю, вращая два зеркала, одно из которых контролирует линию обзора север-юг, а другое для контроля линии обзора восток-запад. (...) Камера выдает полное изображение диска Западного полушария каждые 15 минут, а также может сканировать два небольших сектора по указанию Национальной метеорологической службы. Синоптики могут исследовать два отдельных шторма с интервалами в одну минуту или в редких случаях два сектора можно «сложить» в одном географическом местоположении, чтобы получать изображения одного шторма каждые 30 секунд (...) Некоторые из самых интригующих видеороликов Флоренции [название урагана] производили этим 30-секундным методом. (...) Несмотря на то, что публика была в восторге от движения облаков вокруг и внутри хорошо видимого глаза Флоренции, предсказатели ураганов, как правило, настроились гораздо раньше на развитие шторма. Им нужно найти центр обращения, чтобы инициализировать различные модели прогноза, и это может быть сложно, когда шторм слабый».
    [Ураган Флоренция был сильным и долгоживущим ураганом, который нанес значительный ущерб в Северной Каролине и Южной Каролине в сентябре 2018 года, главным образом в результате наводнения пресной водой.]
    Видео урагана Флоренция, увиденное GOES-16 в сентябре 2018 года:
    https://www.youtube.com/watch?v=tf0srd1xjwU
  11. Аманда Миллер. Квантовые обещания (Amanda Miller, Quantum promises) (на англ.) «Aerospace America», том 56, №9 (октябрь), 2018 г., стр. 16-21 в pdf - 1,84 Мб
    «К этому времени [иногда в будущем] космическим навигаторам на Земле больше не нужно тратить часы на обнаружение небольшого изменения траектории, посылая радиоволны к космическому кораблю от антенн НАСА на трех континентах, ожидая ответных сигналов, и вычисляя расстояния до космического корабля и его положения. Вместо этого, датчики на нашем условном космическом корабле будущего используют квантовые свойства атомов для обнаружения дрейфа, для этого нужен только опорный сигнал с Земли плюс бортовые атомные часы, чтобы сделать это. Полетный компьютер космического корабля автоматически корректирует курс в режиме реального времени. (...) В частности, экспериментальные атомные часы для глубокого космоса (Deep Space Atomic Clock), построенные в Калифорнии в Лаборатории реактивного движения (JPL), финансируемой НАСА, планируется запустить в ноябре [2018 г. ] как инструмент на борту научного спутника. Чтобы не отставать, физики из университетов планируют провести связанные с навигацией квантовые эксперименты внутри контейнера размером с холодильник на борту международной космической станции. Эта Лаборатория холодного атома (Cold Atom Laboratory), которой физики будут командовать дистанционно из JPL, остается в фазе калибровки после того, как астронавты установили ее в мае [2018]. (...) Для успешного выполнения космической миссии необходимо точно рассчитать время выгорания двигателя и выполнить другие маневры, и это не только верно для миссий с космонавтами (...) Сегодня НАСА отслеживает космический аппарат дальнего космоса из сети Deep Space Network (DSN). а) станциями в Калифорнии, Испании и Австралии - антенны космического аппаата имеют прямую видимость при вращении Земли. Атомные часы на каждой станции DSN умножают время, необходимое для получения обратного сигнала, и затем навигаторы рассчитывают траекторию космического корабля частично на основе этого времени прохождения. (...) Процесс поглощает больше времени DSN, чем хотелось бы НАСА. (...) Космический навигатор JPL Тодд Эли, аэрокосмический инженер, хочет внедрить иное, ускоряя процесс для беспилотных зондов и делая его более безопасным для будущих астронавтов. (...) Ведение в Атомные Часы Глубокого Космоса (Deep Space Atomic Clock), для которых Эли является основным исследователем. Если все пойдет по плану, эти сверхточные [чрезвычайно точные] прототипные часы продемонстрируют точность позиционирования, такую же, как и у наземных часов НАСА, но для этого потребуется только односторонний радиосигнал, отправленный с Земли - или из другого места. С такими точными часами, которым требуется только одностороннее время прохождения, компьютеры и / или пилоты космического корабля могут управлять остальными. (...) Он [Эли] считает, что односторонний метод мог бы даже оправдать космическое расширение сети Deep Space, например, отправку сигналов со спутника, вращающегося вокруг Марса. (...) Если атомные часы в глубоком космосе работают как запланировано, они будут ускоряться или замедляться только на 0,3 миллиардные доли секунды в день. По данным НАСА, это будет в 50 раз лучше, чем у атомных часов на современных спутниках GPS. Новая степень точности допускает одностороннюю радиосвязь, в то время как современный метод, использующий менее точные часы, требует дополнительных данных и двусторонней связи. (...) Между тем, другие ученые задаются вопросом, могут ли ультрахолодные квантовые газы привести к совершенно новым и лучшим способам управления космическими аппаратами. Именно поэтому на борту Международной космической станции появляется Cold Atom Laboratory. Внутри него атомы рубидия и калия будут охлаждаться с точностью до почти невообразимой доли в один Кельвин (...). Атомы превращаются в так называемый конденсат Бозе-Эйнштейна, в котором атомы действуют в унисон, а иногда даже описываются как неотличимые от друг друга или формирования единого квантового объекта. Исследователи