вернёмся на старт?

Статьи в иностранных журналах, газетах 2012 г (январь - июнь)


  1. Дж. Р. Уилсон. «Что дальше для полета человека в США?» (J. R. Wilson, What's next for U.S. human spaceflight?) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №1, 2012 г., стр. 24-31 в pdf — 1,20 Мб
    "Несмотря на то, что шаттл никогда не достигал изначально высокой скорости запуска, флот перевозил астронавтов в широком диапазоне миссий LEO [низкая околоземная орбита] в течение 30 лет и играл важную роль в строительстве и комплектовании МКС. Шаттл выведен из эксплуатации, а последующий полет Ares/Constellation отменен, НАСА должно полагаться на дорогие места в российском Союзе из трех человек, чтобы доставить американских астронавтов на МКС. То, что НАСА запланировало для будущей пилотируемой космической деятельности, было предметом споров и путаница в течение последних трех лет, особенно после последнего полета шаттла. (...) частная индустрия отреагировала гораздо более энергично, чем некоторые ожидали. К началу 2012 финансового года более дюжины компаний подписали соглашения с НАСА или объявило о планах по созданию пилотируемого космического корабля, пусковых установок, рассчитанных на человека, или пилотируемых орбитальных платформ. Одним из ключевых проектов является управляемый НАСА MPCV (многоцелевой экипажный аппарат), продолжение Ares/Cons "Орион", от Lockheed Martin, по-прежнему основным [подрядчиком]. Предполагается перевозить до четырех астронавтов в 21-дневных миссиях на LEO и на космическую станцию в капсуле, напоминающей старый Аполлон, но больше. Как и в случае с «Аполлоном», он приземлится в океане, но НАСА утверждает, что во время подъема и возвращения он будет в 10 раз безопаснее, чем шаттл в стиле самолета. (...) некоторые критики задаются вопросом, действительно ли частная индустрия готова принять все требования безопасного, эффективного и экономически выгодного пилотируемого космического полета. (...) Юджин Сернан, командир Аполлона XVII и последний человек на Луне, (...) назвал заземление челночного флота, отмену Constellation и коммерческий оборот будущего пилотируемого полета LEO «миссией в никуда». Он сказал: «Несмотря на то, что намерение, чтобы «штатная» SLS [система запуска космического корабля большой грузоподъемности] даст нам возможность разрабатывать разный набор миссий, я твердо верю, что настало время для хорошо продуманной Долгосрочной инициативы в отношении роли нашей страны в космосе, с SLS или без нее, давно назрело. (...) Согласно НАСА, его цель [SLS] будет заключаться в выведении "Ориона", грузов, оборудования и научных экспериментов за пределами LEO, «обеспечивая безопасные, доступные и устойчивые средства достижения Луны, астероидов, и другие направления в солнечной системе. (...) Некоторые эксперты, однако, задаются вопросом, почему, как ожидается, потребуется шесть-восемь лет и 18 миллиардов долларов США для того, что, по сути, является расширением существующих технологий, чтобы достичь первого запуска. (...) Примерно с сентября 2011 года НАСА объявило о нескольких новых пилотируемых космических инициативах. (...) Boeing предвидит коммерческий подход в стиле самолета, — Сьерра-Невада планирует построить и эксплуатировать свой Dream Chaser для семи человек. (...) компания [SpaceX] уже имела более 40 контрактов на миссии Falcon 9 до 2017 года, причем 14 из них были заказаны в 2011 году. Более половины из них предназначены для коммерческих клиентов, и ожидается, что число SpaceX будет быстро расти в этом десятилетии. Хотя первоначальные миссии Falcon 9 связаны с доставкой грузов на МКС, он также предназначен для перевозки астронавтов — до семи за полет — на борту космического корабля Dragon многоразового использования, рассчитанного на человека. (...) Несмотря на сбои двух систем (упомянутые выше российские и американские ошибки при запуске), и [Марк] Сиранджело [руководитель космических систем Сьерра-Невада], и [Кит] Рейли [заместитель руководителя программы Boeing по коммерческим программам экипажа ] полагают, что коммерческий мир готов принять космический полет на орбиту Земли. И при этом он освободит НАСА (с большим участием промышленности, чем когда-либо) сконцентрироваться на возвращении на Луну и дальше».
  2. Леонард Дэвид, МКС. Заря новой эры (Leonard David, ISS. Dawn of a new era) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №1, 2012 г., стр. 32-39 в pdf — 0,97 Мб
    Международная космическая станция "рассчитана на длительный срок службы. Национальная космическая политика президента Обамы, выпущенная в июне 2010 года, призывает к продолжению эксплуатации МКС — в сотрудничестве с ее международными партнерами -" вероятно, до 2020 года или позднее "и расширению усилия по «использованию МКС в научных, технологических, коммерческих, дипломатических и образовательных целях; поддержка мероприятий, требующих уникальных атрибутов людей в космосе; постоянное присутствие человека на околоземной орбите; поддержка будущих целей в освоении человеком космоса». (...) Поскольку программа ISS даёт опыт работы, двумя ключевыми параметрами являются MTBF (среднее время между отказами) и MTTR (среднее время восстановления). (...) MTBF и MTTR оказываются длиннее, чем Первоначально прогнозировалось (...) насколько эфемерным является любое истинное соотношение затрат и выгод МКС? Без сомнения, станция является колоссальной инженерной историей успеха. Тем не менее, есть критики, которые рассматривали орбитальную лабораторию как белого слона и ставили под сомнение её результаты. (...) [1] Существуют нематериальные выгоды, такие как международное сотрудничество или стимулирование интереса молодежи к науке, технике, инженерии и математике (STEM), а также стремление человека исследовать (...) [2 ] ощутимые выгоды могут быть измерены с помощью стандартов бухгалтерского учета (...) Теперь, когда МКС может поддерживать штатную команду из шести человек, начинается новая эра использования. (...) Один из новых подходов НАСА заключается в максимизации использования национальной лабораторной части МКС. Цель состоит в том, чтобы сделать ее доступной американским научным научно-техническим и производственным объединениям. (...) И в промышленных кругах, и в инженерных кругах НАСА появляется еще одна новая тема: превращение МКС в отправную точку для экспедиций в дальний космос. (...) Есть много способов, с помощью которых станция может внести вклад в международную программу исследований (...) Отправка людей в открытый космос также поднимает физиологические вопросы. Здесь, опять же, МКС может сыграть свою роль. (...) Десятилетия научных исследований показывают, что искусственная гравитация космического производства может стать единственной контрмерой для всех физиологических систем. (...) есть другие, которые видят НАСА дальше, намного дальше, в разработке того, что последует за станцией. Разработка любого крупного космического объекта — задача на 20-30 лет, так какова вероятность того, что у космических агентств будет готово продолжение, скажем, в середине-конце 2020-х годов, когда МКС будет довольно старая? (...) Одним из наиболее важных применений МКС является испытание технологий для будущих мест обитания в дальнем космосе".
  3. Майкл Вестлейк. Общий обзор Китая (Michael Westlake, China's long-range view) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №2, 2012 г., стр. 8-10 в pdf — 524 кб
    «Шум, связанный с использованием Китаем австралийской станции космического слежения в ноябре, угрожал затмить то, чего достигла страна, когда ей удалось быстро запустить два беспилотных космических корабля и сделать две стыковки. Что действительно было достигнуто, так это то, что Китай поднялся на уровень космоса. Транспорт примерно эквивалентен тому, что были у США во время программы "Джемени" в 1966 году. Это не значит, что это не было настоящим достижением. США были стимулированы конкуренцией тогдашнего Советского Союза с «момента спутника» (первый спутник, в 1957 году) и первого пилотируемого космического полета в 1961 году. Китаю потребовалось немного больше времени, но с гораздо более низкой технической точки зрения — он перепрыгнул от своего первого пилотируемого орбитального космического полета с экипажем из одного космонавта в 2003 году до машины с экипаем из трёх, ВКД, и теперь системы стыковки всего за восемь лет. (...) Доказав, что капсула Шэньчжоу может автоматически сближаться и стыковаться с целевым кораблем, стыковочным кольцом и дистанционно. Доказано, что технологии работают должным образом. Это и на шаг впереди оборудования США (которое не делало этого автоматически), и на шаг позади, потому что это еще предстоит сделать людям. (...) Когда космическая станция в конечном итоге будет построена, она должна состоять из трех модулей, сгруппированных вокруг «стыковочного центра», по крайней мере, с четырьмя стыковочными портами под прямым углом друг к другу. (...) Работа над лунными миссиями идет параллельно — в этом году может быть запущена беспилотная лунная миссия в качестве дополнения к двум лунным зондам, запущенным в 2007 и 2010 годах. (...) В настоящее время предполагается, что автоматизированный Лунный марсоход будет отправлен в 2013 году, после чего в 2017 году последует автоматическая посадка и возврат образцов поверхности. Посадка человека с последующей установкой лунной базы рассчитана на 2025-2030 годы. То, что Китай склонен придерживаться того, что, по его словам, он будет делать, и что значительная часть этой информации уже давно стала достоянием общественности, сделало еще более удивительным тот факт, что средства массовой информации уцепились за факт, что Китай использовал австралийскую станцию слежения во время эксперимента по стыковке Tiangong 1, как если бы это указывало на какую-то гнусную хитрость. (...) Ничего из этого [сотрудничество между Китаем и Шведской космической корпорацией (SSC), которая владеет станцией слежения в Австралии] не было секретом — все три из этих действий были объявлены в бюллетене SSC в июне прошлого года. (...) Простой факт заключается в том, что Китай продолжает свои космические проекты и набирает силу в своем стремлении к знаниям и способностям в своем собственном темпе. (...) В течение нескольких лет Китай не получал космическую технологию США, и ему приходилось развиваться по собственному усмотрению и находить свои собственные решения — независимо от того, "заимствованы ли они" у технологий других стран, это другая история ".