считают, что, получая изображения этого конденсата и отслеживая его движение относительно МКС, они могут указать путь к разработке невероятно чувствительных инерциальных навигационных устройств, таких как акселерометры для движения и гироскопы для вращения, что делает их пригодными для путешествий в дальнем космосе. Преимущество микрогравитации заключается в том, что конденсат удерживается вместе в течение нескольких секунд, а не доли секунды, как в случае с Землей. (...) В дальнейших исследованиях ученые думают, что они могли бы воспользоваться тем фактом, что, когда атомы превращаются в конденсат Бозе-Эйнштейна, их одновременное движение кажется волнообразным. Фактически, первое усовершенствование лаборатории будет направлено на то, чтобы воспользоваться этим явлением, добавив инструмент для атомного интерферометра, который будет расщеплять лучи атомов лазером, а затем рекомбинировать лучи. (...) Измерение разности фаз имеет потенциальные возможности для обнаружения вращения и ускорения космического аппарата".
  12. Джон М. Логсдон, Однажды мы отправились на Луну (John M. Logsdon, Once we went to the moon) (на англ.) «Aerospace America», том 56, №9 (октябрь), 2018 г., стр. 30-34, 36-37 в pdf - 1,88 Мб
    «Многие надеялись, что в течение десятилетий после Аполлона что-то подобное могло повториться снова. Надежда на еще один «момент Кеннеди», на мой взгляд, ложная надежда. Причины, по которым мы отправились на Луну в 1960-х годах, были уникальны; такова была национальная воля, чтобы сделать возможным проект «Аполлон». (...) Кеннеди 20 апреля 1961 года попросил вице-президента Линдона Джонсона провести срочную проверку, чтобы определить «космическую программу, которая обещает драматические результаты, в которых мы могли бы победить». Главным стимулом было соревнование между двумя сверхдержавами в холодной войне, а не освоение космоса. Обзор Джонсона определил лунную посадку как лучший способ удовлетворить требования Кеннеди. (...) В меморандуме от 8 мая 1961 года, который сформировал устав для Аполлона администратор НАСА Джеймс Уэбб и министр обороны Роберт Макнамара утверждали, что «драматические достижения в космосе символизируют технологическую мощь и организаторский потенциал нации» и что престиж от таких достижений был «частью битвы на плавном фронте холодной войны. (...) Аполлону формально был присвоен высший национальный приоритет (...) Обязательство Кеннеди в 1961 году, и меры, принятые для его достижения, создали достаточный импульс, чтобы довести Аполлона до его цели «до истечения этого десятилетия», но этот импульс быстро рассеялся. К декабрю 1969 года, даже после успехов Аполлона-11 и Аполлона-12, президент Ричард Никсон спросил, почему Соединенным Штатам необходимо продолжать посылать астронавтов на Луну. На его вопрос не было никакого хорошего ответа (...) Предложения о том, что вскоре за полетами на Луну последуют полёты на Марс, были быстро отклонены Белым домом. (...) Аполлон имел ошеломляющий успех в достижении цели лидерства, поставленной Кеннеди, но это оказалось тупиком с точки зрения устойчивой программы исследований человеком. Несмотря на это, сохраняется убеждение, по крайней мере среди защитников космонавтики, в том, что основной причиной отправки людей в космос является, как часто писал астронавт Аполлона-11 Майкл Коллинз, «уход» куда-то далеко от Земли. (...) После аварии в Колумбии в 2003 году Совет по расследованию несчастного случая с Колумбией заявил, что все члены согласились с тем, что "будущие космические усилия Америки должны включать присутствие человека на орбите Земли и в конечном итоге за ее пределами". Заключение Правления оказало большое влияние на объявление президентом Джорджем Бушем в январе 2004 года своего видения исследования космоса. Предложение Буша, повторяющее как политику Рейгана в 1988 году, так и инициативу его отца в 1989 году, включало планы «расширить присутствие человека по всей нашей солнечной системе» и «вернуться к Луне к 2020 году, как отправной точке для последующих миссий». (...) В самом разгаре, и очень постепенно, мы воплощаем в жизнь концепцию, изложенную в 2004 году. (...) На этот раз мы не будем сражаться со стратегическим противником в соревновании с нулевым итогом; вместо этого НАСА должно возглавить глобальную коалицию правительств и частного сектора в принятии следующих шагов на поверхности Луны. (...) Конгресс в 2010 году записал в законе заявление о том, что «долгосрочная цель полета человека в космос и исследований НАСА должна заключаться в расширении постоянного присутствия человека за пределами низкой околоземной орбиты». Миллиарды долларов уже потрачены на разработку оборудования для достижения этой цели. (...) Соединенные Штаты возобновят исследования человека не в результате громкого призыва [призывов] вдохновляющего лидера, а в результате нормального принятия правительственных решений из года в год. (...) Опрос в июне 2018 года, в котором были определены приоритеты будущих миссий НАСА, дал самый низкий приоритет из девяти возможностей отправки астронавтов на Луну, при этом только 13 процентов респондентов оценили возвращение на Луну в качестве высшего приоритета. (...) Моя ставка на НАСА в качестве лидера первого раунда исследовательских миссий, учитывая его преимущество и накопленный опыт. Скорее всего, это будет правительственный астронавт, который сделает следующий «маленький шаг».
  13. ESA, "БепиКоломбо". Медиа-кит перед запуском (ESA, BepiColombo. Launch Media Kit) (на англ.) 09.10.2018 в pdf - 12,2 Мб
    «BepiColombo - совместная миссия ESA-JAXA к Меркурию - планируется запустить РН Ariane 5 с космодрома в Куру, Французская Гвиана, в 01:45 по Гринвичу 20 октября 2018 года. BepiColombo - первая европейская миссия к Меркурию, самой маленькой и наименее исследованной планеты во внутренней Солнечной Системе. Это первая миссия к Меркурию, направленная на отправку двух космических аппаратов для одновременного проведения дополнительных измерений динамической среды планеты. (...) Миссия состоит из двух научных орбитальных КА: орбитального устройства (MPO), а также магнитосферного орбитального аппарата JAXA (MMO). ESA создало и трансферный модуль (MTM).
    Путь к Меркурию будет включать комбинацию ЭРДУ и гравитационных маневров. В течение семи лет миссия совершит один пролет Земли, два - Венеры и шесть - Меркурия. Орбитатеры смогут управлять некоторыми из своих инструментов во время фазы перелёта, доставляя уникальные возможности для сбора научных данных о Венере, например». - В файле для СМИ содержится информация о предстоящем запуске, обзоре миссии и ее научных целей, научные инструменты и фото. Гиперссылки ведут к дальнейшей информации в Интернете.
  14. Арианспейс. Ариан-5. VA245 БепиКоломбо (Arianespace, Ariane 5. VA245 BepiColombo) (на англ.) октябрь 2018 г. в pdf - 1,48 Мб
    «Для своего седьмого запуска года Arianespace будет использовать Ariane 5 с Космического центра Гвианы (CSG), чтобы отправить космический аппарат BepiColombo в путь к самой маленькой и наименее изученной земной планете Солнечной системы: Меркурию». - Пресс-кит с описанием миссии, описанием ракеты-носителя Ariane 5, информацией о последовательности обратного отсчета и запуска.
  15. IAU. Лунные кратеры названы в честь Аполлона-8 (IAU, Lunar craters named in honour of Apollo 8) (на англ.) «IAU Press Release», №1811, 05.10.2018 в pdf - 1,16 Мб
    «Рабочая группа по номенклатуре планетных систем Международного астрономического союза сегодня [5 октября 2018 года] официально утвердила наименование двух кратеров на Луне в ознаменование 50-й годовщины миссии «Аполлон-8». Названия кратеров «Восход Земли Андерса» (Anders’ Earthrise) и « 8-й - к дому» (8 Homeward). Недавно названные кратеры видны на переднем плане изобразительной цветной фотографии Earthrise, сделанной астронавтом Уильямом Андерсом. (...) Рабочая группа по номенклатуре планетарной системы (WGPSN) Международного астрономического союза, которая назвала кратеры, орган, ответственный за присвоение имен планетам в нашей Солнечной системе. Два названных кратера были ранее обозначены буквами ".
    [pdf-файл из
    https://www.iau.org/news/pressreleases/detail/iau1811/
    На сайте есть несколько форматов изображений и дополнительные ссылки.]
Статьи в иностраных журналах, газетах 2018 года (ноябрь - декабрь)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2018 года (июль - сентябрь)