  4. Бен Яннотта. Научный космический аппарат научился самоконтролю (Ben Iannotta. Science spacecraft learn self-control) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №2, 2012 г., стр. 24-25, 29 в pdf — 525 кб
    «Одна из идей экономии денег, которая просачивается в НАСА, заключается в том, чтобы еще шире использовать автоматизированные операции управления и многопрофильные передачи для научных космических аппаратов. Например, с мая [2011] компьютеризированная телеметрия и управление позволили НАСА оставлять хваленый космический телескоп Хаббл без присмотра после 17:00 и по выходным, у телескопа есть свой собственный центр управления. (...) Тем не менее, автоматизация и более смелый шаг управления несколькими космическими аппаратами из единой диспетчерской не получили полной поддержки в агентстве. Причины это либо суеверия, либо мудрая инженерия, в зависимости от того, кто говорит. (...) В течение пяти лет инженеры Honeywell вместе с разработчиками космического аппарата НАСА писали компьютеризированные сценарии для замены нажатий клавиш человеком при выполнения таких командных задач, как обращение к космическому аппарату, подготовки к маневрам и получение научных данных. (...) Даже самые сильные сторонники автоматизации говорят, что есть пределы. (...) Это предостережение необходимо, потому что ошибка, допущенная во время маневра, может подвергнуть инструмент воздействию солнечного света, вывести аппарат из теплового равновесия или сместить угол наклона его солнечных батарей, что приведет к опасному падению мощности. Кто-то должен быть под рукой, чтобы прервать событие, если это необходимо. (...) Чиновники НАСА говорят, что управление мультипередачей и дополнительная автоматизация должны рассматриваться очень осторожно. Менеджер в отделении систем наблюдения Земли (EOS) говорит, что есть веские технические причины для того, чтобы держать операторов под рукой и поддерживать отдельные зоны управления для основного космического аппарата при наблюдении Земли. (...) Даже если бы НАСА было готово рискнуть потерять некоторые данные по наукам о Земле при орбитальном проходе — в конце концов, измеряемые изменения окружающей среды разыгрываются в течение месяцев и лет — менеджеры не убеждены в техническом и финансовом смысле обращения к мультимедийному контролю. (...) Возможно, будет возможна дополнительная автоматизация, но в течение последних нескольких лет НАСА сосредоточилось на модернизации наземных систем для миссий EOS. (...) [Эд] Нэйс [руководитель операций космической науки Honeywell в Центре космических полетов им. Годдарда] согласен с тем, что управление мультипередачей должно разрабатываться с самого начала новых миссий. (...) Предусматривать управление мультипередачей с самого начала проекта разумно, говорит он, но это не означает, что невозможно адаптировать существующий космический аппарат. (...) Нэйс указывает на несколько уроков из опыта своей команды. Во-первых, привлечь инженеров космического аппарата. (...) Другой урок, говорит Нэйс, заключается в том, что имеет смысл производить космические аппараты своими силами — например, в Годдарде, — чтобы те же инженеры, которые их изготавливают, также стали теми, кто контролирует автоматизацию".
  5. Эдвард Гольдштейн. Озеленение спутниковых движителей (Edward Goldstein, The greening of satellite propulsion) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №2, 2012 г., стр. 26-28 в pdf — 561 кб
    «Теперь мы обратимся к Швеции, известной своим "зеленым" подходом к продукции, чтобы представить концепцию высокоэффективного зеленого движителя (HPGP) для спутниковых операций. (...) Шведская космическая корпорация (SSC), принадлежащая правительству, и Volvo Aero основала ECAPS для разработки продуктов на основе экологически чистых двигателей для космических применений, после чего последовало пять лет изучения новых концепций движения для малых спутников с целью снижения затрат и рисков. (...) LMP-103S [пропеллент HPGP] — Относительно мягкая смесь динитрамида аммония, воды, метанола и аммиака, которая в основном разлагается на водяной пар, — выиграла в конкурентной борьбе в космосе с гидразиновым топливом, продемонстрировав более высокую производительность и улучшенные характеристики экологичности. С экологической точки зрения гидразин, несмотря на то, что проверенное топливо для спутниковых операций уже более 50 лет, классифицируется EPA [Агентством по охране окружающей среды США] как группа В2, вероятный канцероген для человека. В результате теста система HPGP достигла уровня технологической готовности (TRL) 7, который правительство США определяет как фактическую демонстрацию прототипа системы в космосе, считая его готовым к внедрению в будущих миссиях. Это первое в космосе непосредственное соревнование между системой HPGP и гидразином является важным шагом в развитии "зеленой" тяги. (...) инженеры обнаружили, что технология HPGP достигла в среднем на 8% более высокого удельного импульса, чем гидразин, для пуска в стационарном, одноимпульсном и импульсном режимах. (...) Для заправки HPGP требовался только экипаж из трех человек, без необходимости быть в специальном защитном снаряжении или для остановки другой связанной с миссией работы. Кроме того, для заправки HPGP потребовалась треть времени, необходимого для заправки гидразином. (...) ECAPS определенно считает, что рыночная ниша для технологий "зеленых" спутниковых двигателей является многообещающей. (...) «НАСА заинтересовано в технологиях экологически чистых силовых установках», — говорит Хьюго Санчес, авиационно-космический инженер по системам полета в Эймсе [Исследовательский центр]. (...) [Пол] Кинг [инженер-менеджер по контролю жидкостей космических кораблей в Moog’s Space and Defense Group] сказал, что после успешного испытания PRISMA [шведского космического проекта] несколько главных спутниковых подрядчиков и правительственных учреждений, включая НАСА и Отдел оперативного реагирования космического пространства (ORS) Министерства обороны США проявил интерес к HGPG для демонстрационных технологических миссий и многоспутниковых группировок».
  6. Крэйг Ково. Орбитальные близнецы разгадывают тайны Луны (Craig Covault. Orbiting twins tackle Moon's mysteries) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №2, 2012 г., стр. 32-35, 42 в pdf - 790 кб
    «Полет двух космических аппаратов GRAIL стоимостью 696 миллионов долларов США на лунную орбиту нужен для сбора и использования чрезвычайно точных данных гравитации в качестве окна, позволяющего заглянуть на миллиарды лет назад. Ожидается, что новые данные по гравитации откроют самые ранние данные, геологические секреты Земли, Луны и других планет земной группы и их лун. Два идентичных корабля находятся на лунных полярных орбитах, кружат вокруг Луны на высотах до 30 миль [50 км] и летят друг за другом, как по рельсам. Миссия создаст самую точную гравитационную карту Луны на сегодняшний день, улучшит наши знания о гравитации о видимой стороне в 100 раз и гравитации на обратной стороне в 1000 раз, согласно НАСА. Гравитационная карта, особенно в сочетании с сопоставимой топографической картой хорошего разрешения позволит ученым определить внутреннюю структуру и состав Луны. (...) Научная работа миссии GRAIL начнется не ранее марта [2012]. Теперь нужно тщательно настроить орбиту каждого близнеца и сделать интервал между ними настолько точным, чтобы к марту различия в лунной гравитации, отраженные в крошечных изменениях расстояния между космическими кораблями, могли быть измерены с точностью до диаметра человеческого волоса (...) Уровень точности человеческого волоса для данных, собранных по всей лунной поверхности, покажет глубокую внутреннюю структуру Луны. Эти данные должны также дать представление о сильной бомбардировке астероидов и крупных метеоритов, которая произошла после затвердевания первоначальных планетарных поверхностей. Многие из этих объектов размером с горы в настоящее время лежат похороненными, производя сильные гравитационные поля (...) На научной фазе, начиная с марта [2012 года], Луна будет вращаться три раза под орбитой GRAIL. Сбор данных гравитации за один полный оборот (27,3 дня) называется циклом картирования. После научного этапа запланирован пятидневный период вывода из эксплуатации, после которого космический аппарат упадёт на поверхность Луны примерно через 40 дней».
  7. Леонард Дэвид. Завершение существования. Защита от падающих космических аппаратов (Leonard David, Design for demise. Protection from falling spacecraft) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №2, 2012 г., стр. 36-42 в pdf - 903 кб
    «Небеса доставляют десятки тонн искусственного мусора в атмосферу Земли каждый год. Хотя существует очень низкая вероятность того, что наблюдатель на Terra Firma [Latin: Solid Earth] получит травму в результате падения космического мусора, риск не может не приниматься во внимание. (...) В 1995 году НАСА установило порог риска с человеческими жертвами 1 на 10000 на событие входа для своего космического аппарата, ступени ракеты-носителя и связанного с ним аппаратного обеспечения. Этот порог риска был принят правительством США и другими ведущими космическими агентствами. Но оказывается, что оценить трудно, особенно в случае орбитальных ступеней космического аппарата и ракеты-носителя. Было обнаружено, что компоненты, которые имеют высокие температуры плавления - например, титан, нержавеющая сталь и бериллий - «держат нагрев» «Возвращение может представлять опасность для людей на Земле. Уцелевшие объекты, включали топливные баки и резервуары с подпиткой, части механизмов привода солнечной батареи и элементы двигателя в сборе. Для решения этой задачи используется программа NASA под названием «Дизайн для гибели» или D4D. План действий, осуществляемых в настоящее время в качестве итеративного процесса, приводит к столкновению двух миров: разработчиков спутников и специалистов по оценке выживаемости при сходе. План призывает к появлению новых методов проектирования космических аппаратов - методов, которые с самого начала учитывают опасность падения. (...) [Уильям] Эйлор [директор Центра исследований орбитального и падения мусора при Aerospace Corporation в Эль-Сегундо, Калифорния] руководил разработкой регистратора падения (REBR), небольшого автономного устройства, созданного для записи температуры, ускорения, скорости вращения и других данных во время возвращения космического аппарата на Землю. (...) Компактное устройство - это в основном спутниковый телефон с теплозащитным экраном, говорит он. Вместо того, чтобы передавать данные во время события разрушения, REBR записывает данные и передает информацию после того, как сход фактически закончился, но до того, как регистратор данных упал на Землю. (...) D4D включает в себя сначала выявление того, какой из компонентов, которые могут уцелеть при входе, мог бы максимально снизить риск входа за счет его ликвидации. Это может быть либо очень большой компонент, скажем, бак топлива, либо большой объект уцелевшего компонента. (...) Реализация D4D включает в себя различные подходы, в том числе замену материалов космического аппарата; изменение формы компонента; перепроектирование для использования нескольких более мелких компонентов; переход на другую технологию; или просто объединение множества мелких предметов в один уцелевший объект. (...) иногда можно изменить конструкцию компонента, придав ему другую форму, что позволит быстрее сводить его, тем самым выделяя больше тепла при повторном входе. (...) [Скотт] Халл [орбитальный инженер по космическому полету в Центре космических полетов Годдарда] добавляет, что всегда существует нежелание отходить от подхода проектирования наследия, даже когда проявляются другие преимущества. С доказанным успешным дизайном, который «всегда делался таким образом», трудно поспорить с успехом, но все же есть очень небольшой шанс того, что может случиться спустя десятилетия. «Повышенный риск входа должен учитываться при проектировании, так как нет никаких вариантов переделки космического аппарата до его схода», - заключает он.
  8. Томас Д. Джонс. Движение за пределы Земли: шаги НАСА до 2020 года (Thomas D. Jones, Moving beyond Earth: NASA's steps through 2020) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №3, 2012 г., стр. 16-19 в pdf - 280 кб
    «Шаттл вышел на пенсию в прошлом году, а НАСА арендует места на российских ракетах по крайней мере до 2015 года. Агентство сталкивается со статичным или снижающимся бюджетом. Ничто не говорит о том, что президент или его потенциальные республиканские противники имеют в виду новые космические инициативы. Поставщики коммерческих грузов НАСА сражаются с задержками, и их ракеты остаются заблокированными на стартовой площадке. Хотя НАСА имеет желание, чтобы начать экспедицию человека к околоземному астероиду к 2025 году, дата настолько далека, что общественность мало осведомлена о цели, не говоря уже о переживаниях за перспективу. Те, кого я встречаю, часто выражают сожаление по поводу того, что космическая программа была отменена. (...) Какие действия НАСА может разумно предпринять в течение десятилетия, чтобы сохранить технологические преимущества США в космосе? Луна или астероид в течение десятилетия теперь кажутся практически невозможными, в финансовом и политическом плане, инженеры НАСА, менеджеры и астронавты, с которыми я говорил, думают, что есть еще амбициозные вещи, которые Агентство может сделать к 2020 году. (...) Один верный способ, которым НАСА может улучшить профиль МКС, - это использовать ее в качестве испытательного полигона, где астронавты и инженеры испытывают оборудование, необходимое для выхода за пределы низкой земной орбиты. Давайте объявим, что нам нужно построить, чтобы достичь астероидов и Марса, а затем протестируем эти системы на МКС. (...) НАСА объявило о планах прошлой осенью начать летные испытания многоцелевого корабля "Орион" в 2014 году на РН Delta IV. Для своей второй миссии Lockheed Martin предложил пилотируемый лунный аппарат, запускаемый РН (SLS) или коммерческим заменителем. Обладая превосходными эксплуатационными характеристиками, НАСА может организовать серию все более сложных миссий, сосредоточенных на Орионе, используя дополнительные компоненты - СЖО, воздушный шлюз, манипулятор - для создания универсального корабля в дальнем космосе. (...) После облёта Луны Орион мог бы подняться еще на одну ступеньку выше, к выгодной паре точек гравитационного равновесия, Земля-Луна L1 и L2. (...) Используя ранние тестовые запуски SLS (которые, в конце концов, должны куда-то направлены), НАСА может автономно собирать на гало-орбите L2 своего рода «постоялый двор», удобную для человека остановку, полезную для различных исследовательских задач. (...) В жилище на L2 будет проходить целый ряд научно-ориентированных мероприятий, проводимых посещением экипажей Ориона. (...) L1 и L2 очень близки к Луне. Последний, находящийся в 67 000 км от дальнего края, является превосходной точкой наблюдения для дистанционного зондирования и идеальной ретрансляционной станцией для управления марсоходами в дальних от Земли местах. (...) На Луне НАСА может развернуть серию лэндеров и марсоходов, чтобы заняться ценной лунной наукой. (...) К 2020 году НАСА может возглавить многонациональную лунную научную кампанию, используя роботов для исследования наиболее перспективных районов Луны. (...) Опираясь на экспедиции на МКС и серию месячных посещений этого шлюза на L2, мы будем готовы к началу 2020-х годов продвинуться еще дальше в глубокий космос. (...) Это скромная, но привлекательная программа, которая может привести нас к Луне и к 2020 году. Нам понадобится стабильное финансирование, разумное мышление и политики, которые не будут переворачивать космические усилия каждые четыре года ".
  9. Джерри Грей. Эфемерное «продвижение вперед» (Jerry Grey, The ephemeral 'advanced propulsion') (на англ.) «Aerospace America», том 50, №3, 2012 г., стр. 24-29 в pdf - 336 кб
    «Термин «усовершенствованная тяга», по сути, применялся в основном к космическим технологиям, а не к тем, которые подходят для запуска с Земли. Они включали различные электрореактивные методы (электростатический, электромагнитный, электротермический, магнитоплазмодинамический), ядерные тепловые ракеты, различные формы катапульт (рейлган, трос «Рогатки»), топлива с лазерным нагревом, фотонные паруса (солнечные или лазерные), паруса с заряженными частицами или концепции «выхода», использующие источники ядерного синтеза или основанные на антивеществе источники энергии. К сожалению, продвинутая мощная тяга для наземных пусковых установок требует концепций, включающих эзотерические материалы (часто обозначаемые как «unobtainium» [материал, который недоступен]) или другие новые (или пока еще неизвестные) принципы физики, такие как антигравитация, изменение структуры пространства-времени, с использованием электромагнитной энергии нулевой точки, скорости, превышающей скорость света, или «червоточин». Ни один из них, вероятно, не будет функционировать в обозримом будущем. Итак, для запуска Земли мы застряли с несколькими технологиями высокой тяги, доступными в нашем современном понимании физики: жидкостные и твердотопливные ракеты, системы с комбинированным циклом, включающие воздушно-реактивные двигатели и ракеты, пушки и ядерные ... тепловые ракеты. (...) Действительно, самым передовым, но все еще осуществимым двигателем запуска Земли, доступным нам сегодня или в обозримом будущем, остается тот, который впервые был изобретен пионером ракеты Константином Циолковским в 19 веке - кислородно-водородная ракета. (...) Большинство прошлых усилий по улучшению характеристик запуска с помощью воздушно-реактивных двигателей в сочетании с ракетами (так называемые системы с комбинированным циклом) никогда не были в состоянии продемонстрировать на практике (...) Однако, есть несколько недавних разработок в этой категории, которые, по-видимому, заслуживают активного отслеживания, если будет доступно достаточное финансирование. (...) В то время как современные концепции высокоскоростных двигателей с комбинированным циклом в США нацелены на применение в военных целях, Европа особенно активно занимается исследованиями двигателей с комбинированным циклом для высокоскоростных перевозок, которые могут быть адаптированы к запуску в космос. (...) Но, несмотря на все эти действия, все еще далеко не ясно, что любая из этих усилий в конечном итоге может привести к практической, недорогой, оперативной возможности запуска в космос. (...) если бы мы отказались от передовых технологий запуска с Земли и посвятили бы наше внимание сокращению затрат на космическую транспортировку за счет использования передовых космических силовых установок повышенной тяги для верхних ступеней и космических «круизных» операций, мы столкнулись бы с почти непреодолимой ценой и барьером массы: потребность всех таких систем (кроме ядерных тепловых ракет) в высокой электрической мощности. (...) Для запуска Земли в обозримом будущем, на самом деле есть только один [вариант]: найти способы снизить стоимость космических перевозок, добиваясь значительного улучшения практики разработки, производства и испытаний, и, возможно, наиболее важных, полетов. , (...) Еще одно интересное оперативное новшество - орбитальная дозаправка (...), как представляется, есть только две перспективы с какой-либо реалистичной перспективой на ближайшую или среднесрочную перспективу значительного увеличения стоимости и / или возможностей: ядерная тепловая ракета и одна или больше солнечных и электрических опций. Ни то, ни другое не применимо к запуску Земли, самой дорогостоящей составляющей космического транспорта; они подходят только для операций на верхней ступени или в космосе. (...) В целом, краткосрочные перспективы применения «передового движителя» для создания новой эры освоения космоса не очень хороши. (...) не ожидайте, что что-нибудь приближающееся к Star Trek , «сверхсветовому» движению варпа, в течение многих лет».
  10. Марк Уильямсон. Недвижимость в частотном космосе (Mark Williamson, Real estate in frequency space) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №3, 2012 г., стр. 24-29 в pdf - 435 кб
    «В октябре 1957 года, когда был запущен первый спутник, он объявил о своем существовании посредством культового «бип-бип» в наушниках радиолюбителей и профессионалов по всему миру. Радиочастоты, которые производили эти звуки, были приблизительно 20 МГц и 40 МГц, ближе к нижнему пределу того, что мы называем ОВЧ, или очень высокочастотной полосой. С тех пор, во многом, чтобы избежать помех наземным передачам, спутники и другие космические аппараты постепенно развивались для использования более высоких и более высоких частот. - не в мегагерцовом диапазоне, а в более высоком, гигагерцовом диапазоне. Эта часть спектра была разделена на поддиапазоны, такие как знакомая C-полоса и Ku-полоса. (...) Первая полоса, широко разработанная для коммерческие услуги спутниковой связи с фиксированным приемником, такие как междугородная телефонная связь и распределение ТВ по кабельным устройствам, были в C-диапазоне (определенном IEEE как охватывающий 4–8 ГГц). (...) C-диапазона было достаточно для всех нужен спутниковый канал в первые дни, но по мере роста популярности спутниковых служб частотный спектр, доступный в С-диапазоне, начал заполняться. Как только частотный спектр будет полностью использован, все, что вы можете сделать, - это «настроить», например, разработать способы использования одного и того же бита спектра более одного раза - так называемое повторное использование частоты, которое осуществляется путем передачи с противоположной поляризацией. (...) В Европе угловое разделение крайне ограничено, поэтому инженеры начали разрабатывать альтернативную недвижимость Ku-диапазона (которая предлагала дополнительные 6 ГГц частотного пространства между 12 и 18 ГГц). (...) Но это было прямое спутниковое телевидение (DTH), которое оказалось «убийственным приложением» для Ku-диапазона. (...) вскоре Ku-диапазон стал де-факто частотным пространством для вещательного телевидения и других передовых телекоммуникационных приложений в развитом мире, оставив C-диапазон для унаследованного кабельного распределения в США и для спутников начального уровня в развивающихся странах. (...) Но даже Ku-диапазон было недостаточен. Еще в 1980-х годах было общее понимание того, что технические преимущества будут усилены упорядоченным переходом из Ku- в K- и Ka-диапазон (обозначения Ku и Ka отражают их позиции «под» и «над» K- группы). (...) Основной причиной инвестиций космических агентств в исследования Ka-диапазона была тенденция к большему ослаблению на более высоких частотах. (...) Но вся эта разработка стоит денег, что объясняет, почему системы Ka-диапазона далеко не распространены (...) Несмотря на трудности, в последние годы несколько спутниковых компаний инвестировали в системы Ka-диапазона. , (...) Потенциально остро стоящая проблема, о которой сообщают средства массовой информации, - это предполагаемое «узкое место» в поставке ключевых компонентов полезной нагрузки спутников, что грозит задержкой программ по производству спутников и их запуском в ближайшие годы. (...) Развитие космической недвижимости, даже виртуальных ресурсов частотного пространства, никогда не было легким. Но эти трудно предсказуемые приложения - телевидение DTH, автомобильное спутниковое радио, телемедицина в реальном времени, операции с БЛА [ дроны], спутниковая навигация - являются свидетельством возврата инвестиций и усилий. Если Ка-диапазон откроет двери для того же самого, тогда давай!»
  11. Крейг Ково. SLS Разработка начинается (Craig Covault, SLS Development begins) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №3, 2012 г., стр. 40-45 в pdf - 359 кб
    «Выдающаяся ракета Space Launch System (SLS), разработанная НАСА для того, чтобы снова вывести американских астронавтов за пределы земной орбиты, может найти дорогу к цели - астероиду президента Обамы в 2025 году, вымощенном лунной пылью. Существует две версии SLS: начальный блок 1, который поднимет 70 тонн полезной нагрузки на околоземную орбиту, и намного больший Блок 2, с возможностью 130-тонной ПН. Крупные контракты на начальную разработку будут заключены с несколькими крупными подрядчиками в этом году. (...) Ученые полагают, что НАСА также должно планировать посещение более чем одного астероида, чтобы сделать такое национальное начинание полезным, хотя президент призвал только к одному. (...) Всем, кто изучает потребности для достижения и изучения астероида, стало ясно, что НАСА и его подрядчикам еще многое предстоит узнать - обо всем аппаратном и человеческом взаимодействии, включая системы жизнеобеспечения. Они считают, что Луна - хорошее место для изучения всего этого. Обучение на Луне или около нее означало бы, что экипаж может вернуться на Землю через три или четыре дня. Это было бы лучше вместо того, чтобы сначала совершать круговые полёты от шести до восьми месяцев, необходимые для выполнения минимальных заданий на астероидах. (...) критика [Криса] Крафта [архитектора программы Apollo, а также директора космического центра им. Джонсона НАСА]: «Настоящая концепция - запустить [SLS] крупномасштабную ракету с планом приземления на астероид в 2025 году и полёт на Марс в 2035 году не является реалистичной целью, «(...)» Национальный бюджет не будет покрывать расходы и технологии, необходимые для достижения этих целей. Деньги просто не доступны, и не будет их в ближайшее время. (...) Вместо SLS он призывает к «агрессивным многонациональным усилиям по объединению возможностей ракет-носителей и космических кораблей» для задачи к возвращению на Луну, на этот раз для эксплуатации ее ресурсов. (...) 70-тонная версия SLS будет оснащаться тремя главными двигателями космических челноков (SSME) в сборе первой ступени и двумя пятисегментными твердотопливными ракетными ускорителями. Доминирующее развитие примерно до 2021 года, оно будет следить за новыми производственными процессами и проводить испытания большинства конструкций, силовых установок и авионики. Более мощный SLS Block 2 будет иметь пять SSME первой ступени для запуска полезных нагрузок в 130 тонн. Опять же, проблема заключается в экономии средств. (...) Потенциальными двигателями второго претендента на участие в конкурсе являются SpaceX Falcon 9, Энергомаш / Pratt Atlas V RD-180 и орбитальная Aerojet Taurus II AJ26, с модификацией российским НК-33, использованная на первом этапе советской ракеты Н-1 "Луна". (...) В период с 2017 по 2024 год Блок 1 может запускать полезные грузы на МКС и астронавтов к точкам Лагранжа и геосинхронной орбите. (...) Крафт и другие опытные космические менеджеры по-прежнему обеспокоены тем, будут ли ближайшие администрации, и особенно Конгресс, адекватно финансировать программу SLS. (...) Стоимость получения опыта за пределами Луны в середине 2030-х годов оценивается примерно в 35 миллиардов долларов США. (...) Одной из идей, вызывающих значительный интерес, является возможная миссия 2018 года по исследованию обратной стороны Луны с использованием SLS для запуска экипажа Ориона к точке L2 Лагранжа. Минимальная планетарная гравитация в этом месте позволила бы Ориону легко перемещаться между обратной стороной Луны и L2. Это дало бы экипажам беспрецедентное время над целевой областью, что позволило бы им проводить исследования и контролировать роверы, которые исследуют южный полюс Луны в Айткинском бассейне. Трудно достичь с помощью рентабельной пилотируемой миссии, бассейн является «одним из наиболее приоритетных направлений деятельности в области науки о солнечной системе». (...) Чтобы воплотить эти будущие замыслы в жизнь, в ближайшие четыре года потребуется большая часть разработки оборудования SLS. (...) учитывая состояние космической программы после прекращения работы шаттла и увольнений тысяч, программа готова двигаться дальше с развитием SLS. И в конце концов ракета может быть связана с Луной, по крайней мере, как ступенька к новым человеческим открытиям и предприятиям в глубоком космосе».
  12. Бен Япотта. Время STORRM: Совершенствование космической навигации (Ben Iannotta, STORRM watch: Improving space navigation) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №4, 2012 г., стр. 24-25, 45 в pdf - 456 кб
    «Инженеры из NASA, Ball Aerospace и Lockheed Martin используют результаты эксперимента под названием STORRM (сенсорный тест для снижения относительного навигационного риска Orion), чтобы внести существенные улучшения в навигационную систему и операционные действия, которые они готовят для многоцелевого использования пилотируемого "Ориона". (...) Целью STORRM было испытание видеокамеры высокой четкости и нового типа лазерного дальномера для Ориона [во время миссии космического челнока "Индевор" в мае 2011 года. (...) Центром эксперимента был лазерный прибор для определения дальности и визуализации дальности Ball Aerospace, называемый датчиком визуальной навигации (VNS). Менее сложным с технической точки зрения была стыковочная камера высокого разрешения. (...) Планировалось использовать стыковочную камеру и VNS одновременно. с лазерной системой управления траекторией шаттла и камерами. В целях безопасности VNS будет скрывать систему управления траекторией, но ее показания не будут использоваться навигацией шаттла. Тем не менее, инженеры Ball стремились доказать преимущества VNS над системой управления траекторией. (...) Только космический эксперимент мог сказать инженерам Ball точно, как будет выглядеть сложная поверхность МКС на конкретных длинах волн, которые они выбрали для VNS. Они должны были быть уверены, что их алгоритмы смогут найти цели стыковки среди этих показаний. (...) Оборудование STORRM хорошо работало на третий день полета, когда Endeavour приблизился к МКС и состыковался с ним. Тем не менее, в 13 день полета астронавт Дрю Фейстел сообщил, что регистратор данных для стыковочной камеры высокой четкости STORRM не был правильно инициализирован. (...) Исправить это было бы нелегко. (...) Инженеры смогли выяснить, как отключить стыковочную камеру без звуковых сигналов, и система VNS работала, как и планировалось, в 15 день полета. (...) После приземления Endeavour инженеры Ball обработали данные VNS и были довольны тем, что нашли. (...) Результаты оказались лучше, чем ожидалось. (...) Миссия также доказала, что данные VNS могут быть превращены в потрясающе детализированные изображения космического объекта, потому что свет от его поверхностей возвращается на детектор немного раньше, чем свет от окружающего пространства. (...) Уже эти данные побудили инженеров изменить алгоритмы, на которые Орион будет полагаться при идентификации отражателей на стыковочной цели".
  13. Дж. Р. Уилсон. Обслуживание на орбите. Новый фокус (J. R. Wilson, On-orbit servicing. The new focus) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №4, 2012 г., стр. 34-39 в pdf - 540 кб
    «Концепция обслуживания на орбите спутника - от дозаправки до замены компонентов - столкнулась с серьезными препятствиями, начиная от проектирования первой платформы и заканчивая сложными задачами по поиску, идентификации, приближению и «захвату» целевого спутника и операциям на орбите. Задачи на уровне обслуживания никогда не предполагались. (...) Пока шаттл не был снят с эксплуатации в середине 2011 года, в результате чего у США не было возможности отправить астронавтов для выполнения практического ремонта и обслуживания спутников на LEO [низкой околоземной орбите], инструменты, используемые для таких усилий, продолжали развиваться». Это было особенно верно в отношении ремонтных миссий Хаббла - пять из них с 1993 по 2009 год. К тому времени, когда мы выполняли пятую миссию, инструменты развились до такой степени, что они стали полуавтоматическими. Мы выполнили восьмидневную работу за пять дней в этой последней миссии Хаббла, благодаря постоянно развивающимся роботизированным возможностям на инструментах», [Фрэнк Дж.] Сеполлина [помощник директора Бюро по обслуживанию спутников ( SSCO) в НАСА Центр космических полетов им. Годдарда] добавляет. (...) RRM [миссия роботизированной заправки, эксперимент на МКС] использует роботизированные инструменты для работы с 1-метровым модулем, оснащенным типичными спутниковыми портами, интерфейсами, разъемами и даже теплоизолирующим одеялом, используемое для поддержания надлежащей температуры, чтобы защитить чувствительные компоненты для оптимальной работы. «То, что мы делаем, - это прохождение учений, в телеоботической манере, дозаправки, смены газовых портов, разрезания одеял MLI (многослойная изоляция) и так далее. (...) - говорит Цеполлина. «Операторы работ будут на земле с системами видения на наших отдельных инструментах, чтобы подтвердить, что мы можем ремонтировать и заправлять спутники, которые никогда не предназначались для ремонта или заправки в космосе. Эта серия экспериментов продлится от 14 до 18 месяцев, примерно до середины 2013 года, при условии наличия графиков готовности МКС ». (...) У НАСА - не единственная концепция спутникового обслуживания в разработке. Некоторые считают, что эта область может стать важным бизнесом на десятилетия вперед. (...) Ближайшая задача НАСА, основанная на ремонте Хаббла и эксперименте "Орбитальный экспресс", заключается в теле- и полуавтономном обслуживании существующих спутников. (...) Сеполлина говорит, что почти у четверти спутников закончились запасы топлива, в то время как они все еще пригодны для выполнения других задач, и еще около 20% были выведены на неправильную орбиту или позицию. «В последнее десятилетие в среднем 8,5 космических аппарата в год попадали в беду из-за загрязненных топливных систем и не могли запускать свои двигатели, чтобы поддерживать свои орбиты или ориентации. И мы должны быть в состоянии справиться с такими неудачами», - говорит он. (...) Несмотря на то, что эти и другие концепции обслуживания спутников продвигаются вперед, однако, не все считают, что они практичны, либо как коммерческое предприятие, либо как опция, спутниковые производители и поставщики услуг запуска, вероятно, считают, что (...) требуемая технология слишком сложна и дорога для того, чтобы коммерческое предприятие было практичным. (...) Все сторонники спутникового обслуживания также работают, чтобы заручиться поддержкой страховых компаний, которые обслуживают спутниковую индустрию. Спасение спутника, который не смог достичь своей правильной орбиты, может сэкономить страховщикам миллиарды долларов в ближайшие пару десятилетий. (...) Сеполлина считает, что обслуживание на орбите является неизбежным событием - с будущими последствиями, выходящими далеко за рамки простого спасения спутников на околоземной орбите, - и тем, которое в конечном итоге будет зависеть от частной промышленности для развития и поддержки".
  14. Лин Д. Вигбельс. Наблюдения Земли ведут к более здоровой жизни (Lyn D. Wigbels, Earth observations lead to healthier lives) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №4, 2012 г., стр. 40-44 в pdf - 599 кб
    «Наблюдения Земли позволяют нам отслеживать и предвидеть ключевые явления окружающей среды, которые влияют на наше здоровье. Предоставляемые ими данные могут быть включены в модели, чтобы помочь обнаружить, контролировать или предсказать заболевание, предоставляя лицам, определяющим политику, возможность контролировать эпидемию, быстрее реагировать на вспышку заболевания и действовать по предотвращению или смягчению возникновения заболевания. Качество воздуха, количество и качество воды, инфекционные заболевания, переносчики болезней, передаваемых через воду и насекомых, и температура - это области, в которых наблюдения Земли могут быть наиболее полезны для общественного здравоохранения. (... ) Преимущества таких данных для общественного здравоохранения приобретают все большее признание в последнее десятилетие: Межправительственная группа по наблюдениям Земли или GEO (объединяющая более 85 стран и Европейская комиссия) и Группа США по наблюдениям за Землей (USGEO, с представителями более 15 федеральных агентств и Белого дома) сосредоточились на сборе и использовании данных наблюдений Земли для достижения общественной пользы в том числе улучшение здоровья. Эти группы предприняли действия, чтобы предоставить должностным лицам общественного здравоохранения такие данные и инструменты для их использования, чтобы, работая с ними, применить знания к своим целям и потребностям». - Дается несколько примеров таких инструментов. - « Хотя эти усилия приносят ощутимую пользу общественному здравоохранению, это только начало. Финансирование в этой области оставалось очень низким в течение последних нескольких лет из-за конкурирующих приоритетов. (...) В отчете CSIS [Центр стратегических и международных исследований] за сентябрь 2011 года, Использование данных наблюдений Земли для улучшения состояния здоровья в Соединенных Штатах , определено несколько шагов, которые необходимо предпринять для достижения этих улучшений и в полной мере использовать потенциал наблюдений Земли для общественного здравоохранения: (...) США, несмотря на свои финансовые проблемы, преуспели бы в том, чтобы уделять приоритетное внимание своей способности непрерывно собирать данные об окружающей среде в долгосрочной перспективе и применять их для общественного здравоохранения и других социальных потребностей".
  15. Том Джонс. «Рыбацкий кусочек неба» (Tom Jones, Snaring a piece of the sky) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №5, 2012 г., стр. 18-21 в pdf - 298 кб
    «Группа экспертов, организованная Институтом космических исследований им. Кека (KISS), хочет, чтобы НАСА и его партнеры захватили близлежащий астероид, открыв дверь для операций астронавтов, научных исследований и коммерческой добычи этих древних, химически разнообразных тел. (...) Посещение захваченного астероида с аванпоста LEO [низкая околоземная орбита] или L2 [точка Лагранжа] Земля-Луна может создать опыт полета человека в космос и снизить риски дальних путешествий в космос. Солнечно-земные точки Лагранжа и доступные NEA [околоземный астероид]. (...) По заказу KISS группа изучила возможность выполнения миссии по захвату и поиску астероидов (...) Автор участвовал в исследовании (... ) Исследование технико-экономического обоснования поиска астероидов имело три цели: [1] Определить возможность роботизированного захвата и возвращения небольшого NEA в окрестности Земли, используя технологию, доступную в течение этого десятилетия . [ 2] Определение преимущества такого усилия для НАСА, научных и аэрокосмических сообществ и обществ. [3] Определение, как такая миссия могла бы помочь НАСА и его партнерам в их планах по исследованию человека за пределами LEO. (...) Поиск большого, хорошо подобранного тела произведёт революцию в научном анализе древних материалов, восходящих к происхождению Солнечной системы. Не менее важным будет то, что космонавты, работающие в окрестностях Луны к 2020-м годам, получат контакт с объемным астероидным материалом. (...) Миссия "Взятие и возвращение астероидов" (ACR) будет выполняться космическим кораблем-роботом, использующим солнечно-электрическую тягу (SEP) (...) При развертывании гибкого мешка из ткани с широкими дырами для захвата, космический корабль ACR синхрониирует вращение, затем захватывает и «обнимает» астероид. После захвата двигатели космического корабля стабилизируют и направляют объект, и система SEP начинает 2-6-летний переход на Землю. (...) На сегодняшний день известно всего несколько десятков небольших подходящих NEA, и мы не располагаем информацией об их спектральном типе или составе. Необходим согласованный поиск, чтобы найти набор доступных NEA, если миссия ACR должна быть запущена в течение десятилетия. (...) Общая стоимость миссии оценивается примерно в 2,6 млрд долларов США за десятилетие (в долларах 2012 года). (...) Поверхностная деятельность экипажа будет переходить от отбора проб на поверхности к отбору керна и тестирования стратегий привязки к извлечению воды и других летучих веществ и, наконец, демонстрации различных методов обработки сыпучих материалов и добычи. Эти действия значительно продвинули бы науку об астероидах, человеческие операции, добычу ресурсов и разработку планетарной обороны. (...) Исследование ACR показало, что технологии, необходимые для миссии - SEP, мощные солнечные батареи, проектирование траекторий, операции автономного сближения и захвата и механизмы захвата - все в руках или могут быть квалифицированы для полета к 2020 году. ... (...) НАСА должно внимательно взглянуть на концепцию ACR, поскольку она стремится построить доступный путь в глубокий космос ".
  16. Marco Cáceres, Союз и Long March задали темп (Marco Cáceres, Soyuz and Long March set the pace) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №5, 2012 г., стр. 26-28 в pdf - 256 кб
    «Индустрия услуг запусков продолжала расти в прошлом году [2011], сделано 79 попыток орбитального запуска. Это число превысило 75 миссий в каждом из предыдущих двух лет и это больше запусков, чем когда-либо с 2000 года, когда было предпринято 87 попыток. Но хотя количество пусков возросло, было гораздо меньше разнообразия в плане используемых ракет. (...) Тенденция к увеличению концентрации пусковой активности очевидна (...) для двух наиболее активных транспортных средств, на которые приходилось 29% пусков в 2009 году, 36% в 2010 году и 44% в 2011 году. Понятно, что две лучшие ракеты все больше стимулируют рынок пусковых услуг. В 2009 году это были «Союз» и «Протон». В 2010 и снова в прошлом году это были «Long March» и «Союз». Короче говоря, «Союз» и «Long March», безусловно, стали самыми плодовитыми программами космических запусков в мире. (...) «Союз» превратился в самую коммерчески успешную ракету-носитель среднего размера в отрасли, он полностью доминирует в сегменте среднетяжей рынка (...) Около 40% спутников, запущенных ракетами "Союз" в прошлом году, были коммерческими (...) Мы ожидаем, что в обозримом будущем Союз сохранит свою почти монополию на рынок пусков средней грузоподъемности. (...) Несмотря на то, что Long March не был крупным игроком на коммерческом рынке, он был одной из самых успешных программ ракет-носителей за последние пять лет. (...) Китайское правительство также начало прилагать больше усилий, чтобы продвигать Лонг-Марш на коммерческой основе, в другие страны, с которыми у него сложились более тесные политические и экономические связи - такие страны, как Венесуэла и Нигерия. (...) Менее чем за десятилетие «Long March» превратился из программы с низкой частотой запуска, с двух-трех миссий в год, в средневостребованную, в среднем от четырех до пяти, и, наконец, в высоковостребованную - с 11 пусками. Рост был почти полностью подпитан китайской космической программой. (...) С запуском трех телекоммуникационных/радиовещательных спутников в 2011 году (...) программа «Long March», похоже, наконец-то сделала прорыв на международном рынке запуска. (...) бизнес-потенциал, возможно, более перспективен для «Long March», чем для любой другой ракеты-носителя».
  17. Леонард Дэвид. Исследование космоса человеком. Глобальный квест (Leonard David, Human space exploration. A global ques) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №5, 2012 г., стр. 32-38 в pdf - 423 кб
    «Как для США, так и для многих других космических держав становится все более очевидным, что для реализации любого видения устойчивого освоения космоса за пределами LEO [низкой околоземной орбиты] потребуется более широкое глобальное сотрудничество. Успех проекта МКС - он провозглашен одним из передовых инженерных достижений на сегодняшний день - подчеркивается, стал возможен, когда космические державы стали сотрудничать в целях выработки общей стратегии. (...) Конечно, главной темой конференции [Global Space Exploration Conference, 2012] является недавняя публикация Международной координационной группой по исследованию космического пространства (ISECG), это добровольный, не имеющий обязательной силы международный координационный форум. ISECG имеет свои филиалы в 14 космических агентствах, члены которых собрались вместе в 2006 году для тщательного изучения глобальных интересов в освоении космоса. Поток информации между агентствами относительно интересов, целей и планов в освоении космоса увеличился. Цель состоит в том, чтобы укрепить как индивидуальную программу исследования, так и коллективные усилия. В прошлом году ISECG выпустила «Глобальный план исследований», или GLEX для краткости. Стратегия дальней разведки, она начинается с МКС и расширяет присутствие человека в Солнечной системе, что в конечном итоге приводит к выполнению человеком задач по исследованию поверхности Марса. Дорожная карта вытекает из этой стратегии и определяет два возможных пути, астероид Next и Moon Next. (...) Макс Гримард из EADS Astrium во Франции задал вопрос: останутся ли США реальным лидером в освоении космоса человеком? По его оценке, освоение человеком космоса находится на переломном этапе и должно найти свое направление в предстоящее десятилетие. (...) Гримард прогнозирует, что США будет трудно выработать международную инициативу, которая охватывает доверяющих партнеров. (...) Учитывая ситуацию, Гримард советует, что стимулятором новых инициатив в области исследования космоса человеком, скорее всего, станет Китай, а не США в ближайшее десятилетие, но не как катализатор международных усилий. (...) Если это так, утверждает Гримард, это может привести к глобальной потере импульса для достижения конечной цели: расширения границы освоения человеком космоса в направлении NEO [околоземного объекта] или Марса. (...) Организация широкого международного подхода к исследованию космического пространства и космической безопасности будет нелегкой, говорится в статье [Скотт Пейс, директор Института космической политики Школы международных отношений им. Эллиотта Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне, округ Колумбия], не в последнюю очередь из-за ошибок и путаницы в недавних заявлениях, стратегиях и программах космической политики США. (...) Выбор миссии астероида был, возможно, ошибочно взят за показатель того, что США не заинтересованы в широком международном сотрудничестве, а вместо этого сосредоточатся на партнерстве с наиболее способными игроками - Россией и, возможно, европейскими странами. В результате космические державы все чаще строят свои собственные планы отдельно от США, пишет он. Пейс объясняет, что азиатские космические агентства проявили интерес к лунным миссиям как логический следующий шаг после LEO. (...) [Джон Логсдон, почетный профессор политологии и международных отношений в Институте космической политики]: Во-первых, когда вы начинаете перечислять условия сотрудничества, один из них заключается в том, что проект должен внести существенный вклад. Другое - финансовая необходимость; но «хитрость - это политическая воля», - говорит он. (...) «Должны быть конкретные точечные решения для проведения исследований. Основной вопрос заключается в том, достаточно ли правительств, заинтересованных в этом, чтобы создать критическую массу?»
  18. Майкл Вестлейк. Азия в космосе: испытания и невзгоды (Michael Westlake, Asia in space: Trials and tribulations) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №6, 2012 г., стр. 8-10 в pdf - 299 кб
    «Шквал активности в азиатской ракетной технике в последние месяцы, по-видимому, привел к одной крупной неудаче, одному значительному успеху и ожиданию важного шага к выполнению орбитального сближения. Провал произошел с взрывом первой ступени - или возможным самоуничтожением - последнего крупного испытания ракеты в Северной Корее в апреле [2012 г.]. Значительный успех был достигнут через несколько дней, когда Индия запустила среднюю версию своей ракеты «Агни» («Огненная»), которая способна достичь городов в северном Китае - таким образом, сократив дистанцию в ставках ядерного сдерживания с Пекином. И главный технологический шаг заключается в том, что в этом месяце Китай может достичь космического свидания, контролируемого астронавтами-людьми, возможно, в том числе женщиной. Провал Северной Кореи привел к нарастанию политических спекуляций и давления, ничего тут и не было неожиданным. Гипотеза о том, что пошло не так (...) Это был четвертый сбой крупной северокорейской ракеты с 1998 года - страна не удалось вывести спутник на орбиту, хотя они заявляли об обратном. (...) неудачный запуск продемонстрировал продолжающуюся нехватку возможностей в ракетах большой дальности и орбитальных. (...) Агни V, трехступенчатая ракета на твердом топливе, выпущенная с острова Уилер у восточного побережья страны 19 апреля [2012 года] и поразившая цель в море. Его максимальная дальность действия составляет 3100 миль. [5000 км], этого достаточно, чтобы долететь до Пекина и Шанхая, хотя стрельба 19 апреля была демонстрацией технологий, поскольку ракета еще не отработана. (...) С гражданской стороны Индия испытывает проблемы со своим грузоподъемным GSLV (геостационарной РН), предназначенной для спутников весом более 1 тонны. (...) По мнению чиновников, трудности Индии с ее собственной версией могут привести к длительным задержкам в разработке ракеты, ощутимой для участия в прибыльном рынке запуска спутников. Проблема с двигателем может также задержать запланированную в Индии в 2013 году вторую беспилотную лунную миссию "Чандраян-2", в которой 2,6-тонный космический аппарат должен запустить 1,25-тонный лэндер с марсоходом. (...) Ожидается, что в скором времени Китай попытается продвинуть свой собственный уровень космических технологий с помощью пилотируемой стыковки космической капсулы под названием Шэньжоу-9 (Божественное судно) и орбитального модуля под названием Тяньгун-1 (Небесный мир). (...) Страна также медленно и незаметно сокращает свою зависимость от иностранных технологий в спутниковой навигации, создавая свое собственное созвездие спутников, чтобы конкурировать с контролируемым США GPS. (...) Основной космический интерес Японии в настоящее время сосредоточен на Кибо, герметичном модуле, рассчитанном на человека, который является членом экипажа МКС. Здесь размещаются четыре астронавта, проводящих космическую медицину и эксперименты в области жизни и материаловедения. (...) Может ли Япония построить собственную пилотируемую ракету, чтобы достичь орбиты? Если так, то до этого еще далеко, но это действительно вопрос необходимости, считает [Кейджи] Тачикава [президент космического агентства Японии JAXA]. «(...) Когда мы обсуждаем, как обеспечить резервирование транспорта, люди обращаются к японскому кораблю снабжения космической станции Kounotori (также известному как транспортный корабль H-II, или HTV), который может быть преобразован в пилотируемый космический аппарат. (...) в настоящее время мы продолжаем исследование [тяжелого транспортного средства] с дополнительной функцией спасения - HTV-R - которую мы планируем подготовить примерно через пять лет. Если мы сможем сделать HTV спасаемым, то от нас тоже следует ожидать превращения его в пилотируемый космический корабль. Однако решение о том, продолжит ли Япония это, остается за японским правительством. (...) Я считаю, что мы должны разработать пилотируемый в Японии космический корабль "."
  19. Бен Яннотта, NOVA: Яркая новая звезда для тестирования CubeSat (Ben Iannotta, NOVA: Bright new star for CubeSat testing) (на англ.) «Aerospace America», том 50, №6, 2012 г., стр. 24-26 в pdf - 260 кб
    «В первые дни CubeSats [особого вида малых спутников] студенты и инженеры выносили спутники объемом 10 см3 наружу на солнечный свет, чтобы проверить их способность превращать солнечную энергию в электричество. Критические факторы, такие как центр тяжести, контроль ориентации и точность наведения могут вообще не проверяться. (...) Если бы CubeSats работал, это было здорово - и любые данные, собранные относительно космической погоды или магнитных полей, были бы бонусом в дополнение к опыту обучения для студентов. Сегодня это отношение начинает меняться. (...) Войдём в испытательный центр Наносат по проверке и оценке работ (NOVA). С августа 2010 года в SDL [Space Space Dynamics], комната 10x20 футов [3 x 6 м]. Лаборатория Государственного университета штата Юта в Северном Логане, штат Юта, была оборудована имитатором Солнца и гельмгольцевской клеткой, генерирующей магнитное поле, для проверки контроля ориентации, а также таблицей измерения массы, содержащей многочисленные датчики для определения центра тяжести. с точностью до 1 мм и массой с точностью до 2 г. (...) Менеджеры NOVA делают все возможное, чтобы студенты и сторонние инженеры могли участвовать в рамках юридической ответственности. (...) низкая стоимость CubeSats попала в глаза исследовательской лаборатории ВВС (AFRL), Центра космических и ракетных систем ВВС, исследовательской лаборатории ВМС США, НАСА и разведывательному сообществу. При наличии налоговых долларов правительственные менеджеры CubeSat должны тщательно протестировать и охарактеризовать характеристики своего космического аппарата перед запуском. (...) Внезапный интерес Центра космических и ракетных систем ВВС (SMC) стал большим прорывом для CubeSats, говорит Янг [инженер в NOVA]. SMC наиболее известен за надзор за строительством гигантских военных спутников связи и систем предупреждения о ракетном нападении. (...) Точное наведение, тем не менее, важно для точного картирования магнитных полей или явлений космической погоды. Чтобы улучшить наведение, инженеры начинают изучать установку камер слежения за звездами на своих CubeSats. (...) Чтобы протестировать новое поколение CubeSats, Янг и Вассом [инженеры из NOVA] планируют добавить симулятор звездного поля и платформу Стюарта, стол, который будет вращаться с прикрепленным к нему спутником, чтобы имитировать изменения в пространстве относительно звезды. (...) для многих CubeSats наличие симулятора Sun и клетки Гельмгольца было достаточно прорывным. (...) Как только спутник окажется в клетке Гельмгольца, можно будет проверить бортовые алгоритмы управления корабля. (...) NOVA включает в себя испытательную ячейку, специально предназначенную для проверки выходной мощности солнечных батарей CubeSat (...) NOVA - это миниатюрная версия испытательного оборудования, доступного для спутников стоимостью во много миллионов долларов».
  20. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2012 г. том 32. №1 (март 2012) в pdf — 1,50 Мб
    Увлекательный Марс (Fascinating Mars)
    На обложке: Спустя столетие после того, как Персиваль Лоуэлл создал свои культовые рисунки Марса — записи его телескопических наблюдений с вершины горы Аризона — мы знаем это место лучше, чем любой другой мир в Солнечной системе, за исключением Земли. Многие из сегодняшних исследователей Марса были вдохновлены новаторскими работами ранних астрономов, таких как Лоуэлл, и писателей-фантастов, таких как Эдгар Райс Берроуз. Эволюция взгляда человечества на Красную планету отражена на карте Лоуэлла 1908 года, наложенной на глобальную мозаику из Викинга 1.
    Обсерватория Лоуэлл и НАСА / JPL

    Слегка шагая к звездам: Луи Фридман предлагает практический план на следующие сто лет космического полета.
    Дети планетарного общества: могли ли растения жить на Марсе? Знаете ли вы Хаумеа?
    Джон Картер из Марса: Шарлин М. Андерсон обсуждает любовь к научной фантастике на протяжении всей жизни с писателем / режиссером Эндрю Стэнтоном.
    Сохранение науки в НАСА. Подробно рассмотрим, что означает предлагаемый бюджет НАСА на 2013 год, и что могут сделать члены Общества, чтобы помочь. Шарлин М. Андерсон
    Планета вокруг Альфы Центавра? Брюс Беттс рассказывает о волоконно-оптических «скремблерах» и охоте на планетах с помощью небольших (условно говоря) телескопов.
    Снимки из космоса. Изображения с японского Hiten.
    Ваше место в космосе. Билл Най рассказывает, как он хочет, чтобы вы занялись исследованием планет.
    Планетарное радио. Узнайте о том, что недавно произошло на Планетарном радио.
    Обитаемые зоны в Млечном Пути; молекулярный кислород на Дионе.
    Что случилось? Транзиты и затмения.
    Центр внимания волонтеров Даниэль Ханна рассказывает о замечательных вещах, которые делают наши региональные добровольцы-координаторы.
    Фотографии пользователей MySky.
  21. номер полностью (на англ.) «The Planetary Report» 2012 г. том 32. №2 (июнь 2012) в pdf — 3,06 Мб
    Темные небеса? (Dark Skies?)
    На обложке: любовная интрига с исследованием космоса началась для многих из нас в начале жизни, когда мы впервые посмотрели на сверкающее ночное небо и задались вопросом, какие миры могли бы заполнить вселенную. Однако многие земляне — жители городов и густонаселенных районов — никогда не видели действительно чистого неба. Избыток неэкранированного света ночью создает световое загрязнение. Не только бегущие фотоны омрачают наш взгляд на небеса, но они также могут нарушить экосистемы и благополучие животных, таких как птицы, рептилии и люди.
    Максимилиан Сток, ООО / Научная Фотобиблиотека

    Память: Луи Фридман размышляет о смерти давнего друга.
    В темноте: В. Скотт Кардел надеется на более темное небо.
    Планетфест 2012: Любопытство не знает границ! Празднуйте с нами в Пасадене и по всему миру.
    Взлёт, спуск и посадка: как приземляется Curiosity? Брюс Беттс просвещает нас.
    Великолепие Авроры: Члены общества путешествовали, чтобы увидеть Северное сияние.
    Стирать горы с помощью лазеров: Брюс Беттс сообщает о проекте "Звёздные войны" для бродячих астероидов.
    Ежегодный отчет для наших членов: оглядываясь на прошедший год и пройденные этапы. Дэн Гераси
    Дети Планетарного общества: MarsDials и EarthDials; Знаете ли вы Фобос и Деймос?
    снимок. Кассини видит двойные луны.
    Ваше место в космосе. Билл Най видит, как мы делаем историю.
    Планетарное радио. Вы слушаете это отмеченное наградами шоу?
    мнений членов о текущих дебатах по бюджету в США
    как это относится к космической науке и экономике.
    Растворяющаяся планета?; более рискованные астероиды, чем ожидалось.
    Каково определение планеты?
    Центр внимания волонтеров. Более 30 волонтеров помогли Биллу Наю на Фестивале науки и техники США в апреле 2012 года.
    Что случилось? Планеты и метеорные потоки.
  22. номер полностью (на англ.) «Go Taikonauts!», №3, январь, 2012 г. в pdf — 3,82 Мб
    Содержание:
    — Стыковка миссий: за кулисами
    — Устранение «недоразумений» Галилео
    — Свет Светлячка светит в будущее. Иньхуо 1 — Марсианский космический космический корабль-разведчик
    — Китайская космическая история запусков — часть 3
    — Китайские космодромы — часть 3
  23. номер полностью (на англ.) «Go Taikonauts!», №4, апрель, 2012 г. в pdf — 3,53 Мб
    Содержание:
    — Реконструкция компаса. История китайской спутниковой навигационной системы
    — МКС — Мост между Атлантикой и Тихим океаном? Интервью с доктором Томасом Рейтером, директором ESA по космическим полетам и пилотируемым операциям
    — Мы очень похожи. Интервью с участниками Mars500 Роменом Чарльзом и Диего Урбиной
    — Хронология китайских космических запусков — часть 4
    — Китайские космодромы — часть 4
  24. Даниэль Брандау. Культивирование космоса: космический полет в Имперской Германии (Daniel Brandau, Cultivating the cosmos: spaceflight in Imperial Germany) (на англ.) «History and Technology», том 28, №3, 2012 г., стр. 225-234 в pdf — 574 кб
    «Космические историки в основном считают Веймарскую Германию (1919-1933) как начальный период немецких дебатов о возможности полетов в космос. Однако космический полет и утопический потенциал космического пространства были уже темами популярной дискуссии в конце XIX века, когда немецкие астрономы соревновались в научно-популярных отчетах и фантастике. Массово-популярная фантастика в первом десятилетии двадцатого века все чаще изображала космический полет как технологическое видение, представляя космический корабль в качестве преемника дирижабля. Статья показывает процессы, лежащих в основе этого восхождения к правдоподобию футуристического дизайна. Популярные научные СМИ дали возможность высказаться как старым, так и новым профессиональным элитам и способствовали межпрофессиональному обмену. В 1900-е годы космический полет превратился в популярную тему и границы между художественной литературой и популярной наукой были размыты».
  25. Эндрю Чатвин, Джон Беклейк. А.В Кливер OBE (1917 — 1977) (Andrew Chatwin, John Becklake, A.V. Cleaver OBE (1917 — 1977)) (на англ.) Удалено по требованию редакции «Journal of the British Interplanetary Society», том 65, Supplement №1, 2012 г., стр. 8-19 в pdf — 7,28 Мб
    "Артур Кларк однажды описал Кливера как человека, который должен был стать британским фон Брауном и как фон Браун он был заинтересован в более широких горизонтах космических путешествий и большую часть своей жизни он отдал, решая эту задачу. Кливер родился 14 февраля 1917 и после работы с RATO у Де Хэвилэнда он перешёл в "Роллс Ройс" в 1957 году в качестве главного инженера ракетной команды, где он разработал двигатель Rz2 для ракеты "Блю Стрик". Кливер также принимал непосредственное участие в разработке ракеты-носителя ELDO и был неутомим в своих попытках содействовать эффективной европейской организации. Кливер также очень рано стал членом британского межпланетного общества (BIS), образованного в 1937 году и был его председателем с 1948 года в течение трех лет".
  26. Человек победит космос (Man Will Conquer Space Soon (на англ.) «Collier's» 22.03.1952, стр. 22-39, 65-67, 70-74 (reprinted in: «Horizons. The Newsletter of the AIAA Houston Section», том 38, №1, 2012 г., стр. 42-75) в pdf — 16,1 Мб
    Это первая часть из серии статей, которые оказали большое влияние на американское общественное мнение в 1950-х годах в отношении освоения космического пространства. Она содержит следующие статьи:
    Редактор — Чего мы ждем?
    Вернер фон Браун, Пересечь последнюю границу
    Вилли Лей, Станция в космосе
    Фред Л. Уиппл, Открытые небеса
    Иосиф Каплан, Эта сторона бесконечности
    Хайнц Хабер, Мы можем выжить в космосе?
    Оскар Шахтер, Кому принадлежит Вселенной?
    Космическая викторина
    Вокруг стола редактора
    Иллюстрации Чесли Bonestell, Фред Фримана и Рольфа Клена
    "По традиции Horizons, мы представляем статью каждого «Collier's» последовательно, вместо того, чтобы прыгать с стр. 40 на стр. 72, например. В этом отношении наша перепечатка отличается от оригинала. Мы заменили оригинальную рекламу на бесплатные объявления наших членов
    Скачано с этого сайта:
    http://www.aiaahouston.org/newsletter/
    размеры файла уменьшенны.
  27. Человек на Луне (Man on the Moon) (на англ.) «Collier's» 18.10.1952, стр. 51-60 (reprinted in: «Horizons. The Newsletter of the AIAA Houston Section», том 38, №2, 2012 г., стр. 32-49) в pdf — 10,4 Мб
    Это вторая часть из серии статей, которые оказали большое влияние на Американское общественное мнение в 1950-х годах в отношении освоения космического пространства. Она содержит следующие статьи:
    Редактор, Человек на Луне
    Вернер фон Браун, The Journey
    Вилли Лей, Внутри лунного корабля
    Иллюстрации Чесли Bonestell, Фред Фримана и Рольфа Клена
    "Мы достигнем Луны в ближайшие 25 лет. (...) К 1977 году первые ученые могут ступить на древнюю пыль Луны»(из редакционной статьи)
  28. Человек на Луне (Man on the Moon) (на англ.) «Collier's» 25.10.1952, стр. 38-48 (reprinted in: «Horizons. The Newsletter of the AIAA Houston Section», том 38, №3, 2012 г., стр. 54-68 в pdf — 6,68 Мб
    Это третья часть серии статей, которые оказали большое влияние на американское общественное мнение в 1950-х годах в отношении освоения космического пространства.
    Она содержит следующие статьи:
    Фред Л. Уиппл, Вернер фон Браун. Исследование — Вилли Лей. Вид лунной базы — Иллюстрации Чесли Бонестелла, Фреда Фримана и Рольфа Клепа
    "(...) Цель нашей миссии во время первой лунной экспедиции будет строго научная — и очень важная. Наши исследования помогут разгадать тайну вселенной: как родились Луна и планеты и то, как они устроены".
  29. Ажей Леле, Гуньян Сингх, «Белые документы Китая по космосу: анализ» (Ajey Lele, Gunjan Singh, China's White Papers on Space: An Analysis) (на англ.) «IDSA Issue Brief», 20.01.2012 в pdf — 143 кб
    «Три« белых документа» содержат общую основную информацию об актуальностях китайского исследования космоса, в которой подчеркивается тот факт, что за относительно короткий период времени Китай добился важных прорывов и может рассматриваться как быстро растущая космическая держава. Акцент в « Белой книге» -гражданские аспекты китайской космической программы, что в некотором смысле можно рассматривать как верхушку айсберга с уделением особого внимания гражданским аспектам космической повестки дня, скрывая более глубокие стратегические намерения. Международные отношения и сотрудничество Китая на космической арене указывают на что он рассматривает космическую технику как инструмент повышения своего статуса. Важно не рассматривать китайскую космическую программу как попытку продемонстрировать технологическое или военное превосходство. Это как раз то, что демонстрирует дальновидное лидерство как попытку добиться статуса великой державы, доставив китайца на Луну,это будет первая страна, которая должна была сделать это в XXI веке».
Статьи в иностраных журналах, газетах 2012 г (июль - декабрь)

Статьи в иностраных журналах, газетах 2011 года